Джефф Монсон: «Капитализм — это вирус»

Фото: CrimethInc

Предваряя московский поединок легенды ММА Фёдора Емельяненко, профессиональный российский ресурс о смешанных боевых искусствах Blood&Sweat посвятил главные материалы ноябрьского выпуска журнала сопернику русского бойца Джеффу Монсону. Этот американец постоянно критикует правительство США, хвалит теорию Маркса, имеет степень магистра по психологии, в свои 40 лет выглядит, как вышибала в баре, и продолжает конкурировать с лучшими атлетами мира. В эксклюзивном интервью Blood&Sweat Монсон рассказал о своем отношении к будущему оппоненту и России в целом, поделился соображениями о том, как противостоять власти крупных корпораций, поделился своими взглядами на личность Сталина, мировой кризис и многие другие актуальные неспортивные темы сегодняшнего дня.

— Добрый вечер, Джефф! Как твои дела?

— Спасибо, я в порядке. Приехал после выступления на ADCC (наиболее престижный турнир по грепплингу в мире — прим.ред. B&S), готовлюсь к бою 20 ноября.

— Доволен ли ты своими результатами в Абу-Даби?

— Каждый год в Абу-Даби появляются все новые сильные конкуренты, пройти дальше становится все тяжелее и тяжелее. Я очень расстроен, как и всегда, когда терплю поражение. За свою карьеру спортсмена я шесть или семь раз был в шаге от победы в тяжелом весе на ADCC, а выиграл лишь однажды. Но ничего, в следующий раз выступлю лучше.

— В этом году в Абу-Даби принял участие украинец Игорь Прапорщиков, выступавший за Австралию. Удалось ли тебе его увидеть? Что скажешь о его навыках?

— Хороший борец. Российские ребята тоже начинают появляться в Абу-Даби. Видно, что уровень джиу-джитсу у вас растет.

— К сожалению, ты уступил дорогу в финал Вердуму. Какие у тебя остались впечатления от схватки с ним?

— Некоторые недооценивают его борцовские навыки, считая его только опасным грепплером, но это не так. Он лучше во всех аспектах, чем многие могут представить.

— Ты получил свое прозвище «Снеговик» на ADCC 1999 года, можешь поделиться историей его возникновения?

— Я был одним из немногих белых бойцов на том ADCC и по фигуре напоминал снеговика, так как бугрился мышцами. А еще по ходу турнира я набирал обороты, сметая соперников, как снежный ком.

— Вместе с Фёдором вы выступали в PRIDE, потом ты предлагал ему встретиться на турнире Affliction, но поединок не состоялся. Что ты почувствовал, когда твой бой против него наконец стал реальностью?

— Фёдор очень долго доминировал в своем дивизионе, и по праву является лучшим тяжеловесом в истории. Встреча с ним для меня большой вызов, даже привилегия. Мы могли встретиться на ринге раза три, но каждый раз не срасталось. Однако это лишний раз доказывает, что если ты чего-то очень сильно хочешь и долго добиваешься, то обязательно достигнешь желаемого. Но не подумайте, что для меня достаточно одного факта боя. Я хочу выиграть.

— Кстати, не удалось ли вам близко познакомиться, когда вы сражались в PRIDE?

— Не то, чтобы близко, но просто познакомились мы именно в те времена. Причем не как бойцы, на том турнире я был секундантом, так что мы просто поздоровались. Я мало знаю Фёдора лично, но, судя по тому, что мне известно, это очень приятный в общении человек.

— Емельяненко потерпел поражения в трех боях подряд. Согласен ли ты с мнением, что ореол неуязвимости русского бойца развеян, и он стал менее грозным соперником?

