Московский областной суд рассмотрит жалобу защиты Максима Солопова на решение о продлении ареста

Завтра, 8 октября, в 10 часов утра в Московском областном суде состоится рассмотрение апелляционной жалобы защиты Максима Солопова на решение Химкинского городского суда о продлении срока содержания под стражей. 28 сентября судья Кудрявцева продлила срок содержания Максима под арестом ещё на 2 месяца. Такое же решение было принято и в отношении Алексея Гаскарова. Дела Гаскарова и Солопова разведены по времени в связи с загруженностью суда. Рассмотрение жалобы Георгия Семеновского на продление срока содержания под стражей Алексея Гаскарова состоится 15 октября.

«У следствия нет никаких доказательств вины, есть только воля и желание выполнить приказ», — заявил Юрий Еронин, адвокат Максима Солопова.

28 сентября на заседании суда Юрий Еронин заявил ходатайство приобщить к материалам дела поручительства депутата Госдумы Ильи Пономарева, правозащитников Людмилы Алексеевой и Льва Пономарева, положительные характеристики однокурсников Максима и известных ученых — Дмитрия Беляева и Галины Ершовой. Но, по мнению судьи Кудрявцевой, поручительство не стоит принимать во внимание, т.к. поручители отсутствуют в зале суда и, возможно, они «сами не знали что подписывали». На этом основании судья посчитала, что доверять поручительствам нельзя. Ещё одним «доводом», который послужил в пользу продления ареста, было то что Максим, будучи студентом очного отделения, не имеет постоянных источников дохода.

Как сообщается в пресс-релизе Кампании за освобождение химкинских заложников, в этот раз на рассмотрение жалобы в суд намерен явиться Лев Пономарев, исполнительный директор Движения за права человека, чтобы лично засвидетельствовать свое поручительство.

Алексей Гаскаров и Максим Солопов были заключены под стражу в конце июля по подозрению в организации 28 июля этого года акции протеста перед зданием администрации города Химки, и вот уже третий месяц они находятся в СИЗО. Ребят обвинили в организации акции в Химках не потому что у следствия есть какие-либо доказательства, а потому что они публичные социальные активисты, не скрывающие своих имен и лиц и всегда выражавшие последовательную антифашистскую позицию и гражданское неравнодушие. А для того, чтобы антифашисты были взяты под стражу, следователь сфальсифицировал протоколы о задержании, совершив таким образом должностное преступление.