Александр Володарский: «Гаскаров и Солопов. Власть берет заложников»

Завтра, 13 августа, в 10 утра в Московском областном суде будут повторно избирать меру пресечения для хороших парней Леши Гаскарова и Максима Солопова. Их дело не то чтобы уникально — в России уже есть прецеденты, когда антифашистов судили за антифашизм. Примером может быть дело Алексея «Шкобаря» Олесинова: тогда в уголовном деле по статье 213 главным аргументом обвинения было именно то, что Шкобарь — неформальный лидер движения антифа. По официальной версии, Алексея судили за банальную драку с охраной клуба, не имевшую отношения к политике. При этом «пострадавший» не понес никакого ущерба и не имел претензий, конфликт давно был улажен полюбовно — тем не менее Шкобарь был признан виновным и отсидел в общей сложности около года.

Антифашистов пока что стесняются сажать по «экстремистской» статье 282, поэтому для давления на них используют «хулиганскую» 213-ю. Впрочем, это в столице и окрестностях стесняются, в провинции жандармы из управления «Э» не стесняются уже ничего, регулярно устраивая показательные сеансы мракобесия. Не так давно экстремистскими материалами был признан журнал «Автоном» и статья убитого нацистами адвоката Станислава Маркелова.

Но вернемся в Московскую область. Гаскарова и Солопова обвиняют в организации беспорядков 28 июля в Химках. Обвинение строится только лишь на том, что они известные, засвеченные в СМИ участники антифа-движения. Других доказательств у следствия нет, даже для того чтобы посадить подозреваемых, пришлось фальсифицировать протоколы о задержании. Мнения либеральной общественности относительно самой акции разделились. Одни, как Виктор Шендерович назвали протестовавших «швалью с коктейлями Молотова», другие, как Дмитрий Бутрин, по-отечески одобрили, к месту процитировав Бродского: «Все утирается ясный сокол. Господа, разбейте хоть пару стекол! Как только терпят бабы?».

Логика Шендеровича ясна: желание откреститься от любого, пусть даже символического насилия. Страх предстать маргиналами, которые поддерживают погромщиков, страх разделить с ними ответственность. К сожалению, существенная часть либеральной общественности не заметила, что ей уже давно не следует бояться маргинализации. Ей отрезали голову, нарисовали на лбу свастику и выставили на колу на берегу озера Селигер.

Открестились от «погрома» не только некоторые либералы — нашлись сектанты от анархизма, которым акция коллег показалась националистической из-за использования лозунга «Защитим русский лес» и ироничной славянской вязи на баннере. Они даже не поленились перевести свое осуждающее воззвание на английский и разослать по иностранным активистским сайтам, прямо под призывами к солидарности с арестованными.

Я не говорю про ультраправых: искренне завидуя красивому выступлению своих оппонентов, они так же искренне и непосредственно радуются репрессиям против них и нападают на участников акций в поддержку заключенных. Хотя бы доносов, вопреки обыкновению, не пишут, и на том спасибо.

Аргументы о том, почему человеку попавшему в беду не стоит помогать, как правило, придумываются очень легко. В то время как я, находясь в СИЗО (тоже по «хулиганской статье», в Украине это 292), с интересом изучал содержимое своих легких, в тематических рассылках велись дискуссии стоит ли мне вообще помогать, если я «реакционер», «дебил», «извращенец», «стукач» (все вышеперечисленное, кстати говоря, неправда, особенно первое и последнее). Если обывателю обычно достаточно формул «меня-же-это-не-касается» и «не-надо-было-лезть», то люди политически-грамотные не могут просто пройти мимо (иначе чем они отличаются от обывателей?), им волей-неволей приходится подталкивать падающего.

Гаскаров и Солопов не хулиганы. Они даже не совсем политзаключенные. Они заложники. Символическое насилие в Химках показало слабость власти и ее неспособность адекватно реагировать на реальную угрозу. На месте по большому счету мирных, хоть и шумных демонстрантов могли бы оказаться люди которые захотели бы не просто плюнуть в лицо власти, а выпустить ей кишки. И они бы точно так же преуспели. Власть отлично понимает это и боится. А слабые, неуверенные в себе люди часто бывают склонны к излишней жестокости. Вместо того чтобы заняться реальными причинами, спровоцировавшими акцию 28-го (постоянная ложь мэра Химок, давление на экологов, избиение журналиста Михаила Бекетова, сотрудничество застройщиков, местной власти и наемных неонацистов), государство зверствует, чтобы подтвердить свою маскулинность. Дело совсем не в разбитых стеклах (2 августа мы в Киеве уже пытались передать через российское в консульство стекло для химкинской мэрии — к сожалению, его не взяли). Ни о каком законе здесь нет и речи, это банальная месть, причем месть безадресная. У анархистов и антифашистов нет лидера и какой-то четкой организации, нас нельзя «обезглавить», поэтому единственное оружие власти в этой ситуации — запугивание: выбирается случайная легкодоступная жертва и показательно наказывается, «чтобы другим неповадно было».

В таких ситуациях обычно цитируют Мартина Нимеллера, но сегодня он неуместен. Ведь пришли-то не за «анархистами» и не за «экстремистами». Пришли не за «швалью с коктейлями Молотова». Пришли лично за вами. Уже давно.

Время и место встречи: 13.08.2010, Мособлсуд
143402, МО, Красногорский р-н, п/о «Красногорск-2», МКАД 65-66 км http://www.mosoblsud.ru/

P.S. И напоследок вот хорошая песня — от [info] vah-makaron. Она неплохо подытоживает сказанное:

Александр Володарский, shiitman.net