В преддверии демонстрации 19 января 2012 года

Фото: Игорь Подгорный / LiveJournal

За последний год произошло много событий. Десятки членов неонацистских банд были пойманы и осуждены на длительные сроки. Официальные организации националистов подверглись репрессиям, а некоторые их лидеры были завербованы силовыми органами. Никита Тихонов и Евгения Хасис, принимавшие участие в убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, получили самые строгие сроки заключения. Другой участник этих событий, предполагаемый убийца антифашиста Ивана Хуторского и федерального судьи Эдуарда Чувашова, неонацист Андрей Коршунов, скрываясь от правосудия в Украине, подорвался на собственной гранате.

В какой-то мере мы удовлетворены тем, как закончилась вся эта трагическая история. Гибель Коршунова ознаменовала собой окончание главы, связанной с неонацистским подпольем. Мы видим, как ситуация стала меняться буквально на глазах, а количество преступлений на почве ненависти резко пошло вниз. Но нельзя останавливаться на достигнутом, необходимо идти дальше. Поэтому мы собираемся говорить о тех социальных проблемах, которые также непосредственно касались той социальной борьбы, которую вели наши погибшие товарищи.

Мы полностью поддерживаем подъем социальных движений, который имел место в последнее время. Но считаем очень опасным влияние националистов, которые получили площадку для выступлений на митингах за честные выборы. Их идеология отвергает принципы равенства людей в управлении обществом. Именно они наделяют правами и свободами по принципу материального достатка или принадлежности к той или иной этнической группе. Националисты и национал-демократы — враги любой формы демократии, как бы они не пытались скрывать этого, используя мягкую и обтекаемую риторику.

Сегодня ксенофобия, исходящая от некоторых оппозиционных политиков, зачастую используется для того, чтобы эксплуатировать различные предрассудки новоиспеченного среднего класса. Социальная и классовая изоляция большинства трудовых мигрантов от зажиточных москвичей: бизнесменов, дизайнеров, IT-специалистов и студентов престижных вузов создает у последних искаженное представление о том, кем на самом деле являются люди труда из дружественных республик, и о причинах, побудивших их приехать в столицу.

На фоне общей инфраструктурной деградации экономики, неравномерного распределения ресурсов и концентрации основных капиталов в Москве, а также разросшегося и полностью потерявшего рассудок чиновничьего аппарата, нервозное отношение к власть имущим и приезжим начинает набирать обороты. В свое время в примерно похожей ситуации, опираясь на тот самый пресловутый средний класс, в конце 30-х годов прошлого века к власти в Германии пришел один известный австрийский художник. Сегодня в Европе и России его путь пытаются повторить различные хитрые политики, строящие из себя респектабельных националистов.

Помимо этого в истории известны случаи, когда в моменты социального подъема власть имущие прибегали к националистическому популизму для того, чтобы снять градус напряжения в обществе и перевести гнев народа с насущных проблем на нечто второстепенное. В России ксенофобские установки правящей партии проявляются уже сейчас. В частности, недавняя речь председателя Комитета по труду и социальной политике, члена партии Единая Россия Андрея Исаева об увеличении доли преступности среди этнических меньшинств и трудовых мигрантов отражает политику дискриминации мигрантов на государственном уровне.

Очевидно, что преступность не должна измеряться подобными категориями. Выборочные данные по комплексным проблемам не могут дать правдивой картины о том, что действительно происходит. Но если следовать их логике, то, возможно, политикам из Единой России стоило бы задуматься о том, сколько правонарушений каждый день осуществляют сотрудники полиции. Подобное исследование уже печаталось в одном известном журнале.

Но по крайней мере служители закона защищены 282 статьей, ведь сотрудники силовых органов в нашем извращенном уголовном праве считаются отдельной социальной группой, подвергающейся дискриминации. А как в свою очередь от подобной клеветы защищены трудовые мигранты, работающие сверхурочно без каких-либо социальных гарантий?

В то же время ситуация на Северном Кавказе также вызывает ряд вопросов, в том числе и у протестного электората. Преданные 99% голосов за Единую Россию в Чечне, одобренные волшебником-председателем Чуровым, не добавляют этой республики симпатий. Но, конечно же, проблема здесь не в том, что население подобных регионов полностью поддерживает курс правящей партии. Известно, что именно благодаря политики власти, в Чечне до сих пор не решены комплексные и структурные проблемы, а безработица среди населения достигает рекордных 50%.

Националисты игнорируют тот факт, что конфликты на Кавказе созданы той же самой политикой федеральных властей, которая теперь пытается тушить проблемы бензином — грубым вмешательством в экономику, поддержкой одних кланов против других, покрывательством коррупции в верхушке региональной власти и отсутствием разумной социальной политики. Та же эскалация насилия в Южном Дагестане, рост фундаментализма и количества террористических актов являются тому подтверждением. Это — ловушка, в которую загнали себя те, кто хотел купить лояльность пылающего региона.

Но и кричать в такой ситуации слоган «Хватит кормить Кавказ», значит занимать не самую дальновидную позицию. Это может привести лишь к тому, что регион окончательно отделится, а его власти спровоцируют новые витки насилия в результате межклановых разборок. Это усилит межэтническую и межконфессиональную напряженность между людьми как на Кавказе, так и здесь в Москве. Необходимо менять социальную политику в этом регионе. Необходимо избавиться от порождения коррумпированного режима, стоящего во главе этой республики. Но рыба гниет с головы. Сам режим давно протух и требует того, чтобы его демонтировали.

В данный момент российские власти видят опасность в любых независимых социальных и политических движениях, а мигрантов воспринимают исключительно как сырье — дешевую рабочую силу, в чем-то полезную для российской экономики, но не нуждающуюся ни в социальных правах, ни в защите от насилия со стороны работодателей или фашистов. Эта расистская установка укрепляет ксенофобские настроения в обществе, делает мигрантов в глазах других людей низшей по статусу группой, которая и не может претендовать на те же человеческие права, на которые претендует коренное население.

Мы же считаем, что вынужденные трудовые мигранты должны быть обеспечены равными трудовыми правами на всей территории нашей страны. Работодатели, нанимающие иностранцев, должны нести социальные обязательства в виде специальных налогов и компенсационных выплат. Только подобные меры способны сбалансировать рынок труда и защитить права простых трудящихся, как среди приезжих, так и среди коренного населения. Необходимо отказаться от практики вымогательства и дискриминации мигрантов сотрудниками правоохранительных органов.

Если не предпринимать эти меры сегодня и потакать «национально-ориентированным» политикам, завтра нас ожидает общество, находящееся в состоянии постоянной войны. Уличное насилие и взаимная неприязнь возьмут верх, что приведет к серьезной социальной напряженности. Нервозность будет витать в воздухе каждый раз, когда Вы будете садиться в столичную подземку или идти по улице по неблагополучному району. Но даже в таких условиях Вам придется совместно сосуществовать с другими социальными группами, ведь пересмотра экономической политики и перераспределения ресурсов от Федерального центра на периферию в ближайшее время не предвидится.

Редакция Антифа FM