Потерпевший по делу Игоря Харченко постеснялся зайти в зал суда

Во вторник прошло очередное заседание по делу антифашиста Харченко, обвиняемого в хулиганстве, нанесении повреждений различной степени тяжести двум националистам в июле 2010 года, а также в участии в экстремистском сообществе «Антифа». При этом в момент, который указали потерпевшие, Харченко находился на сцене (он музыкант и у него был концерт), чему есть сотня свидетелей.

А второй обвиняемый по этому делу — Денис Солопов, которого потерпевшие опознали среди нападавших, (и эти показания потерпевших подтвердил полиграф), во время предполагаемого нападения и вовсе отсутствовал в России. (После подтверждения ФСБ обвинения с Солопова были сняты). Ну и к тому же нет ни одного решения суда, по которому «Антифа» признавалось бы экстремистским сообществом, за участие в нем можно было преследовать. Так же напомню, что в деле сменились четыре следователя и в суд оно ушло только с пятой попытки.

Началось заседание с опозданием на полтора часа — в этот день там же, в Замоскворецком суде, оглашали приговор Расулу Мирзаеву и территория вокруг здания была оцеплена. На этот раз обошлись без собаки — подсудимого охраняли лишь сотрудник полиции и дружинник с красной повязкой. Игорь Харченко был явно в хорошем настроении, иногда о чем-то переговаривался с конвоем и смеялся.

Михаил Трепашкин (слева) и Игорь Харченко (справа)
Михаил Трепашкин (слева) и Игорь Харченко (справа)

Разговор был явно не о суде. Хотя и по ходу процесса поводы появлялись регулярно. В этот раз сменилось обвинение — теперь его представляет прокурор Юлия Шумовская. Потерпевшие на заседание снова не явились, так же как и свидетели обвинения. Что, впрочем, не помешало прокурору возразить, когда адвокат Харченко Михаил Трепашкин предложил изменить порядок проведения и заслушать свидетелей защиты — трое из них ждали в коридоре. Сначала доказательства обвинения, — настаивала прокурор. А то, что их нет, не проблема — свидетелям снова отправят повестки.

Адвокат Трепашкин предъявил суду распечатку с сайта Газеты.ру, где под репортажем с первого заседания по этому делу оставил комментарий пользователь Аркан (это кличка потерпевшего Сумина). В комментарии Сумин сообщает, что Аркан — это он, что статья — заказная и что никаких повесток он, как и Жидоусов, не получал. Но так как невозможно доказать, что оставил эту запись именно Сумин, суд приобщить это к делу не смог. Судья Татьяна Ковалевская также отказала в принудительном приводе потерпевших. Это крайняя мера, — сказала она тихим усталым голосом, — а пока нам неизвестна причина неявки, законных оснований для привода потерпевших нет.

Таким же тихим усталым голосом судья отклонила все остальные ходатайства защиты. Это представленная прошлый раз экспертиза на полиграфе показаний свидетеля защиты Каменко (основание для отказа — неправильное оформление) в этот раз снова отклонена — свидетель может быть вызван в суд и допрошен обеими сторонами процесса. По тем же основаниям отклонено ходатайство о приобщении экспертизы на полиграфе свидетеля Солопова Максима, родного брата Дениса Солопова, проходившего обвиняемым по этому делу. Так же отказано в приобщении диска с адвокатским опросом Дениса Солопова, проживающего сейчас в Голландии и Александры Цып, она производила фотосъемку на концерте 4 июля, где выступал Харченко.

Влад «Аркан» Сумин, предположительно, на так называемом Дне солидарности с «узниками совести» — ультраправыми, осужденными за насильственные преступления
Влад «Аркан» Сумин, предположительно, на так называемом Дне солидарности с «узниками совести» — ультраправыми, осужденными за насильственные преступления

Еще один отказ — в запросе полиграмм (результатов теста на детекторе лжи) в ЗАО «Бюро расследований» и в признании показания этого полиграфа недопустимыми. Эта компания проводила экспертизу на полиграфе по запросу следователя Быкова (второй по счету в деле) потерпевшего Сумина. Выводы этой экспертизы в деле есть, а самих полиграмм — нет. «Это как экспертиза по фото — результаты в деле есть, а самих фото нет», — возмущался Трепашкин. Претензий к выводам экспертизы две. Во-первых, она носит предположительный характер.

«В заключении эксперта говорится, что, вероятно, испытуемый говорит правду и что, предположительно, события, о которых говорит испытуемый, произошли 4 июля». «Вероятность не может быть положена в основу обвинения», — напоминает УПК Михаил Трепашкин.

Второй момент — это суть показаний Сумина. Он утверждает, что напавшие на него и Жидоусова 4 июля 2010 года были именно Харченко и Солопов. И полиграф подтверждает, что он говорит правду1. Но — Солопов не был там, это доказано и обвинения с него сняты. Таким образом, Сумин лжет. И это дезавуирует его показания и в отношении Харченко! Тут судья сослалась на то, что защита вынуждает суд давать оценку экспертизе заранее, и в ходатайствах отказала.

Это заседание так бы скучно и закончилось, если бы по окончании его в коридоре не обнаружился один из потерпевших. В сопровождении двух оперативников Владлен Сумин стоял в коридоре и мило беседовал с прокурором Шумовской и секретарем суда. На вопрос, почему он не пришел на заседание, Сумин промолчал и отвернулся. Позже секретарь суда подтвердил «Новой», что повестку Сумину вручили.

Следующее заседание назначено на 20 декабря.

«Новая» следит за развитием событий.

Надежда Прусенкова, материал на сайте «Новой Газеты»

Примечания

  1.  см. в материале Егора Сковороды о способах посадить антифашиста