Тихонов: «Только и делал, что ходил бы и убивал»

Государственное обвинение закончило представлять доказательства на процессе по делу об убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Прокуроры уверены: Никита Тихонов — прямой исполнитель убийства на Пречистенке, Евгения Хасис — соучастница, которая отслеживала путь адвоката и журналистки из Независимого пресс-центра, чтобы подать киллеру сигнал... Последние два дня сольной партии государственного обвинения, пожалуй, выдались самыми насыщенными на доказательства. Сначала внимание присяжных было привлечено к содержимому ноутбука Евгении Хасис и Никиты Тихонова.

Так, 29 марта среди прочего всплыли: памятка о том, как в домашних условиях приготовить электродетонатор, баллистические таблицы с указанием калибра оружия, руководства по стрельбе (например, объясняется влияние ветра на полет пули), пособия по стрельбе из снайперских винтовок, руководства по искусству меткой стрельбы, «штурму здания»...

Ну, и наконец, из ноутбука всплывают ориентировки на членов группировки «Черные ястребы» — с указанием дат рождения, мест проживания и учебы, внешних данных, а также фотографий... Суд над группировкой, состоящей из молодых кавказцев, избивавших наци-скинхедов, завершился уже после задержания Тихонова и Хасис. Одного из «ястребов», Расула Халилова, застрелили незадолго до оглашения приговора, а «мокрый» ствол с этого убийства был найден среди вещей, изъятых на съемной квартире Тихонова и Хасис.

— Ни Тихонову, ни Хасис не вменяется убийство Халилова — мы просим не оглашать эти доказательства! — говорят защитники обвиняемых. Правда, не объясняют, почему ориентировки на кавказцев обнаружены именно на ноутбуке их подзащитных.

«Мамедов: ходит в белой майке, на длинной гриве. Хуциев: в белой футболке на длинной гриве. Халилов: стрижка короткая, телосложение спортивное», — зачитывал тем временем выдержки из ноутбука прокурор Локтионов.

Среди прочего обвинение обозревает и телефонную флеш-карту, обнаруженную при обыске в косметичке Хасис. Так, на одном из файлов этой флеш-карты содержались сообщения БОРН (Боевая организация русских националистов, бравшая на себя ответственность за ряд криминальных эпизодов, в том числе — за убийство Маркелова и Бабуровой). Сообщения БОРН, находившиеся на флеш-карте, доводит до сведения присяжных прокурор Елена Сухова, гласили, что организация берет ответственность за убийства в Санкт-Петербурге старшего оперуполномоченного Георгия Бойко (на самом деле Бойко жив — преступление не удалось осуществить, хотя некролог и заявление были заготовлены заранее) и за убийство в Подмосковном поселке Лунево двух уроженцев Средней Азии, отрубленная голова одного из них была подброшена к администрации управы Можайского района Москвы. На флеш-карте, помимо борновского сообщения, содержались и две фотографии отрубленной головы — анфас и в профиль (из этических соображений присяжным эти фотографии решено было не показывать).

Защита подсудимых сразу же назвала такие доказательства прокуратуры «мусором»:

— Много чего есть в Интернете. И что, все надо читать? — вступали они в перепалку с прокурорами. Те же в ответ говорили, что эти фотографии и сообщения БОРН были созданы на флеш-карте подсудимых раньше, чем попали в открытый доступ в Интернете...

— Это оказание давления на присяжных! — вскочив, громко закричала Хасис.

В общем, подсудимые и защита активно протестовали и возмущались, заявляя, что обстоятельства всех этих убийств не имеют отношения к делу, а организация БОРН вообще неизвестно что за организация и не надо им приписывать участие в ней. Прокуроры тогда напоминали: сообщения БОРН, содержащиеся на флеш-карте обвиняемых, зачитываются еще и потому, что именно эта организация прислала на электронную почту «Новой газеты» через несколько дней после убийства Маркелова и Бабуровой заявление, в котором взяла ответственность за это преступление на себя.

— Да не доказано вообще существование БОРН! — говорил адвокат Небритов. — Существовала ли она вообще?! Ваша честь, зачем прокуратура все это одним скопом оглашает? При чем тут голова этого узбека?

— Позвольте, а откуда вы вообще знаете, что он узбек? — поинтересовался судья. Адвокат с ответом затруднился. В дело вмешался Тихонов, зачем-то заметив, что отрубленная голова была подброшена не к администрации Можайского района Подмосковья (как оговорился прокурор), а к управе Можайского района Москвы, и, мол, такая ошибка и у «Новой газеты», и в материалах дела, что означает одно: прокуратура «сливает» все в газету. Впрочем, откуда у него такая информированность, куда именно была подброшена голова, и почему его так задела «ошибка» газеты и обвинения, Тихонов не сказал.

В перерыве один из тех, кто приходит поддержать подсудимых, спрашивал адвоката Васильева: «А что, правда, они подбросили голову?». «Да это три года назад еще было...» Впрочем, кто это «они» — осталось непонятно. Завидев публику, адвокат дальнейший рассказ прекратил.

Но вернемся в процесс, в ходе которого обвиняемая Хасис раздраженно заявляла, что ни она, ни Тихонов «сообщения БОРН» «не писали», что «они вообще принадлежат каким-то третьим лицам...». Днем позже Тихонов скажет, что не то что не писал, а даже ниоткуда не скачивал заявления БОРН, и флеш-карта, на которой было обнаружено столько всего интересного, не его и ни к одному из изъятых у него мобильников не подходит; чья карта — не знает, как она попала в косметичку Хасис — тоже.

Но все это будет завтра, а пока идут сплошные перепалки между стороной защиты, обвиняемыми и прокуратурой. На сотый вопрос защиты: «Какое это все имеет отношение к делу?» судья замечает: да, в других убийствах Тихонова и Хасис не обвиняют, но и прокуроры имеют право читать протоколы содержания жестких дисков с компьютера и флеш-карт. На том простом основании, что флеш-карта и компьютер все же принадлежали обвиняемым... «Да засунули в дело всякого мусора», — все повторяла защита. Однако объяснить, как флеш-карта попала в косметичку Хасис и как в ноутбуке обвиняемых появились данные вроде пособия по стрельбе и ориентировки на «Черных ястребов», обвиняемые и их защита даже не пытались.

Зато пытались признать прослушку их съемной квартиры (проводившуюся с конца октября по начало ноября 2009 года, то есть до задержания) «незаконной», так как квартира принадлежала не им, снималась, а это означает, что произошло «проникновение в чужое жилище», и потому многие вещи вплоть до оружия им просто могли подбросить...

— Я вам напоминаю, — взял слово судья, — санкцию на проведение оперативно-розыскных мероприятий давал суд. Постановление вступило в силу. И потом, у Тихонова и Хасис была возможность 3 ноября (во время обыска, сразу после задержания) заявить, что эти вещи им не принадлежат.

После еще нескольких ходатайство адвокатов о признании прослушки незаконной прокуроры принялись ее оглашать. Итак. Конец октября 2009 года. До задержания Тихонова и Хасис — несколько дней. Действие происходит на их съемной квартире.