Андрей Лошак: «Пацаны заднюю не включают»

Фото: Сергей Карпов / Югополис

Журнал «Огонёк» №31 от 09.08.2010 опубликовал текст известного журналиста Андрея Лошака о ситуации, сложившейся вокруг Химок. Однако опубликованный «Огоньком» текст подвергся значительной правке. Помимо многочисленных правок в самом тексте, изменена и его финальная часть — попросту удалена. Поэтому редакция Антифа FM публикует оригинальный текст без правок «Огонька», который с разрешения Андрея размещён на сайте Комитета 19 января с указанием сделанных правок.

Пацаны заднюю не включают

Как-то неожиданно противостояние в Химкинском лесу, о существовании которого мало кто раньше слышал, приобрело поистине эпическое звучание. Экологи, разбившие лагерь в лесу, требовали одного: диалога с властью. В ответ их били разные люди: то сотрудники нанятых чопов, то загадочные молодчики в масках, то ОМОН с дубинками. Разговора не получалось, и это огорчало больше всего. Мало кто толком уже помнит, вокруг чего лес-бор, дело уже давно не в этом. Защита леса стала делом принципа: способна власть пойти на уступки или нет. Кто кого: они нас или наконец-то мы их? В стране, где не работают законы, люди живут по понятиям. Власть – не исключение. Для нее услышать народ – значит прогнуться под лохов. Это не по-пацански. Лохов принято прогибать, а особо дерзких – наказывать. Вспоминается история, рассказанная мне в Грузии. На одной из узких улочек Батуми уперлись нос к носу два джипа. Минут 10 сигналят друг другу, не двигаясь с места. Наконец, один из водителей вылезает из машины, подходит к другому и говорит: «Слушай, делай, что хочешь, а я с этого места не сдвинусь. Ты пойми, у меня по жизни принцип такой: заднюю не включать». Очевидно, что мэр Химок, член «Единой России» Стрельченко под лохов не прогнется. В небольшом подмосковном городе за последние 5 лет зафиксировано рекордное для области количество нападений на сотрудников оппозиционных изданий: 4 человека избито, 1 покалечен, 1 убит. Премьер Путин, подписавший разрушительные документы на уничтожение леса, тоже как известно «заднюю по жизни не включает». «Нас тупо игнорируют» – говорит лидер Движения в защиту леса эколог Елена Чирикова. Переговоры заходят в тупик, так и не начавшись. Лес при этом продолжают вырубать. Так обычно в этой стране дела и делаются: народ побухтит-побухтит немного, поперебрасывается ссылками в интернете, получит пару раз дубинкой промеж глаз и разойдется. А реальные пацаны продолжат решать вопросы. То есть пилить наш лес. И вот тут вдруг происходит нечто, отчего у бывалых пацанов отвисает челюсть. А именно: погром средь бела дня химкинской администрации.

«Очистим лес от фашистской оккупации 1941—2010»
«Очистим лес от фашистской оккупации 1941—2010»

Внезапная и организованная акция застала силовые ведомства врасплох. Молодые люди разгромили здание, перевернули пару милицейских машин, затем, выкрикивая лозунги, вернулись на станцию и уехали на электричке в Москву. Все действо заняло около 15 минут. По приблизительным подсчетам, в нем приняло участие около 300 человек. И ни один не слил информацию. Это уже серьезно. Антифа наверное впервые показали себя как сложившаяся политическая сила. Неудивительно, что на следующий день начались репрессии, продолжающиеся до сих пор.

Помню, как главный молодежный идеолог страны Василий Якеменко сказал мне в интервью: «Вы же понимаете: за каждой идеологией всегда стоят большие деньги». Действительно, глядя на Селигер, понимаешь: за казенные деньги можно построить какую угодно бутафорию. Как писал Геббельс: «Мы добиваемся не правды, а эффекта». То, что там происходит, – это профанация молодежной активности и одновременная промывка неокрепших мозгов. Подростков, как псов, натравливают на либеральных противников режима, приучая к рабской преданности власти. «Кто не согласный, просьба не беспокоить» – объявляет пресс-секретарь движения «Наши». Бонзы из «Единой России» рассказывают о необходимости модернизации политической системы путем создания «Федерального парламентского резерва». – т.е. кузницы юных бюрократов, мечтающих о теплом местечке в партии власти. Им не нужны инноваторы, им нужны согласные. Предел допустимого свободомыслия на Селигере – это участие в проекте борьбы с просроченными продуктами «Смерть творожка». Мероприятие проходит под эгидой молодежного демократического антифашистского движения «Наши». Участвовали ли «Наши» в борьбе с реальными неонацистами, от разгула которых в стране каждый год гибнут сотни людей? Защищали хоть раз права этнических меньшинств? Нет. Антифашизм (как и демократия) в понимании государственных идеологов – это травля диссидента Подрабинека или печально знаменитая инсталляция в виде насаженных на колы голов врагов режима с нахлобученными на них фашистскими фуражками. Ходорковский со свастикой, 82-летняя Людмила Алексеева, почему-то Квентин Тарантино. Вообще, вся деятельность «Нашистов» – это осквернение священного понятия «антифашизм», прославленного подвигами «Рот Фронта», «Интернациональных бригад» и «Сопротивления». Напоминает черные пиар-технологии, когда для оттягивания голосов избирателей противники кандидата на выборах выдвигают его полного тезку и однофамильца.

