Газета.Ru: «Администрация не добралась до суда»

Фото: Антифа FM

В Химках начался суд по делу о нападении на администрацию города в июле 2010 года. Антифашистов Максима Солопова и Алексея Гаскарова обвиняют в хулиганстве. Они вину не признают и готовы нести ответственность только за участие в несанкционированном шествии.

Тем временем на Украине решают, предоставлять ли статус беженца еще одному обвиняемому по делу — Денису Солопову. Химкинский городской суд в понедельник приступил к рассмотрению дела о нападении на администрацию городского округа Химки 28 июля 2010 года. На скамье подсудимых 21-летний Максим Солопов и 25-летний Алексей Гаскаров, которые были задержаны на следующий день после шествия антифашистов по Химкам, завершившегося закидыванием здания администрации камнями и файерами.

По версии следствия, организатором шествия был антифа Петр Силаев, который сейчас объявлен в международный розыск, а активисты движения Солопов и Гаскаров в нем участвовали. По два с половиной месяца обвиняемые провели в СИЗО, а затем были отпущены под подписку о невыезде. В понедельник Гаскаров и Солопов вместе со своими адвокатами Дмитрием Динзе и Юрием Ерониным пришли на первое заседание суда.

Впрочем, слушания чуть было не сорвались: не явились ни свидетели обвинения, ни представитель администрации Химок, вовремя не пришла и представитель прокуратуры.

«Очистим лес от фашистской оккупации 1941—2010»
«Очистим лес от фашистской оккупации 1941—2010»

«Объявляем перерыв из-за неявки гособвинителя», — разочарованно протянула судья Неонила Зепалова, известная тем, что оправдала журналиста Михаила Бекетова по делу о клевете на мэра Химок Владимира Стрельченко. Впрочем прокурор Егорова быстро обнаружилась, и заседание снова открыли. Солопов рассказал суду, что учится на пятом курсе РГГУ, а Гаскаров сообщил, что работает корреспондентом интернет-издания «Коллективное действие». После этого прокурор огласила обвинительное заключение, напомнив, что подсудимые обвиняются по ч. 2 ст. 213 (совершение хулиганских действий с применением оружия и предметов, использованных в качестве оружия).

По версии обвинения, Силаев и «другие неустановленные следствием организаторы преступления» заранее решили разгромить администрацию Химок «с целью срыва ее работы, а также с целью нарушения общественного спокойствия в данном муниципальном образовании». Для этого они объявили «на сайтах антифашистской направленности» о концерте в защиту Химкинского леса, собрав в 18.00 28 июля 2010 года не меньше 150 человек у метро «Трубная», а потом заявили пришедшим на мероприятие, что все его участники едут в Химки. «Силаев выполнял роль организатора и руководителя преступления», — продолжала Егорова, добавив, что для этих целей он использовал рупор. С собой у антифашистов были травматические пистолеты, камни и пиротехника, а также «маски для сокрытия внешности». В Химках, куда участники акции к 20.00 прибыли на электричке, они прошествовали к зданию администрации, развернув по дороге баннер «Защитим русский лес от фашистской оккупации». Его, согласно обвинительному заключению, разворачивали как раз братья Солоповы (старший брат Максима Денис сейчас в розыске по этому делу), Гаскаров и иные лица.

За десять минут дойдя до здания администрации Химок, «Солоповы, Гаскаров и другие лица» стали нарушать общественный порядок, «выражая явное неуважение к обществу», продолжала прокурор. По ее словам, подсудимые и другие обвиняемые стреляли по зданию из травматики, бросали в него бутылки и камни, файеры и домовые шашки, а также оставили на стенах надписи: «Русский лес» и «Спаси русский лес».

«В результате этих действий в здании администрации были повреждены более 10 стекол и оконных проемов, нанесен ущерб в размере 395 тысяч рублей», — закончила выступление обвинитель.

По ч. 2 ст. 213 УК РФ Солопову-младшему и Гаскарову грозит до семи лет лишения свободы. Виновными они себя не признают, о чем и заявили в суде в понедельник. «Ни одно утверждение в обвинительном заключении не подкреплено доказательствами», — поднялся со скамьи Солопов. «Мне непонятно, в чем обвиняют конкретно меня, ваша честь: из сказанного прокурором это неясно», — ответил на вопрос судьи Гаскаров. Давать показания в понедельник оба обвиняемых отказались, заявив, что выступят после свидетелей обвинения. Но те в суд так и не явились, хотя, по словам председательствующей Зепаловой, им всем были отправлены повестки. Не пришел и представитель потерпевшего по фамилии Шевелев: как сообщили суду в Химкинской администрации, он там больше не работает. Из-за этого заседание пришлось перенести на 23 марта.

«Русский лес!»: Защитники леса вырубили администрацию города Химки, 28 июля 2010
«Русский лес!»: Защитники леса вырубили администрацию города Химки, 28 июля 2010

До того как судья закрыла заседание, Максим Солопов успел заявить одно ходатайство — об исключении из материалов дела протоколов опознания его тремя свидетелями, а также протокола очной ставки, на которой не присутствовал адвокат Солопова. Судья в ходатайстве отказала, разрешив подсудимому заявить его вновь, когда эти документы будут исследованы. «Эти протоколы совпадают до запятой, написаны как под копирку», — сказал журналистам после заседания адвокат Солопова Еронин. Защитник Гаскарова Динзе добавил, что «вызывает сомнения достоверность показаний и других свидетелей»: по мнению адвокатов, они могли быть даны под давлением и действительности не соответствуют.

В понедельник должно быть вынесено еще одно важное для «химкинского дела» решение: в Киеве будет рассмотрена жалоба Дениса Солопова на отказ в предоставлении ему политического убежища на Украине.

Напомним, Солопова-старшего арестовали 4 марта 2011 года, когда он добровольно явился в миграционную службу Украины, предварительно получив статус политического беженца ООН. После беседы с оперативником Солопова, как нарушителя миграционного законодательства, отправили в СИЗО, где он находится до сих пор. «Жалобу сегодня рассмотрит суд, но без участия Дениса: у них так принято», — сказал Максим Солопов «Газете.Ru». Он объяснил, что брат принял решение уехать из России, после того как узнал, что в розыскном деле, которое на него завели в милиции, есть оперативная справка, в которой он объявлен особо опасным. «Там говорится, что у Дениса может быть оружие и, по инструкции, при его задержании можно стрелять. Причем основано это на какой-то оперативной информации, согласно которой они с Силаевым в 2008 году якобы выезжали в Швецию в тренировочный лагерь, а потом устраивали там погромы. Но это бред: Денис никогда не въезжал на территорию Евросоюза. У него есть загранпаспорт, но он посещал только те страны, в которые не нужны визы», — рассказал Солопов-младший. Он добавил, что, даже в случае повторного отказа в предоставлении брату статуса беженца на Украине, его высылка в Россию под вопросом: «Никаких запросов на его выдачу из России вроде бы не приходило».

Елена Шмараева, статья на сайте «Газета.Ru»