Состоялось очередное заседание по делу антифашиста Игоря Харченко

Очередное заседание Замоскворецкого суда началось с двухчасовым опозданием. В этот раз в качестве зрителей на процесс пришли два идеологических противника антифашиста Харченко — известные в правой среде неонацисты Алексей Касич по прозвищу Антицыган и Роман Железнов по кличке Зюхель.

«Посмотреть, как все будет», — рассказали они. Видимо, после репортажей с прошлого заседания 19 февраля, когда Харченко был удален из зала заседаний, да еще, уходя, эмоционально и нецензурно выразил свое отношение к потерпевшему Сумину, рассчитывали увидеть в суде продолжение шоу.

Однако, шоу не случилось. Увидев в зале известных националистов, Харченко лишь иронично улыбнулся и больше не обращал на недругов (лично они не знакомы) никакого внимания. Все заседание он не сводил глаз со свидетеля, точнее свидетельницы, обвинения — его девушки Александры Цыб.

В этот раз снова поменялась сторона обвинения — вместо помощника прокурора Казановой в процесс вступила прокурор Юлия Зотова. Она и начала допрос свидетеля обвинения Цыб, которая, по сути, являлась свидетелем защиты. Александра рассказала суду, что познакомилась с Игорем Харченко в 2008 году через знакомых (от волнения девушка перепутала дату, ее позже сверили по показаниям, данным в ходе следствия), и вплоть до его ареста в 2011 году проживала вместе с ним.

— Как вы можете охарактеризовать Харченко? — спросила прокурор.
— Положительно, — уверенно ответила свидетель. — Он честный и добрый человек.

Харченко смотрел на нее с нежностью.

По существу дела — драки 4 июля 2010 на Летниковской улице, в результате которой потерпевшим националистам Сумину и Жидоусову были нанесены травмы и ранения различной степени тяжести — Александра показала, что в тот день они с Игорем Харченко приехали в клуб, где проходил концерт, заранее, около шести вечера. С ними были друзья — минские музыканты-антифашисты. Игорь Харченко — музыкант, читает «рэп о своей жизни, на всякие социальные темы». В клубе они пробыли вместе до окончания концерта — до одиннадцати вечера. И одет он был в серый балахон с черными рукавами (потерпевший опознал Харченко целиком в черной одежде).

Свидетель рассказала, что не слышала фамилий потерпевших до момента ареста Игоря, что дома у ее родителей был проведен обыск и изъяты компьютеры, флешки, фотоаппараты, антифашистские журналы и фотографии с того самого концерта 4 июля. Все изъятое в квартире принадлежит Александре — Игорь Харченко там никогда не жил. И что кличка Баклажан у Харченко с детства — когда-то он носил на голове ирокез цвета баклажана.

Отдельное внимание было уделено противостоянию антифа и фа. Судья Ковалевская хотела выяснить, чем закрытый концерт отличается от открытого и как охранники на входе отличают своих от чужих. По словам свидетеля, «внешне все похожи, но своих все знают». И второй момент, интересовавший суд, — переписываются ли антифашисты с фашистами в Интернете. Свидетель рассказала, что при ней Игорь ни с кем не переписывался, а вот угрозы в адрес Харченко на личной странице Сумина она лично видела уже после ареста Игоря.

Больше вопросов к свидетелю не нашлось. Судья постановила доставить приводом на следующее заседание потерпевшего Жидоусова, директора магазина, продающего одежду марки Thor Steinar Яковлева и рабочего Абдурахманова, обнаружившего нож для резки линолеума без каких-либо следов крови на стройке в 500 метрах от места предполагаемой драки.

Следующее заседание состоится 4 апреля.

Надежда Прусенкова, материал на сайте «Новой Газеты»