Другие мигранты

Фото: Николай Гагарин / «Российская газета»

Утверждение, что трудовые мигранты отбирают рабочие места у российских граждан, является общим местом националистической пропаганды. Не будем спорить. Если «патриоты» так уж хотят поработать землекопами, уборщиками и раздатчиками рекламных буклетов, общество должно дать им такую возможность. Поразительно другое: объявляя врагами «нерусских» дворников и строителей, «защитники» коренных трудящихся обычно обходят вниманием тех мигрантов, чья деятельность напрямую связана с распределением рабочих мест, — топ-менеджеров действующих в России транснациональных компаний.

На протяжении двух десятилетий фраза о «создании благоприятных условий для иностранных инвесторов» не сходит с уст властей предержащих. И, надо признать, несмотря на отдельные досадные проколы вроде дела Магнитского, они серьезно продвинулись на этом пути. «Усыновление» Россией французского киноактера и бизнесмена Жерара Депардье, принявшего российское гражданство, чтобы не платить налог на сверхдоходы у себя на родине — неплохой пример. «На Западе плохо знают особенности нашей налоговой системы, — пишет в Твиттере известный националист и вице-премьер Дмитрий Рогозин. — Когда узнают, следует ждать массовой миграции богатых европейцев в Россию». Не удивительно, ведь, как поспешили разъяснить налоговики, в России Депардье будет вообще избавлен от налогового бремени.

Впрочем, речь не о кинозвездах, а о куда более многочисленной категории богатых иностранцев, занимающихся бизнесом в нашей стране. Этих мигрантов никогда не обвиняют в отъеме рабочих мест. Напротив, обычно их превозносят как благодетелей, которые эти места создают. При этом за скобками остается вопрос о том, какая роль отводится российским рабочим на глобальном рынке труда, формируемом транснациональными корпорациями.

Как сотруднику профсоюза мне постоянно приходится общаться с рабочими автозаводов, принадлежащих крупнейшим мировым автоконцернам. Менеджмент этих предприятий, как правило, состоит из иностранцев. Рабочие — в основном россияне или мигранты из ближнего зарубежья. Казалось бы, и многие так искренне и считают, международные инвесторы должны приносить с собой стандарты трудовых отношений, принятые в экономически развитых странах: уважение к закону, более современные и экологичные технологии, признание за работниками права на объединение и забастовки. Однако на практике все обстоит совершенно иначе.

Характерный пример — ситуация на предприятиях Hyundai. Завод этой южнокорейской компании и более десятка предприятий-поставщиков сосредоточены в Питере и Ленинградской области. Корпоративный стиль Hyundai характеризует один маленький факт: рабочие ряда корейских предприятий, с которыми мне довелось общаться, все как один усвоили грубое корейское ругательство «щебаль» — несколько более сильное слово, чем русское «ублюдок». Стоит отметить, что это, наверное, единственное выражение по-корейски, которое российские аборигены имеют шанс выучить. Дело в том, что своеобразный «самурайский кодекс» запрещает работникам по собственной инициативе вступать в контакт с корейскими господами, для этой цели существует промежуточный слой средних менеджеров-россиян. Запрещает он и любое «качание прав», которое воспринимается как разрыв с корпоративной семьей, в которой рядовым сотрудникам отведено место детей.

Рабочие одного из этих предприятий рассказывали мне, как однажды они решили пожаловаться на что-то корейскому директору, ссылаясь на Трудовой кодекс. Директор обозвал их... социалистами и заявил, что единственный закон, действующий на территории завода — это нормы, установленные компанией. Разумеется, наихудшим преступлением с точки зрения корейских работодателей является создание профсоюза или даже разговоры об этом. Это связано с жесткими антипрофсоюзными практиками, принятыми в Южной Корее, где забастовки обычно сопровождаются кровавыми столкновениями с полицией и человеческими жертвами. Показательной является попытка создания первички Межрегионального профсоюза работников автопрома (МПРА) на заводе «Йура корпорейшн» в Ивангороде. Генеральный директор предприятия Ли Он Сог развернул кампанию травли, в результате которой большая часть профсоюзных активистов была уволена, а остальные вступившие в профсоюз подверглись жесткому прессингу. В результате заявления на выход подписали даже те, кто никогда в профсоюзе не состоял.

Намного хуже положение мигрантов из Средней Азии, чей полурабский труд широко применяется поставщиками Hyundai. Российские рабочие одного из таких предприятий рассказали мне, как однажды на их завод нагрянула проверка ФМС. Таджикских и узбекских нелегалов, составлявших основную массу работников, среди зимы спешно вывели в лес и заперли в неотапливаемом ангаре, в то время как другие нелегалы — корейские менеджеры — разъехались с завода на дорогих иномарках.

