Обвиняемый по «пензенскому делу» рассказал о пристегивании наручниками к горячей батарее при ознакомлении с материалами дела

Арестованный по «пензенскому делу» Дмитрий Пчелинцев, объявивший голодовку после помещения в карцер за нарушение режима в СИЗО, рассказал о жестких условиях ознакомления с материалами дела. Копия письменных ответов Пчелинцева на вопросы адвоката Олега Зайцева есть в распоряжении «Медиазоны».

Когда Пчелинцев вышел из карцера, адвокат встретился с ним и задал вопросы о причинах произошедшего. По словам обвиняемого, помещению в карцер предшествовал конфликт со следствием по поводу ознакомления с документами.

Пчелинцев поясняет, что начал читать документы без защитников, и поначалу всё проходило «в спокойной обстановке», но затем он стал просить принести ему тома дела, которые он читал ранее из-за специфической хронологии повествования. Следователь отвечал отказом, а затем обвинил арестованного в попытке затянуть ход ознакомления и приказал оперативникам пристегивать руку Пчелинцева наручником к отопительной батарее.

«В таком состоянии, прикованный к жаркой батарее, я одной рукой листал тома дела, как-то пытался делать выписки, — рассказывает Пчелинцев. — В здание ФСБ нас всех, фигурантов возили на одной машине, и во время конвоирования от других ребят я узнал, что с ними поступают точно так же, приковывают к батареям, друг к другу или к перилам лестницы». Когда он возмутился в беседе со следователем, его пристегивать к батарее перестали, но обвиняемого Илью Шакурского стали держать прикованным к перилам лестницы «целыми днями».

После просьбы «относиться ко мне и другим ребятам по-человечески» Пчелинцева отправили читать тома дела в полуподвальное помещение и приставили к нему «спецназовца, который трижды принимал участие в пытках». Пчелинцев потребовал совместного с адвокатом ознакомления с материалами, и тогда их стали привозить в СИЗО, но вскоре его обвинили в общении с соседом из другой камеры и отправили в карцер. Признавать вину в этом нарушении Пчелинцев отказался.

Сестра Пчелинцева Анна также рассказала «Медиазоне», что Дмитрий прекратил голодовку, поскольку теперь его требования выполнили, а начальник СИЗО пообещал не помещать никого из фигурантов дела в карцер необоснованно.

опубликовано 5 декабря 2018 на сайте «Медиазона»