«Сопротивление» бесполезно?

До недавнего времени Роман Зенцов был известен лишь узкому кругу любителей смешанных единоборств. Его участие в политике ограничивалось одеванием на себя футболок Славянского Союза и участием в Русских Маршах на индивидуальной основе. Нынешний же его проект — «Сопротивление» — довольно стремительно набирает популярность. Попробуем разобраться, что же он из себя представляет.

Появление «Сопротивления» на политической арене стало свежей струей. Несмотря на то, что ксенофобские настроения в обществе отнюдь не убывали, правое движение качественно не росло. Хоть слово «еврей» и заставляет обывателя навострить уши, пещерный антисемитизм остался уделом пенсионеров-жидоедов. Пламенные речи официальных политиков вроде Белова-Поткина о страшных мигрантах не увеличивают численности правых митингов. Лубочное славянофильство в духе РНЕ вообще вызывает смех.

Есть и другая сторона правого спектра: молодежные группировки, имеющие в своем арсенале силовые методы решения национального вопроса. Менее радикальные молодые люди просто состоят в футбольных хулиганских «фирмах», дерутся преимущественно друг с другом, участвуя в политическом насилии скорее эпизодически. Более радикальные ориентируются на маргинальные политические организации (НСО, Славянский Союз и другие).

Роман Зенцов
Роман Зенцов

Получается следующая ситуация: с одной стороны политическая импотенция официозных националистов, с другой — маргинальное состояние «низовых» структур. При этом российский капитализм периферийного типа, социальная незащищенность населения в купе с притоком мигрантов и оскорбленным национальным сознанием после развала СССР образуют плодородную почву для фашистских настроений. Ситуация аналогична Германии 1920-1930 годов.

И, как нам говорит исторический материализм, должна появиться сила, желающая подняться на волне этих настроений, вывести нацизм из маргинального состояния. Раньше это пытались сделать Рогозин и Белов-Поткин. Сегодня такой потенциал есть у Зенцова и его «Сопротивления». Ставка делается на два элемента: в сфере лозунгов — отказ (по крайней мере, на словах) от расизма в его примитивном виде, от гитлеризма и других составляющих, которые режут слух российскому обывателю. В сфере имиджа — здоровый образ жизни, спорт и харизматичный лидер.

Их декларации характеризуют:

1. Неконкретность формулировок, дающая простор для домысливания. Чем менее конкретна формулировка, тем большее количество людей найдет в ней что-то свое и согласится.

Националисты не были бы националистами, если бы не оперировали понятиями вроде «своей Земли». Мне лично решительно непонятно, какую землю нужно считать своей: в границах 1991 года, 1945 года, 1914 года, Киевская Русь — тоже равноправный вариант.

В качестве врага выставляется некая Система. Заметим, что слово «Система» встречается с заглавной буквой С. Это намек на то, что зло, с которым надо бороться, наделено сознанием, как Змей-Горыныч в детских сказках. Далее раскрывается, что Система — это антинациональный паразитический капитал и принцип «плати и потребляй». Подразумевается, что капитал бывает пронациональным. Капитал стремится к расширению, и обвинять его в том, что он пытается смести ограничения для себя — все равно, что обвинять Землю в том, что она крутится. Присутствуют классические для правых текстов эфемерные понятии вроде пролитой за Землю крови и культуры. Как будто культура это вечная, внеисторическая, неизменная сущность. Что подразумевается под русской культурой? Березовые лапти или автомат Калашникова? Достоевский или Маяковский? Или, может, ансамбль «Воровайки»?

Что общего имеет кровь, пролитая в междоусобных войнах с кровью рабочих и солдат, которые в 1917 году повернули свои штыки против самодержавия? Наверное, только цвет.

К сожалению, в документах не раскрыто, какими методами нас собираются вести в арийский рай. Парламентскими ли, насильственной революцией или еще какими — это дает большой простор: в официальных речах можно говорить одно, а с более радикальными сторонниками, перемигиваясь, иметь в виду совсем другое.

2. Механическое объединение левых и правых лозунгов

Помимо лозунгов о жестком ограничении миграции и охране титульной нации, «Сопротивление» подхватило лозунги национализации добывающей промышленности и оборонки, предлагают участие рабочих в разделе прибыли компаний. Вместе с тем отрицают «лживую» классовую борьбу.

Некоторые «левые», вдохновившись лозунгами социальной справедливости, даже считают Зенцова нашим временным попутчиком. Безусловно, это не так. Каким бы правильным ни был отдельный лозунг, он имеет смысл лишь в рамках целостной программы. Правильные пункты есть в любой декларациях любой партии: от Единой России до НСДАП. Кто решится назвать подобные структуры нашими попутчиками?

Иногда такое объединение доходит до маразма: на одной странице текста выступать против «подконтрольных СМИ», а на соседней требовать государственной аккредитации средств массовой информации.