Жерар Депардье узнал-таки особенности налоговой системы России
Жерар Депардье узнал-таки особенности налоговой системы России

Впрочем, презрение к российским законам характерно отнюдь не только для бизнесменов из Азии. «Цивилизованные» европейцы и американцы, как правило, не отстают от своих восточных коллег. В этом смысле типична ситуация в Калуге, где в марте прошлого года произошла трехдневная забастовка на заводе «Бентелер», производящем подвески для «Фольксвагена». Рабочие, требовавшие от директора предприятия Хуберта Коопманна вступить в переговоры с МПРА, прекратили работу и блокировали отгрузку готовой продукции. Благодаря редкой стойкости бастующих и развернутой кампании солидарности забастовка увенчалась успехом. Власти Калужской области, первоначально стянувшие к заводу полицию и ОМОН, в итоге были вынуждены выступить в роли арбитра. Летом на «Бентелере» был заключен коллективный договор, давший серьезные преимущества работникам. Однако на этом борьба не закончилась. Мечты работодателя о реванше вылились в вопиющее, даже по российским меркам, беззаконие. Дмитрий Хохлов, один из организаторов мартовской забастовки, был уволен 19 октября со скандальной формулировкой «утрата доверия». Поводом послужила стычка, спровоцированная, как считают в МПРА, службой безопасности «Бентелера».

Естественно, профсоюз не мог смириться с заведомо незаконной мерой, и 10 декабря Хохлов был восстановлен на работе по решению суда. Но уже на следующий день последовало новое увольнение. На этот раз предлогом для него стал сфабрикованный начальством «прогул». В действительности работодатель просто не допустил Хохлова на рабочее место.

25 декабря вмешательство судебных приставов заставило администрацию отменить этот издевательский приказ. Однако в разговоре с председателем профкома Алексеем Настиным г-н Коопманн прямо заявил, что не позволит Хохлову работать на предприятии. 26 декабря профсоюзник был уволен в третий раз... в связи с тем же вымышленным прогулом.

Стоит отметить, что рукоприкладство на «Бентелере» является обычным делом и поощряется начальством. Ударивший Хохлова работник не был наказан и уволился с предприятия лишь под моральным давлением коллег. 15 декабря произошел новый инцидент: мастер Орлов, являющийся по совместительству председателем противостоящего МПРА «хозяйского» профсоюза, ударил по лицу профсоюзного активиста Игоря Сарвилова. Однако спровоцировать профсоюзника на ответные действия не удалось. В отличие от уволенного Хохлова, лояльный г-ну Коопманну драчун отделался лишь выговором.

Подобных примеров из профсоюзной практики — масса. Это и наглые действия директора ЗАО «ВЛАНКАС», поставщика «Дженерал моторз» в Петербурге, Андре Бартчака, отказавшегося признавать профсоюз на предприятии и показательно уволившего семерых активисток МПРА, и нападение сотрудников службы охраны «Пежо-Ситроен» на профсоюзных агитаторов, раздававших листовки у проходной, и антипрофсоюзная кампания на заводе франко-хорватской фирмы «Форесия» в городе Луга. Повсюду мы имеем дело с унижением российских рабочих менеджментом, рассматривающего нашу страну, прежде всего, как резервуар дешевой и бесправной рабочей силы. Международных инвесторов вряд ли страшат пресловутые откаты, бичуемые либеральными публицистами. Транснациональные компании привыкли делать деньги по всему миру, сотрудничая с самыми разными режимами. Коррупция, участие в которой таких гигантов, как Daimler, время от времени становится достоянием публики, вероятно, входит в условия сделки с элитами периферийных стран. А вот создание независимых профсоюзов в этот контракт явно не вписывается. Не для того ТНК выводят производство из Европы и США с их сильными традициями демократии и рабочего движения, чтобы считаться с интересами нищих туземцев третьего мира.

Говорят, они создают рабочие места. Но колонизаторы тоже «создавали рабочие места» для населения покоренных стран... на рудниках и плантациях. Политика привлечения инвесторов путем урезания социальных, трудовых и гражданских прав, создания возмутительных налоговых привилегий, является следствием подчинения постсоветской экономики диктату мирового рынка, массового разрушения производственного потенциала, доставшегося в наследство от СССР.

Возразят, что российские капиталисты ведут себя по отношению к рабочим не лучше, а часто и намного хуже иностранцев. Верно. Но все же мы вправе ожидать от гостей чуть большего уважения к российским законам, а от правительства, к месту и не к месту кичащегося своим патриотизмом, чуть меньшего раболепия перед ли, коопманнами и прочими депардье. Если бы Путин депортировал хотя бы одного заграничного бизнесмена, нарушившего конституционное право работников на объединение, это бы куда больше подняло веру в российский суверенитет, чем все театральные эффекты вокруг акта Магнитского. Однако это, конечно же, фантастика.

В то время как русские из бывших советских республик годами добиваются гражданства, французский буржуа, не желающий платить налоги, получает его моментально, личным указом «национального лидера». Пока простые рабочие парни вымещают свою злость на несчастных таджиках, другие, респектабельные, мигранты при поддержке «патриотических» чиновников делают нас рабами в собственном доме. Пока уличные националисты размахивают имперскими флагами, требуя выслать «дворников-оккупантов», их высокие покровители вроде г-на Рогозина стелют ковровую дорожку настоящим захватчикам. Так не пора ли, наконец, забыть популистские лозунги про кормление Кавказа и сделать что-то, чтобы перестать кормить мировой бизнес?

Иван Овсянников, статья на сайте Российского Социалистического Движения (РСД)