В Москве задержан музыкант и социальный активист

В четверг, 28 апреля, в Москве был задержан музыкант-рэпер Андрей Кравченко, выступающий под псевдонимом «Куба». Задержание произошло утром в университете, по месту учебы Андрея — в этот момент он шел сдавать государственный экзамен на факультете рекламы. На Андрея надели наручники и доставили в ОВД «Богородское», где ему сообщили, что он будет отправлен в сопровождении оперативников самолетом в Читу. В ОВД «Новой» подтвердили, что Андрея действительно передали сотрудникам УВД по Забайкальскому краю. 30 апреля, около полудня (6 утра по Москве) Андрея в наручниках доставили в Читу к следователю Железнодорожного ОВД города Ольге Орловой, которая отпустила Кравченко под подписку о невыезде.

Задержание Андрея связано с уголовным делом против молодых людей, которых местный Центр «Э» считает участниками несуществующей, но для оперативников реальной организации «Антифа». В сентябре 2010 года в милицию обратилась группа местных националистов во главе с Семеном Мурзиным (который сам является фигурантом дела по ст. 282 УК РФ), утверждавших, что их после футбольного матча избили антифашисты. В отношении пятерых молодых людей было возбуждено уголовное дело по статье «Хулиганство». Сейчас трое из них перешли из разряда подозреваемых в свидетели. С сентября прошлого года читинский Центр «Э» допрашивал фигурантов дела, проводил следственные действия, доходившие до абсурда: изымались кочерги и разбирались алюминиевые теплицы — это вещдоки, утверждали оперативники.

Андрей же в сентябре, с началом учебного года, уехал в Москву, поэтому допросить его читинским полицейским никак не удавалось. По месту жительства мамы Андрея не раз приходили оперативные сотрудники, но лично Андрею повестки на допросы не вручались — ни в Чите, ни в Москве, поэтому утверждать, что Андрей уклонялся от явки, правоохранительные органы не могут.

Я так понимаю, что это была провокация — может быть, Мурзину пообещали какие-то бонусы, пообещали «скостить» что-нибудь по другим делам, если он подаст заявление на нас, — поделился Андрей с «Новой» своим мнением о сентябрьских событиях.

Преследования читинских социальных активистов начались с момента создания в крае центра по борьбе с экстремизмом, им угрожали физической расправой, добивались увольнения с работы, исключения из вуза.

Снимали молодежь на камеры, приглашали на беседы, — рассказал Андрей «Новой». — Вызывали без всякой связи с чем-либо. Как обо мне узнали? Город достаточно маленький. Все, кто ходят на футбольные матчи, занимаются какой-то социальной активностью, все на виду. На беседы я не ходил, оперативники начинали раздражаться. Стали угрожать: говорили консьержу в доме, что я преступник, что меня надо посадить. Говорили матери, что «сообщат на работу» — правда, непонятно, о чем сообщат. Тем, кто на беседы ходил и пытался записать их на диктофон, угрожали побоями, говорили, что подкинут наркотики.

Летом 2007 года Андрей участвовал в экологическом лагере под Ангарском, на который напали неонацисты. Тогда погиб антифашист Илья Бородаенко. После тех событий Андрей давал интервью телеканалу НТВ.

Я достаточно активно занимаюсь музыкой, попадаю в поле зрения сотрудников Центра «Э» еще и поэтому. Они слушают песни в MySpace, читают аккаунты ВКонтакте. Пытаются классифицировать материалы как экстремистские.

Видимо, оперативников пугают такие строки одной из песен Андрея:

«Во времена гражданской войны
За кого, за кого, за кого пошел бы ты?
За красных или белых — мне, в общем, все равно,
А мне нужна свобода, я бы пошел к Махно.
Надо мной нет партии, никаких господ,
Я выбрал самую свободную из всех свобод.
Подо мной родная земля — гуляй-поле,
В руках — наган, а в моем сердце — воля.
<...>
Не проси пощады, раз украл хлеб наш.
За крестьянских женщин слезы, комиссар, ты жизнь отдашь.
Нам не нужен царь — не Русь это, а империя,
Большевикам и попам — никому не верю я».

Родственники Андрея предполагают, что сотрудники читинского Центра «Э» считают молодого человека лидером местных антифашистов. Андрей будет находиться под подпиской о невыезде до конца мая — тогда следователь Ольга Орлова планирует передать дело в прокуратуру, а оттуда — в суд. Она сообщила Андрею, который учится на последнем курсе, что постарается сделать так, чтобы у него не возникло проблем с учебой. За это, по словам Кравченко, оперативники из Центра «Э» пишут на Орлову, которая таким образом «мешает расследованию», жалобы.

Никита Гирин, «Новая газета»
Ольга Мирясова, специально для «Новой»

Размещено на сайте «Новой Газеты» 30.04.2011