Письмо Джока Полфримена из Центральной тюрьмы Софии

Фото: Denis Buchel / denisbuchel.com

Публикуем письмо антифашиста Джока Полфримена, приговоренного Софийским судом к 20 годам тюремного заключения. 24-летний австралиец в одиночку противостоял группе неонацистов на одной из улиц столицы Болгарии. Джок был свидетелем нападения неонацистов на двух юношей-цыган. Джок побежал к ним на помощь, после чего неонацисты напали на него. «Моей мотивацией было защищать и защищаться», — заявлял Джок Полфримен в суде. Вынужденный действовать в порядке самообороны, Джок смертельно ранил одного из нападавших.

27 июля 2011 Верховный кассационный суд Болгарии оставил без изменений решение апелляционного суда Болгарии. Требования потерпевшей стороны пожизненного заключения без права на досрочное освобождение были отклонены. Вердикт Софийского городского суда, назначившего наказание в виде 20 лет тюремного заключения, оставлен без изменений.

Родители Джока побывали в Болгарии более 20 раз в борьбе за свободу своего сына, который, по их мнению, действовал в целях самообороны и стал жертвой коррумпированной юридической системы Болгарии.

В настоящее время защита Джока исчерпала все возможности для обжалования приговора в Болгарии. Однако возможность обратиться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) остается в силе. Существует возможность того, что Джок может быть возвращен в Австралию для отбывания наказания в соответствии с Конвенцией о передаче осужденных лиц — п.2 ст.2: «Лицо, осужденное на территории одной из Договаривающихся Сторон, в соответствии с положениями настоящей Конвенции может быть передано другой Договаривающейся Стороне для отбывания вынесенного ему приговора». Но это при условии, что будет достигнуто обоюдное согласие между Австралией и Болгарией, а также получено согласие самого Джока.

Джок и его семья выражают всем благодарность за материальную помощь и поддержку.

***

Мои приветствия и солидарность всем военнопленным классовой войны, которые являются нам товарищами.

Меня зовут Джок Полфримен, и я отсидел уже почти 4 из 20 лет, к которым меня приговорили за защиту двух цыган от нападения 15 националистов. Меня обвинили в убийстве одного из них и покушении на убийство другого. Более подробно моё дело изложено на сайте freejock.com, поэтому я не буду лишний раз его излагать.

Уже почти 4 года я официально похищен государством и содержусь в Центральной Тюрьме Софии — в Болгарии. Суть моего дела скрывается от болгарского общества усилиями проправительственных СМИ. Я стараюсь держаться перед лицом испытаний и без страха смотрю в будущее. В свете предстоящих 16 лет тюремного заключения я остаюсь глубоко уверенным в том, что всё сделал правильно. Я ни о чём не сожалею.

Военнопленные Классовой Войны не являются жертвами несправедливой судебной системы, как их пытаются представить «либералы» в заметках, сочащихся самолюбованием. Мы — люди, добровольно вставшие на путь борьбы с капиталистическим государством и его структурами угнетения. Мы понимаем, что мы были и остаёмся врагами Власти.

Не стоит восхвалять тюрьму. Всякий, кто побывал внутри, знает, что ничего достойного в тюремном заключении нет. В тюрьме всякий человек становится слепоглухонемым инвалидом. Это — расплата за успех в нашей борьбы с государством.

Массовые акции протеста благославляются капиталистическим государством, поскольку оно прекрасно понимает, что все протесты имеют строгие рамки, что за этими рамками сила народного выступления стремительно тает. Я возьму на себя смелость и предположу, что многие из моих заключённых товарищей перешли к прямому действию после как минимум нескольких лет, потраченных впустую на выкрикивание анархических лозунгов во время бесконечных демонстраций. Буржуазные владельцы и клиенты дорогих бутиков, мимо которых вы пробегали, очень благодарны за бесплатное шоу. Пожалуй, единственная ценность этого бездарно потраченного, — это что теперь мы понимаем всю бессмысленность подобной деятельности.

Протестующих не сажают в тюрьмы, потому что они не представляют настоящей угрозы статус-кво, они безвредны для капиталистической элиты. В этом отношении справедливо задаться вопросом «а почему мы в тюрьме?» Именно потому, что выступили против статус-кво. Тюремное заключение — это признание со стороны государства того, что мы бросили серьёзный вызов их якобы легитимному праву контролировать наши жизни. Именно эта мысль вызывает улыбку на моих губах (почти) каждое утро. И хотя наши враги до сих пор сидят на троне угнетения, основы трона уже шатаются.

Как военнопленные мы должны черпать силы из историй сопротивления предшественников. Из героических историй о греческих студентах, которые без страха выступили против вооружённых государственных слуг, когда вторглись в университетские пространства. Из рассказов о борьбе шахтёров и бушменов Австралии. С этими людьми нас объединяет общий контекст антикапиталистической борьбы. То, что мы все вместе в едином душевном порыве осмелились крикнуть «Довольно!» разрушает национальные и культурные барьеры и делает риск поимки или гибели более терпимым.