— Все эти поражения имеют мало общего с предстоящим поединком. Дэн Хендерсон предпочитает драться в стойке, любит выбрасывать тяжелые удары, старается нокаутировать соперника. Антонио Силва очень габаритный боец, эффективно использующий свои размеры. Фабрисио Вердум любит работать в гарде, его конек это рычаг локтя и удушение треугольником. Мой стиль не похож на боевой почерк этих парней. Что касается Фёдора, то, на мой взгляд, от поединка к поединку он вел себя слишком неосторожно, а где-то просто ошибся. Такое случается с каждым и нельзя сказать, что если бой перейдет в партер, то обязательно выиграю я, а на ногах Емельяненко обязательно меня нокаутирует.

— Некоторые люди критикуют Фёдора за то, что он готовится к последним боям с бойцами, которые даже не являются тяжеловесами...

— Тут все неоднозначно. Я тоже часто работаю с оппонентами, которые легче меня. Очень часто бойцы тяжелой весовой категории медлительны, им не хватает техники... Мне кажется, что тренировки с более легкими соперниками могут быть умным ходом. Когда ты в ринге, то габариты играют свою роль, но к этому невозможно подготовиться. К тому же я не такой большой, как, например, Бигфут Силва, поэтому Фёдору и не нужно привлекать к подготовке 110-килограммовых горилл.

— Твой соперник отлично действует в стойке. Одной из его визитных карточек является взрывная манера ведения поединка. Что ты противопоставишь этому качеству Фёдора?

— В «American Top Team» мы делаем акцент на защиту от ударов в стойке. Я много спаррингую с очень хорошими ударниками, так что в последнее время значительно комфортнее чувствую себя в стойке.

— Бой будет проходить в ринге. Тебе в нем комфортно или ты предпочитаешь клетку?

— Мы оба не любим работать снизу в партере, мы не используем клетку для подъема из партера, поэтому тот факт, что бой пройдет в ринге, не будет играть большого значения.

— В этом поединке мало кто ставит на тебя, чувствуешь ли ты себя андердогом?

— Как я уже говорил, Фёдор лучший тяж за всю историю спорта, поэтому он был бы фаворитом в поединке с любым соперником. В любом случае, я всегда иду в бой, чтобы одержать победу, и этот раз не будет исключением. Я упорно тренировался и надеюсь, что мне удастся заставить Фёдора сдаться.

— В адрес М-1 порой поступает много критики относительно трудности ведения переговоров с этой компанией. Насколько тебе было легко договориться с ними?

— Мы хотели одного и того же, поэтому очень быстро уладили все вопросы. Это было легко.

— Это будет твой первый бой в России. Как ты готовишься к смене часовых поясов, грядущей адаптации?

— Здесь преимущество полностью на стороне Фёдора. Он живет по этому времени, в этих природных условиях. Кроме того, весь зал будет поддерживать только его. Моя задача — быстро адаптироваться к новым условиям. Впрочем, я много путешествую, и у меня большой опыт в этом вопросе.

— В ходе пресс-тура, ты посетил нашу страну в первый раз в жизни. Остался доволен?

— Очень! В М-1 устроили мне мини-экскурсию. В первый день после фотосессии мы посетили Красную Площадь, походили вокруг Кремля. Великолепное зрелище! Но больше всего меня покорил Зимний Дворец в Санкт-Петербурге. После боя я обязательно посещу этот город. Вообще же я был крайне удивлен таким вниманием к нашему бою. Конечно, я предполагал, что Фёдор популярен в России, но чтобы настолько...

— На пресс-конференции ты выразил удивление вопросами, которые задавали Фёдору...

— Я сильно удивился, что люди потеряли веру в Фёдора и спрашивают его только о поражениях. За 11 лет он не проиграл ни разу, и уже всем все доказал.

Смотр сил: Фёдор против Джеффа. Инфографика: журнал Blood&Sweat № 6 (ноябрь 2011)
Смотр сил: Фёдор против Джеффа Инфографика: журнал Blood&Sweat № 6 (ноябрь 2011)

— Ни для кого не секрет, что ты один из наиболее политически подкованных людей в ММА. Следишь ли ты за политической обстановкой в России?

