Интервью с мамой Алексея Гаскарова

Публикуем интервью, взятое журналистом газеты «Жуковские Вести» Марией Фокиной у Ирины Гаскаровой, мамы одного из антифашистов, арестованных по «химкинскому делу». Ребят второй месяц держат в можайском СИЗО, не имея никаких доказательств их «вины». Организована Кампания за освобождение химкинских заложников (www.khimkibattle.org), цель которой добиться освобождения Алексея и Максима. Жалоба по делу химкинских заложников уже направлена в Европейский суд по правам человека. Регулярно проводятся акции солидарности с арестованными и с 17 по 20 сентября будут проводиться акции поддержки в рамках международных Дней единых действий.

«Последний раз мы мельком видели Алешу 3 августа, в день второго заседания, — говорит Ирина Гаскарова. — С тех пор нам не удалось добиться ни одного свидания. В течение месяца нам отказывали без объяснения причин. Старший следственной группы пообещал поговорить с начальством. Потом передал устный ответ своего руководства — в свидании отказано. Объяснение причины меня просто поразило: «Потому что Алек­сей не хочет признавать свою вину». Разумеется, признаваться ему не в чем, а свидание такой ценой нам не нужно.

Поскольку все вопросы я решаю в устной форме, мне нечего будет предъявить, если встанет вопрос о неправомерности действий следствия. Поэтому я собираюсь просить письменный документ об отказе — пусть придумают адекватное обоснование своего решения.

Адвокат Георгий Семеновский ездит к Алексею в Можайск. По его словам, сын не теряет присутствия духа. Он не отчаивается, энергии у него сейчас столько, что некуда девать. Словом, он сейчас в отличной форме, насколько это может быть в его ситуации. Кроме того, Трепашкин снова защищает наши интересы. Алексею уже мало одного адвоката. Семеновского он постоянно теребит с вопросами и предложениями, но тот старается не спешить с действиями, каждый шаг тщательно обдумывает.

— В ряде интернет-сообществ и блогов размещена информация о сборе средств для оплаты услуг адвокатов.

— Да, многие люди и организации нам помогают. Практически сразу на сайте ИКД (институт «Коллективное действие») были указаны номера интернет-кошельков. Во время концерта-митинга на Пушкинской площади, насколько я знаю, тоже были собраны какие-то деньги. До сих пор адвокаты не взяли с нас ни рубля. Видимо, не так мало отзывчивых людей в стране.

И тем не менее, мы находимся в состоянии лёгкой паники. Нам советовали направить письма в несколько разных инстанций одновременно, но там их, скорее всего, никто не прочитает. Понимаем, что нужно что-то делать, но не знаем, что именно. Однако Семеновский убеждает, что спешить некуда. Наша позиция достаточно тверда, нам волноваться не о чем, ведь есть фото- и видеосъемки с места происшествия, и Алек­сея с Максимом Солоповым в кадре нет. Пусть правоохранительные органы сами нервничают и ошибаются. Собственно, свою нервозность они и демонстрируют, к примеру, в случае с детьми, приехавшими на хардкор-фестиваль в Жуковский. При таких методах работы правоохранительные органы вряд ли найдут истинных виновников происшествия, если, конечно, те сами не сдадутся. По моим сведениям, сторона обвинения намерена просить о продлении срока ареста«.

Мария Фокина, статья в газете «Жуковские Вести» № 37 (987) от 7-14 сентября 2010.
Опубликовано на сайте Кампании за освобождение химкинских заложников.