Мы стали врагами капиталистического государства потому, что отказались безропотно принимать угнетение. И хотя сейчас мы «в тюрьме», на самом деле мы всегда в ней были. И наши товарищи на свободе тоже живут в своего роде тюрьме. Я говорю о камерах наружного наблюдения, записывающих все моменты наших жизней, о тайных досье на каждого несогласного, о внедрённых в наши организации тайных агентах, о полицейских нападениях и убийствах, о цензуре и промывке мозгов. Разница лишь в концентрации угнетения внутри тюремных стен и снаружи. Государство совершает по отношению к заключённым все те же преступления, что и по отношению к «ещё не посаженным» людям.

Сейчас я обращаюсь к тем товарищам, кто ещё ни разу не сталкивался с тюремной системой. Всякое насилие, которое вы могли случайно пережить со стороны сотрудников органов, мы переживаем ежедневно. Всякие побои — ежедневно. Тот голод, который, возможно, вы испытываете время от времени, — мы испытываем каждый день. Вспомните последний раз, когда вы мёрзли зимней ночью, — мы мёрзнем каждую ночь. Внутри тюрьмы и снаружи угнетение человека имеет один и тот же характер. Тирания одна и та же. Просто в тюрьме она более концентрирована.

Но нас объединяет не только один и тот же характер угнетения, но и те же мечты и надежды. Я помню КАЖДУЮ акции солидарности. Моё сердце готово вырваться из груди каждый раз, как я узнаю об очередной атаке на капитализм. Я пою Интернационал и улыбаюсь. Потому что я знаю, что никакого иного конца нашей борьбы не будет. До полной победы над капитализмом. Когда я думаю о товарищах из Заговора Огненных Ячеек, которые явили столь выдающийся пример солидарности, я испытываю боль и вину от того, что за эти выражения анархической солидарности они в конечном счёте получили столь суровые приговоры. И в то же время я радуюсь от того, что понимаю их. Понимаю, почему они сделали то, что сделали. Я знаю, что уже тогда, когда они только планировали свои атаки, они уже понимали, какие будут последствия. От чистого сердца и в ясном уме они решили выразить солидарность тем самым способом, который для столь многих заключённых анархистов имеет смысл и вес.

Я хочу сделать лирическое отступление и описать проблемы, с которыми я столкнулся в заключении. Несмотря на общеевропейский размах, который приобрели акции солидарности с моим делом (прежде всего, размах акций прямого действия), в Болгарии не было проведено ни одной акции. Никто даже не пробормотал ничего доброго в той самой стране, где, казалось бы, голоса поддержки должны звучать громче всего. Поэтому я предлагаю экспортировать сопротивление из регионов, где оно имеется в изобилии, в страны, где его ощутимо не хватает. Слишком часто я читаю новости об акциях солидарности, которые проводятся вовсе не в той стране, где случается несправедливость. Что касается Болгарии — это это настоящая Terra Incognita на анархической карте европейского сопротивления. Европейские государства и правительственные агенства сотрудничают между собой: примерами являются Европол, НАТО и бизнес. И мы должны усилить международное сотрудничество в рамках общей сети сопротивления.

Мы должны быть готовы преследовать врага за пределами национальных границ, несмотря на культурные, языковые и национальные различия. Как оказалось возможным, что Греция стоит на пороге анархической революции, а в Болгарии орды фашистов сжигают дома цыган? И им никто не препятствует? Я давно перестал задавать себе вопрос «где же в Болгарии найти болгарских анархистов». Теперь я ставлю вопрос так: «Где в Болгарии наши греческие товарищи?» Почему такие концепции как государственные границы и нации оказываются препятствиями для движения, ежегодно проводящего антиграничные и антифашистские конвергенции? Мы же против границ? Наши товарищи повсюду в Восточной Европе действуют в условиях подавляющего численного превосходства врага.

В Болгарии вообще нет радикального антифашистского сопротивления: есть пустая болтовня «либералов», которые отважились назвать себя анархистами. Насколько мне известно, я ЕДИНСТВЕННЫЙ антифашист, находящийся в Софийской тюрьме. Можно было бы утверждать, что это говорит о хорошей конспирации движения, но не стоит забывать, что, прежде всего, мы их враги. И отсутствие в болгарских тюрьмах заключённых антифашистов говорит на самом деле об истинном размахе движения.

У меня нет связи с Заговором Огненных Ячеек (ЗОЯ) или Неформальной Анархической Федерацией (НАФ), но я признаю их в качестве эффективно действующего анархического меньшинства. Пока набивающиеся нам в товарищи «либералы» пытаются договориться с государством о том, о чём невозможно договориться никогда, организации подобные ЗОЯ и НАФ, являются единственными источниками анархической угрозы для зажравшихся политиканов. ЗОЯ и НАФ — это физические воплощения желаний многих анархистов, которые до сих пор слишком трусливы, чтобы начать реализовывать собственные мечты.

Очевидным развитием этого проекта является образование Чёрного Интернационала. Государства, удерживающие в заложниках наших товарищей-анархистов, должны знать, что мы не забудем ни одну и ни одного из них. Они не станут абстрактным числом «узников совести» в учебнике истории. Мы платим здоровьем, свободой, а многие — жизнями, за свои идеалы. И государства не должны надеяться избежать ответственности за совершённые преступления против народов.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ЗОЯ, ДОЛОЙ СУЩЕСТВУЮЩИЙ МИРОПОРЯДОК, С ГНЕВНЫМ ПРИВЕТОМ ИЗ КЛЕТКИ, Товарищ Джок

Перевод размещен на сайте «Автономного действия» // Оригинал на сайте «War on Society»