— Я интересуюсь политикой и слежу за новостями по всему миру. Последнее, что я слышал о России, что через пару лет Путин сменит Медведева. Хотя я думаю, что сила всегда была на стороне Путина.

— Последние 20 лет наши политики пытаются направить страну по западному пути, как ты оцениваешь такую модель развития?

— Я считаю, что это ошибка. В западном мире нет подлинной демократии. Крупные корпорации платят деньги политикам и адвокатам, контролируют прессу. Без их поддержки нельзя попасть во власть. Если кандидат побеждает на выборах, то остается им должен, и корпорации начинают влиять на его решения. В результате политики принимают законы, выгодные корпорациям, а не людям. То есть правит тот, у кого больше денег. Мне не нравится такой путь развития.

— По-твоему, демократия это иллюзия?

— США считают, что демократия — это когда в стране идут выборы. Но настоящая демократия это подлинная власть народа. Избранный людьми кандидат должен реализовать волю людей, но этого нет. Мы не хотим войны, но политики ее устраивают, мы не хотим ограничения наших прав и свобод, но политики ограничивают их. Ими управляют корпорации.

— Каково твое мнение о коммунистическом прошлом России?

— Революция 1917 года была великим событием, но после нее людям пришло тяжело. Но интересен сам факт — коммунисты и анархисты смогли сосредоточить вокруг себя столько сил, что свергли власть. В итоге же, к сожалению, правительство все равно перетянуло одеяло на себя, как и во всем остальном мире, а конституция поставила людей на грань рабства. Все эти вещи очень интересны, и именно поэтому я хочу посетить Россию, увидеть все своими глазами, пообщаться с людьми.

— А что ты думаешь о личностях Ленина и Сталина?

— Думаю, у Маркса была отличная идея, но Ленин исказил ее. Что касается Сталина, то он был великим лидером, но в его правление пострадало много людей. Во времена Сталина людей в США запугивали, за подозрение в сотрудничестве с коммунистами можно было попасть в тюрьму. Нам рассказывали только самые ужасающие факты. Сталин был олицетворением зла для американцев. Он несколько раз проводил массовые чистки правящей верхушки. Я читал, что Сталин очень боялся предательства. Но мне хочется поговорить с людьми в России, чтобы узнать больше.

— То есть тебе ближе батька Нестор Махно?

— Да, я много читал о нем. Он сражался сначала с белыми, а потом с красными. Он боролся ради свободы людей и умер за это. Он не принадлежал ни к какой партии и не представлял ничьи интересы. По-моему, он великий человек.

— А как ты оцениваешь теорию Маркса?

— Я верю в нее. Только простые люди могут спасти Землю и навести порядок на ней. На Земле много ресурсов, но представители крупного капитализма пытаются все их сосредоточить в своих руках. Поэтому простые люди бедствуют и работают за гроши. Однако эксплуатация не может длиться вечно. Думаю, социализм — это единственный способ выжить для человечества. Нам нужно быть дружнее, делиться, действовать сообща, а не поодиночке. Однако и такое устройство не должно продолжаться вечно. Не должно быть одного правителя, иначе все это превратится в тоталитаризм. Например, в России было бесплатное образование, почти все люди в стране имели работу, но при этом лидеры все равно принуждали народ принимать участие в войнах. Есть ключевые решения, а есть локальные. Во многих случаях люди лучше правительства знают как им поступить. Например, где построить дорогу или больницу.

— Кто же в таком случае будет бороться с преступностью?

— Если люди будут обеспечены работой, жильем и едой, то кто будет разбойничать? Преступность связана с экономикой. Я не говорю, что преступность исчезнет совсем, но я уверен, что народ сможет сам держать проявления беззакония под контролем.

— Поделись своими мыслями о процессах глобализации.

