Константин Харитонов: «Половина победы»

18 октября Химкинский суд принял решение заменить Максиму Солопову меру пресечения на подписку о невыезде, и антифашист был освобожден в зале суда. Решение это для многих было неожиданным, хотя и желаемым. Проведя радикальную демонстрацию у администрации города Химки в ответ на действия неонацистов, участвовавших в разгоне лагеря экологов, антифашисты нанесли властям чувствительную пощечину.

Это была именно пощечина, ведь акция, в сущности, носила символический характер. Было много дыма и шума, но реальный ущерб ограничился несколькими разбитыми окнами и надписями на стенах. Разве может это сравниться с беззаконием, сопровождавшим строительство платной трассы?

Естественно, реакция властей была простой — найти и наказать виновных. На следующий же день были схвачены публичные представители антифашистского движения и общественные активисты Максим Солопов и Алексей Гаскаров, еще трое активистов были объявлены в розыск. Начались массовые задержания антифашистов и допросы с избиениями, прекратившиеся только после широкой огласки в прессе.

В ответ на арест Солопова и Гаскарова по России и всему миру прокатилась волна протестов. Только в Дни единых действий, предшествовавшие судебному заседанию о продлении срока заключения, акции прошли в 27 городах и 12 странах. В поддержку арестованных высказались многие деятели культуры, журналисты, политики.

Свободу Алексею Гаскарову и Максиму Солопову!
Свободу Алексею Гаскарову и Максиму Солопову!

И все же Химкинский суд принял решение о продлении срока заключения как для Максима, так и для Алексея. Если суд над Гаскаровым проводился практически в закрытом режиме (на заседание пустили только журналистов и маму Леши), то у Солопова суд был действительно открытым, и все желающие могли понаблюдать за процессом. Аргументы следователя о необходимости нахождения Максима в СИЗО были смехотворны: отсутствие постоянного источника дохода (у студента дневного отделения!), наличие у Макса травматического пистолета (на который у него есть разрешение), а также то, что он является антифашистом. Кроме этого прозвучали лишь невнятные фразы о том, что обвиняемый может оказать давление на свидетелей или скрыться. После оглашения решения суда из зала раздались выкрики: «Позор!», «Позор следственной системе!»

Всем было ясно, что судья заранее знала, какое решение надо вынести, и слушания проводились скорее для проформы.

Именно поэтому неожиданным и воодушевляющим стало решение Московского областного суда об отмене решения о продлении заключения как Максима, так и Алексея. Видимо, на более высоком уровне судья уже не решилась настолько грубо нарушать закон. И вот 18 октября решение по делу Максима Солопова было пересмотрено в Химкинском суде, и антифашист был отпущен на свободу. И это уже полпобеды!

Почему только половина? Потому что хотя Максим (а вскоре, будем надеяться, к нему присоединится и Алексей) теперь и находится на свободе, его дело не закрыто, и обвинения ни с кого не сняты.

И все-таки решение суда стало важной промежуточной победой в деле освобождения химкинских заложников и снятия с них всех обвинений. Оно показало, что общество в состоянии оказывать на власть давление. Что акции протеста, публикации в СМИ, поручительства правозащитников и депутатов госдумы могут менять ситуацию. Это решение уже сейчас может быть укором тем скептикам, которые не верят ни в свои силы, ни в силу коллективного действия, и предпочитают тихо сидеть дома.

Кроме того, судебные заседания показали, что следствие зашло в тупик. Два месяца из «свидетелей» силой выбивали показания, фальсифицировали протоколы, вели судорожный и бессмысленный поиск заказчиков и организаторов. Но на суде следователь смог привести лишь старые нелепые аргументы да пару справок. А еще фотографию молодого человека в маске, в котором судья непонятно каким образом должна была узнать Максима Солопова.

Итак, Солопов сейчас находится на свободе, вероятно, скоро будет освобожден из СИЗО и Алексей Гаскаров. Вырубка Химкинского леса приостановлена. Но расслабляться пока рано — необходимо продолжить кампанию поддержки химкинских заложников и добиваться полного снятия обвинений. Акция 28 июля стала важной вехой в истории протестного и антифашистского движения в России. Нашлись люди, готовые ответить силой на беззаконие и неоправданное применение силы со стороны властей. И именно символическое применение силы оказалось тем необходимым элементом, который привлек внимание общественности и СМИ к деятельности экологов, уже несколько лет проводивших согласованные с властями акции и собиравших подписи под обращениями к представителям власти.

Новые Дни единых действий назначены на 12-15 ноября, и необходимо провести их, как минимум, на том же уровне, что и предыдущие, — а после быть готовыми к новым действиям. Снятие обвинений с химкинских заложников будет означать не только, что двое активистов останутся на свободе, но и что в России действительно можно бороться за чистый воздух, достойную жизнь, самоуважение, можно бороться против охамевших чиновников и жадных корпораций. Бороться — и побеждать.

Константин Харитонов, статья на сайте Рабкор.Ру