Инсталляция в виде насаженных на колы голов врагов режима, устроенная «нашистами» на Селигере

На этом фоне движение «антифа», выросшее из анархической панк-культуры, выглядит совершенно необъяснимым. Кремлевские идеологи и эфэсбэшные аналитики, привыкшие к тому, что все продается и покупается, не могут упорно уяснить один вопрос: кто за ними стоит? Какие оранжево-красно-звездно-полосатые силы финансируют этих оборванцев? Сорос? ЦРУ? Мировая закулиса? Чьих они будут? И с ужасом приходят к выводу: да ничьих. У них даже лидера нет. Их деятельность начиналась с защиты своей субкультуры от агрессии неонацистов. Постепенно движение росло и взрослело. Право на свой крохотный субкультурный мир – концерты, благотворительные акции и т.д. – они отвоевали. Пространство борьбы стало расширяться. Тактика из оборонительной перешла в наступательную. В конце концов, антифа подхватили эстафету у нацболов, став главным уличным движением прямого действия. В отличие от лимоновцев, идеология антифа не содержит в себе самобытных противоречий (термин «национал-большевизм» сам по себе оксюморон), являясь калькой одноименного анархистского движения на Западе. Погромы офисов «Комсомолки» и «Румола» стали первыми акциями, когда объектами нападения были организации, не имеющие прямого отношения к неонацистам. Однако по неофициальным данным газета «Комсомольская правда» и движение «Россия молодая» действительно поддерживали различные ксенофобские инициативы. В Химках – тоже самое. Вряд ли антифа стали бы громить администрацию города и вообще вписываться в защиту химкинского леса, если бы властьимущие для охраны строительства дороги не привлекли ультраправых футбольных хулиганов. И лозунг «Защитим русский лес», звучавший во время погрома, с одной стороны придавал акции какую-то былинную мощь, с другой являлся постмодернистским приветом идеологическим врагам, для которых, как известно, национальная идентичность превыше всего. Вообще, лес антифа волнует меньше всего. Они с беспросветным идеализмом воспринимают свою деятельность, как космогоническую борьбу добра со злом. В интервью «Коммерсанту» анонимный активист антифа говорит: «Какое-то абсолютное зло проявило себя по мере вырубки дурацкой лесополосы, какие-то неизлечимые болезни. Кто-то должен был стать санитаром».

Акция в защиту Химкинского леса и арестованных антифашистов. Москва, Чистопрудный бульвар, 7 августа 2010
Акция в защиту Химкинского леса и арестованных антифашистов. Москва, Чистопрудный бульвар, 7 августа 2010

Акция в Химках стала последней каплей. Уже на следующий день с многочисленными нарушениями закона были арестованы те, кто никогда и не прятался: неформальные спикеры движения, пришедшие по звонку из химкинской милиции давать показания. Алексея Гаскарова и Максима Солопова объявили организаторами беспорядков и заключили под стражу на два месяца. Продолжаются обыски в квартирах активистов и задержания журналистов, освещавших акцию. Похоже, административным наказанием антифашисты на этот раз не отделаются. Если государство решило проучить зарвавшихся идеалистов, как это было когда-то с нацболами, то будет показательный суд и реальные сроки за организацию массовых беспорядков. Технология тут отлаженная. У антифа начнется новый период тюремных гонений.

Вопрос: готовы ли они к этому? Одно дело: пусть и смертельно-опасная, но увлекательная уличная герилья, другое – кошмары российской пенитациарной системы. В обществе, растленном пиар-технологиями и суверенной демократией, давно наступила потребность в инъекции идеализма. Так уже было в российской истории. Реакция Николая Первого породила декабристов, те разбудили Герцена и понеслось. Тогда идеалистами были славянофилы и западники, но кончилось все террором «Народной воли». Сейчас: антифа и неонацисты. Дальше – цитата из известной работы Ленина: «Шире стал круг борцов, ближе их связь с народом. «Молодые штурманы будущей бури» — звал их Герцен. Но это не была еще сама буря». Если история повторяется, хочется надеется, что штурманами будущей бури станут все-таки антифа, а не их противники.