— У этого процесса есть две стороны. Плюс в том, что мы, наконец, можем общаться с людьми по всему миру, делиться опытом. Минус в том, что корпорации используют глобализацию, чтобы перевести производство в страны третьего мира, платить людям копейки и загрязнять окружающую среду, увеличивая таким образом прибыль. Люди в их странах остаются без работы, растет преступность.

— Могут ли люди сопротивляться влиянию корпораций и правительства?

— Главное в наше время это информация. Нужно сопротивляться пропаганде, рассказывать о настоящем положении дел. Например, в США газеты во время холодной войны превозносили наш образ жизни, свободу, а СССР рисовали в черных красках. Людей нужно учить принимать самостоятельные решения, помогать им поверить в себя, свою силу. Они должны научиться высказывать свое мнение. Сейчас этого нет даже в США. Но нужно понимать, что простые люди должны знать принципы управления. Иначе, свергнув правительство, они ввергнут все в хаос. Думаю, так и случилось в России, после революции народ не смог правильно организовать управление.

— В США сейчас продолжаются акции «Захвати Уолл-Стрит». Принимал ли ты участие в недавних демонстрациях?

— Да, и не один раз. Например, я принимал участие в акции в Нью-Йорке.

— В чем суть этих выступлений общественности?

— Сейчас банки снова пытаются получить поддержку правительства. Мы же противостоим их финансовой политике, из-за которой и начался кризис 2008 года. Мы против их методов заработка, против ипотеки и кредитов под немыслимые проценты. Нам нужен только один государственный банк, который давал бы кредит или ипотеку под малый процент, который бы тратился только на оплату работы банка. Кризис разразился только потому, что правительства и корпорации хотят постоянно увеличивать прибыль. Капитализм — он как вирус. Он заражает людей, и они становятся глухи к своему ближнему. Но если мы изменим систему, и банки будут работать без дохода, как госпредприятия, то кризисы прекратятся.

— Бывали ли у тебя проблемы с законом из-за твоей деятельности?

— Меня несколько раз арестовывали по ходу демонстраций и акций протеста. Я провел три месяца в тюрьме, когда протестовал против войны в Ираке. Грустно, что людей сажают только за то, что они пытаются отстоять свои права. Полиция в наши дни защищает не людей, а элиту и правящую верхушку.

— Не так давно экс-чемпион UFC в полусреднем весе Пэт Милетич затеял с тобой жаркую политическую дискуссию на Твиттере. О чем был тот спор?

— Война в Ираке. Милетич типичный косный американец по стилю мышления. Он считает США лучшей страной в мире и не хочет слышать никакой критики в их адрес. Такие ребята не желают видеть тот вред, который наносит управляющий класс. Они слепо подчиняются воле государства.

— Были ли у тебя проблемы в спорте из-за твоих политических взглядов?

— Я не потерял ни одного боя из-за своих убеждений. Промоутерам наплевать на твои проблемы. А вот многие спонсоры отказались от сотрудничества со мной.

— Ты не выглядишь интеллигентом в классическом понимании этого слова, но хорошо разбираешься в политике и имеешь академическую степень по психологии. Как твой грозный вид сочетается с сильным интеллектом?

— Я много читал и продолжаю собирать информацию. К сожалению, внешность гораздо проще испортить, чем набраться ума (смеется). Достаточно побриться, набить пару тату, пропустить несколько ударов и дело в шляпе. Внешность обманчива. Мои близкие знают, какой я на самом деле.

Карта татуировок Джеффа Монсона. Коллаж: журнал Blood&Sweat № 6 (ноябрь 2011)
Карта татуировок Джеффа Монсона Коллаж: журнал Blood&Sweat № 6 (ноябрь 2011)

— Кстати, о внешнем виде. У тебя впечатляющая мускулатура. Как давно ты начал тренироваться с железом?

— Я начал качаться в 1988 году. Таким образом, я работаю с железом последние 23 года.

— Овладел ли ты другими специальностями за время своих выступлений в ММА?