3. Белопушистость

Мы не против инородцев, мы за русских. Наоборот, мы готовы и хотим дружить с народами, но для этого мы все должны остаться народами со своими традициями, верованиями, принципами и ценностями. Мы уважаем культуру и самобытность других народов и ратуем за их развитие и совершенствование.

Это важный абзац. Мы видим отход от лозунгов вроде «Режь гуков!» в сторону легального национализма. По крайней мере, на словах. Зенцов также отрицает насилие как метод достижения политических целей. Что же на деле? К сожалению, содержание официального сайта расходится с этими сладкими словами. На нем можно найти макеты стикеров «Накорми шавку асфальтом», молодого человека характерной внешности, говорящего: «А по ебалу?» политическому оппоненту. Уважение к другим народам демонстрирует стикер «Так и будешь сидеть на диване, пока хачики пристают ко мне на улице?».

Многое указывает на то, что «Сопротивление» причастно к силовым акциям правых, в частности к нападению на концерт в клубе «Железный лев». Как обычно и бывает в таких случаях, прямых доказательств их участия нет. Но мир уличной политики тесен: кому надо, тот знает.

По-другому быть и не могло: в сопротивление изначально шла радикальная правая молодежь. Наивно думать, что она в один миг откажется от своих взглядов и методов.

4. Популизм

Процентов девяносто акций организации посвящены проблеме алкоголизма, наркомании, курения и пропаганде спорта. Любая нормальная организация подписалась бы под этими лозунгами. Но то, что эти лозунги можно взять за основу программы, доказывает только одно: наше правительство не может справиться даже с такой примитивной задачей, как пропаганда здорового образа жизни. А вернее ему это просто не нужно. Заботиться о здоровье своей рабочей силы нужно только при «нормальном» промышленном капитализме. Для сырьевой экономики население России и так слишком велико. Мальтус улыбается нам с небес. Хотя то, что у левых нет позиции по вопросу «здоровья нации» — большое упущение, позволяющее подниматься различным Зенцовым.

Облик движения

Если вместо идеологии у сопротивленцев лево-правая каша, то с самопрезентацией у них все в порядке. Единственное, что должно отпугнуть русского человека — это количество речевых ошибок в документах движения. Хочется послать им толковый словарь русского языка.

Во-первых, лидер подобран очень грамотно. Роман Зенцов хоть и не является топ-бойцом мирового уровня (при 17 победах имеет 13 поражений), выглядит мощно и внушительно. Вместе с тем не похож на дуболома и умеет связывать слова в предложения. Многие рядовые члены тоже способны сфотографироваться с напряженными мышцами и имеют опыт в боевых искусствах. Это неудивительно, ведь футбольным хулиганам необходимо держать себя в форме. Хотя ролики тренировок некоторых их региональных отделений у разбирающегося человека вызовут смех, общей тенденции это не меняет: создается образ боеспособной бригады, у которой на пути лучше не вставать. При виде их пафосных фотографий и видеозаписей у мальчиков немного подскакивает адреналин, а девочки чувствуют низ своего живота.

Каким бы «мелкобуржуазно» это не звучало, но левым здесь есть чему поучиться: как говорил Лев Троцкий, «Безнадежна партия, которая не способна вести за собой мальчишек». В современном антифа-движении доминирует анархистский дискурс. Во времена СССР анархистская традиция у нас была прервана, поэтому постсоветские анархи были вынуждены копировать западных товарищей. Во многом они это делали некритично. В своей практике они боялись нарушить священные заповеди «антиавторитаризма», «антисексизма», «антимачизма», «антигомофобии» и других «анти-», что привело к тому, что в массовом сознании они стали ассоциироваться либо с грязными панками, либо с интеллигентами с радужным флажком в руке. Сейчас ситуация начинает меняться, но время уже упущено.

«Сопротивление» также позаимствовало эстетику стрейтэдж культуры (отказ от вредных привычек) и black bloc — изначально свойственную антифашистам. Можно сказать даже, что у фа и афа происходит рокировка в эстетике.

И чо?

Но, конечно, было бы глупо сводить успехи правых и поражения левых лишь к удачному или неудачному выбору имиджа. Левым пока, к сожалению, практически нечего сказать по национальному вопросу. Вроде бы верное утверждение марксистов о том, что социализм решит вопрос миграции вместе с вопросом неравномерного развития ни чего не говорит о том, что нужно делать сейчас. Анархисты же национальный вопрос отрицают вовсе: мантры вроде «Ни государств, ни границ, ни рас», вообще непонятны простому человеку (и мне тоже). Риторика правых хоть и лжива, зато конкретна. Нам еще предстоит выработать свой ответ Чемберлену. Иначе проект выхода нацизм из подполья ждет успех.

Источник: запись в ЖЖ-сообществе [info] dspa