Арест Алексея Сутуги и Алексея Олесинова продлен до октября

21 августа 2012 Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

На днях Басманный районный суд Москвы в очередной раз продлил срок содержания под стражей двум московским антифашистам — Алексею Олесинову по прозвищу «Шкобарь» и Алексею Сутуге по прозвищу «Сократ».

Шкобарь находится в СИЗО с середины февраля, а Сутуга, которого ждет маленький сын, — с начала апреля. Теперь срок ареста обоим антифашистам, которых следствие считает «подельниками», продлен до 17 октября.

Как говорит Светлана Сидоркина, адвокат Олесинова, обвинение молодым людям предъявлено по ч.2 ст.213 УК РФ (хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору) и только по факту инцидента в клубе «Воздух» 17 декабря 2011 года. Тогда охранники клуба, придерживавшиеся ультраправых взглядов, спровоцировали драку с посетителями концерта, в результате чего двое охранников получили ранения («Новая» уже писала об этом случае).

Алексей Сутуга
Алексей Сутуга

При этом в реальности следственные действия с Олесиновым и Сутугой проводятся еще по одному эпизоду. Так, на очной ставке обоих Алексеев опознал шестнадцатилетний националист, которого они якобы избили 4 декабря прошлого года. Сама очная ставка была проведена с нарушениями (по закону ей должно предшествовать опознание, а этого не было) и выглядит сомнительно: например, этот мальчик рассказал, что Сутуга был одет в красную куртку и красные ботинки. По словам очевидцев, в тот вечер Алексей был одет иначе, а мать Сутуги говорит, что подобной одежды у ее сына вовсе нет.

И у Олесинова, и у Сутуги есть алиби на вечер 4 декабря. Олесинов весь день не выходил из квартиры, и это подтверждает его подруга, которая была вместе с ним. Сутуга же участвовал в акции анархистов, приуроченной к итогам выборов в Госдуму (как писала «Новая», тогда около 30 человек с растяжкой «Вас на**али» перекрыли Пречистенку). Там Алексея видели множество свидетелей, в том числе несколько журналистов.

Акция анархистов, приуроченная выборам. Москва, 4 декабря 2011. Фото: Василий Максимов / Ridus.ru
Акция анархистов, приуроченная выборам. Москва, 4 декабря 2011 Фото: Василий Максимов / Ridus.ru

Сидоркина рассказывает, что материалы о соединении двух уголовных дел уже есть, однако обвинение по второму эпизоду так и не было предъявлено. К тому же сменился следователь по этому делу. «Станислав Кочергин, видимо, пошел на повышение. Наверное, наши дела дают к этому повод», — предполагает Светлана Сидоркина.

Станислав Кочергин за время расследования этого дела успел приобрести скандальную репутацию: к примеру, он без предупреждения явился на телеканал РЕН-ТВ, чтобы изъять старый сюжет об антифа, а также по его указанию был фактически похищен один из свидетелей по делу антифашиста Харченко. Дело Игоря Харченко этот следователь все-таки успел завершить. Теперь прокуратура должна одобрить обвинительное заключение и направить дело Харченко в суд. Как ожидается, судебный процесс может начаться в начале сентября.

Игорь Харченко, который находится в СИЗО уже больше года, обвиняется по целому букету статей: ст.115, ст.111 и 213 УК РФ. Якобы 4 июня 2010 года возле клуба «1 Rock» в Москве, где проходил концерт антифашистских групп, Харченко и неустановленные соучастники напали на двух ультраправых, Владлена Сумина и его друга Владимира Жидоусова. В результате Жидоусов получил легкие телесные повреждения, а Сумин едва не погиб — тяжелораненый, он попал в реанимацию. «Новая газета» уже не раз писала о том, что дело выглядит сфабрикованным сотрудниками полиции, а единственные доказательства вины Харченко — явно ложные показания пострадавшего Сумина.

Также Игорю Харченко было предъявлено обвинение по ч.2 ст.282.1 УК РФ («участие в деятельности экстремистского сообщества»). Это уже не первый случай, когда антифашистов судят как «экстремистов».

В Нижнем Новгороде последние несколько месяцев рассматривается дело пятерых антифашистов, которых обвиняют в создании «экстремистского сообщества» под названием «Антифа-RASH». По версии следователей, эта аббревиатура расшифровывается как «Red anarhia skinheads», а переводится как «красная анархия скинхедов». Основанием для преследования стали отпечатанные на принтере удостоверения участника «Антифа-RASH» и даже устав (!) этой «организации», подброшенные активистам во время обысков. («Новая» неоднократно писала, что такой организации не существует и уж тем более не существует устава и удостоверений).

Алексей Олесинов. Фото: Андрей Стенин/Коммерсантъ
Алексей Олесинов Фото: Андрей Стенин/Коммерсантъ

По мнению Светланы Сидоркиной, Олесинову и Сутуге может быть предъявлено то же обвинение, что и Игорю Харченко — участие в деятельности экстремистского сообщества. «Им это необходимо для того, чтобы ребят было проще задерживать и привлекать. Слишком много нераскрытых дел, которые центру Э никак не удается раскрыть. А так можно будет все их повесить на "экстремистов". Просто объявят экстремистским все антифашистское движение», — считает она.

На днях стало известно, что во Владимире по 282-й статье возбуждено уголовное дело против Андрея Иванова, автора фильма «Российские скинхеды-антифашисты». Это документальная лента, которая состоит из записей с концертов антифашистских групп и коротких интервью с музыкантами и активистами (в том числе и с Сутугой). Фильм был снят примерно год назад, автор показал его в нескольких городах, а когда Иванов недавно приехал во Владимир, он был задержан оперативниками из Центра «Э».

Теперь режиссер Иванов обвиняется в возбуждении вражды к «социальной группе "скинхеды"». Уголовное было возбуждено дело по факту того, что он якобы собирался публично продемонстрировать этот фильм «с целью возбуждения ненависти, либо вражды по признаку принадлежности к социальной группе "скинхедов", разделяющих националистически взгляды».

Егор Сковорода, опубликовано на сайте «Новой Газеты»