— Я был психологом, но в настоящий момент тренировки отнимают у меня слишком много времени. Совместить их с практикой невозможно. Думаю, после завершения карьеры я буду зарабатывать на жизнь семинарами.

— То есть тренерская карьера тебя не прельщает?

— Мне неинтересно быть тренером. Кроме того, я сильно переживаю, когда наблюдаю за выступлением людей, которых хорошо знаю. Когда я закончу драться, то хочу быть подальше от боев. Расслаблюсь и буду наслаждаться жизнью.

— Используешь ли ты знание психологии при подготовке к бою?

— Мне очень часто задают этот вопрос. Знание психологии никак не поможет вам в бою. Оно работает, только когда дело касается тебя лично или твоих близких. В поединке же эффективность всех этих вещей падает до нуля. В этот момент все решает опыт, накопленный в тренировках и соревновательных боях.

— Что ты ощущаешь по отношению к своему противнику?

— Я никогда не испытываю злости во время боя. Я не хочу навредить сопернику, хотя, конечно, мне не хочется травмироваться и самому. Поэтому мой любимый способ одержать победу это удушающий или болевой прием.

— Нельзя сказать, чтобы бы ты был гениально одарен природой, но ты добился выдающихся успехов в спорте. Что ты посоветуешь людям, которые хотят пойти по твоим стопам?

— Главное — не бояться и тренироваться с теми, кто сильнее тебя. Когда я начал заниматься джиу-джитсу в АТТ, у меня была за плечами неплохая борцовская карьера, но на тренировках я постоянно стучал, сдаваясь. Я сдавался по 5-6 раз за день! И, конечно, не забывайте заботиться о своем здоровье.

— Ты уже очень давно в спорте и продолжаешь выступать, будто ни в чем не бывало. В чем секрет твоего долголетия?

— Я стараюсь заботиться о здоровье, правильно питаться, ходить к мануальному терапевту. Нужно не забывать пить много воды, не есть сахар и продукты, содержащие его. Мне, например, достаточно добавить в протеиновый шейк ягод, фруктов или арахисового масла.

— Ты не теряешь надежды вернуться в UFC?

— Нет, конечно. Именно там сейчас дерутся все лучшие, а я хочу состязаться с лучшими. В Strikeforce мне тоже нравится, но для меня главное, чтобы мои бои показывали по телевидению.

— Ты упомянул протеин. Есть ли еще какие-то спортивные добавки, которые ты принимаешь в обязательном порядке?

— Только рыбий жир, так как он полезен для связок.

— Сейчас спорт немыслим без допинга. Что ты думаешь на счет применения запрещенных препаратов?

— Я считаю, что нужно разрешить любые добавки, которые и так всем доступны.

— Когда ты поставишь точку в карьере и скажешь «довольно»?

— Я буду биться до тех пор, пока буду чувствовать в себе потенциал и желание выходить на ковер. Но я продолжу выступать по грепплингу, даже когда завершу бойцовскую карьеру.

— Тебе приходилось биться с лучшими из лучших тяжеловесов. Кто был самым опасным из твоих прошлых оппонентов?

— Пожалуй, Джош Барнетт и Дэниэл Кормье. Также я дрался с Чаком Лидделлом, когда он был на пике. Если же говорить о грепплинге, то это Фабрисио Вердум, Гэбриэл Гонзага, Сауло Рибейро.

— Есть ли поступки, о которых ты сожалеешь? Чтобы ты изменил в жизни, будь твоя воля?

— Моя жизнь хороша, и мне не о чем жалеть. Я много путешествую, постоянно знакомлюсь с новыми людьми... Единственное, мне бы хотелось больше времени проводить с моими детьми.

Опубликовано в журнале Blood&Sweat № 6 (ноябрь 2011)

Фёдор Емельяненко vs Джефф Монсон. Инфографика: Илья Каныгин, Евгений Иванов / РИА Новости
Фёдор Емельяненко vs Джефф Монсон Инфографика: Илья Каныгин, Евгений Иванов / РИА Новости