Нападение на ангарский лагерь было заранее спланировано

Фото: Reuters

Уголовное дело по обвинению 20 неонацистов в нападении на экологический лагерь протеста в Ангарске 21 июля 2007 года в результате многочисленных возвращений на доследования добралось до рассмотрения в суде только спустя 3 года после события.

От травм, полученных во время нападения, скончался антифашист, участник Автономного Действия из Находки Илья Бородаенко, а другой участник лагеря, антифашист Юрий Мишуткин из Владивостока, был серьезно ранен и провел в больнице более 2 месяцев.

Тем не менее, все обвиняемые (за исключением одного, находящегося под следствием по обвинению еще и в убийстве на национальной почве) уже более 2 лет находятся под подпиской о невыезде. Осенью 2010 года начался допрос потерпевших, участников разгромленного лагеря против строительства под Ангарском Международного ядерного центра — огромного хранилища ядерных отходов.

12 ноября была допрошена участница экологического движения из Москвы Марина Попова. Отвечая на вопрос прокурора, что могло явиться причиной нападения на лагерь экологов, потерпевшая уверено заявила, что нападавшими двигала идеологическая ненависть к антифашистам, участвующим в лагере. При обысках в квартирах у нападавших (жителей Ангарска, Иркутска и Усолья Сибирского) нашли неонацистскую литературу.

Предвосхищая вопрос, который адвокаты подсудимых неоднократно задавали другим потерпевшим, Марина заявила, что о личной неприязни нападавших к кому-либо из участников лагеря не может быть и речи: придя в лагерь ранним утром, нападавшие не искали известных им людей, а избивали всех подряд: и спящих, и дежурных по лагерю, и немногочисленных экологов, успевших выскочить из палаток.

Илья Бородаенко
Илья Бородаенко, убитый во время нападения на экологический лагерь в Ангарске 21 июля 2007 года

Никто из подсудимых не признал свою вину в описанных событиях, причем половина из них вообще отказалась что-либо пояснять по этому поводу.

Сама Марина во время нападения на лагерь получила черепно-мозговую травму и перелом руки, тем не менее, по выходе из больницы продолжала участвовать в акциях против ядерного центра, которые проходили в Ангарске и Иркутске в июле и августе 2007 года. Напомним, что после нападения неонацистов экологи не сдались: в начале августа на окраине Ангарска был разбит новый эколагерь.

Когда один из адвокатов спросил Марину, кто, по ее мнению, должен нести ответственность за нападение на ангарский лагерь, потерпевшая ответила, что в первую очередь люди, спланировавшие это преступление. Как уже сообщалось, в материалах дела имеется изъятая у нападавших схема расположения палаток в лагере с указаниями, кто какую должен громить.

Ранее, 9 ноября, в ангарском суде был допрошен иркутянин Игорь Огородников, один из инициаторов проведения эколагеря. Он рассказал, что накануне нападения на лагерь, 20 июля, туда в очередной раз явились сотрудники милиции и «посоветовали» экологам свернуть лагерь, иначе «Местные с вами разберутся». До нападения на лагерь его участников несколько раз незаконно задерживала милиция с целью «проверки документов».

Но больше всего Игоря Огородникова удивила оперативность иркутского ФСБ: сотрудник этого ведомства появился в лагере примерно через час после нападения, хотя дорога из центра Иркутска до места расположения разгромленного лагеря занимает больше часа.

Несмотря на то, что практически все участники нападения на ангарский лагерь находятся сейчас на скамье подсудимых, подоплека событий 21 июля 2007 года вызывает больше вопросов, чем ответов. Особенно удручает потерпевших тот факт, что мотив идеологической ненависти нападавших не нашел никакого отображения в обвинении: предъявленные неонацистам статьи связаны столько с хулиганством и причинением телесных повреждений.

Источник: Автономное Действие