Антифа FM

антифашистский портал ex-«антифа.ру»
«Бесконечная война хаоса»

Вирно, Кайндль, Саншайн. Три текста о новом фашизме

Спенсер Саншайн. Новое имя фашизма: национал-анархисты

8 сентября 2007 г. в австралийском Сиднее антиглобалистское движение снова проводило демонстрации против неолиберальной экономической политики, на сей раз — чтобы оказать противодействие встрече в вехах Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Как и в ходже протестов против Всемирной торговой организации в Сиэтле в 1999 г. в штате Вашингтон, улицы заполнили самые разные группы — защитники окружающей среды, социалисты, правозащитники… И, как и в Сиэтле, был «Черный блок» — группа воинственно настроенных активистов, обыкновенно, левых анархистов, в масках и одетых во все черное.

В Сиднее «Черный блок» собрался и поднял флаги с надписью: «Глобализация — это геноцид». Но когда шедшие демонстранты присмотрелись повнимательнее, то обнаружили, что эти маршировавшие в «Черном блоке» были «национал-анархистами» — местными фашистами, одетыми как анархисты и проникшими на демонстрацию. Полиция должна была защищать этих влезших не в свое дело от изгнания обманутыми демонстрантами.

С тех пор, «национал-анархисты» присоединялись и к другим шествиям в Австралии и США; в апреле 2008 г. они протестовали в защиту Тибета против китайского правительства во время эстафеты Олимпийского огня в Канберре и Сан-Франциско. В сентябре американские «национал-анархисты» протестовали во время «Фестиваля Фолсом-стрит», ежегодного «кожаного» мероприятия геев в Сан-Франциско.

Хотя все это может показаться изолированными случаями ловкого обмана, такие квази-анархисты являются интернациональным экспортным продуктом новой версии фашизма, которая являет собой существенный сдвиг в тенденциях и идеологии движения. «Национал-анархисты» имеют сторонников в Австралии, Великобритании, США и в континентальной Европе и являются, в свою очередь, частью более широкой тенденции фашизма, которая присваивает себе тенденции левого радикализма. Как «автономные националисты» в Германии и жантильный интеллектуальный фашизм европейских новых правых, «национал-анархисты» заимствуют левые идеи и символику, используя их, чтобы замаскировать свои фашистские ценности. Так, «национал-анархисты» обличают централизованное государство, капитализм и глобализацию — но вместо этого хотят установить систему этнически чистых общин.

В 1990 г. Чип Берлет в «Правые обхаживают левых» показал, как крайне правые в США во многом пошли навстречу левым. «Фашистские правые обхаживали прогрессивных левых, в первую очередь, в вопросе оппозиции против использования американских войск в интеревенциях за рубежом, поддержки Израиля, по проблемам должностных преступлений и „операций прикрытия“ ЦРУ, репрессий во внутренней политике, прав личности и гражданских свобод»1. Позднее фашистские правые также пытались создать союзы в таких вопросах, как окружающая среда, непримиримый антисионизм и оппозиция против глобализации.

В период после Второй мировой войны фашизм стал все более международным, особенно с развитием Интернета. Один из самых очевидных результатов этой интернационализации — постоянный приток европейских идей в США. К примеру, движение наци-скинхедов, зародившееся в Британии, быстро распространилось в США. В обмен, американцы экспортировали в Европу Ку-Клукс-Клан и контрабандой завезли в Германию отрицание Холокоста и неонацистскую литературу2.

Идея «национал-анархизма» распространилась по миру через Интернет. В США базируются лишь несколько вэб-сайтов, но с устойчивой тенденцией к росту. И они представляют то, что многие рассматривают как потенциально новое лицо фашизма. Взяв на вооружение отобранные символы, лозунги и положения левого анархистского движения, эта новая форма послевоенного фашизма (подобно европейским «новым правым») надеется избежать клейма старой традиции, влив при этом фашистские в своей основе ценности в новое движение антиглобалистских активистов и связанных с ним децентрализованных политических групп. Одновременно «национал-анархисты» рассчитывают отвлечь членов (таких как реакционных контркультурщиков и активистов Британской национальной партии) от традиционных бело-националистических групп к тому, что они провозглашают «ни левым, ни правым»3.

Несмотря на эти заявления, в центре идеологии «национал-анархизма» самым непосредственным образом находится то, что ученый Роджер Гриффин определяет как сердцевину фашизма: «палингенетический популистский ультранационализм». «Палингенетический, — пишет он, — это характеризующий термин, обозначающий видение радикального нового начала, следующего за периодом разрушения или ощутимого растворения». Палингенетический ультранационализм — такой, чье «мобилизующее видение состоит в том, что национальное сообщество, как феникс, возродится после периода наступления на него и упадка, который почти разрушил его»4.

Этот «ультранационализм» служит для национал-анархистов их главной идеологической инновацией: стремление создать безгосударственную (и, следовательно, «анархистскую») систему этнически чистых поселений. Их ведущий идеолог Трой Саусгейт заявляет: «мы просто хотим подчеркнуть, что национал-анархизм, по сути, является расовым феноменом. Это делает его отличным от других»5.

[panel head=»От переводчика»]Следует иметь в виду, что под «расой» «национал-анархисты» понимают не «биологическую», а «культурную общность», иными словами, то, что «новые правые» именуют «этносами» или «культурами».[/panel]

Зачем нам обращать внимание на такие новые формы фашизма? Ведь нет непосредственной угрозы захвата власти фашистами в устоявшихся либеральных демократиях Запада, приход к власти Муссолини и Гитлера в 20-х — 30-х гг. происходил в другую эпоху и при иных социальных условиях, нежели существующие ныне. И, однако же, многое осталось по-прежнему.

Новые мутации обладают потенциалом, позволяющим им внести опустошение в социальные движения, оттянуть левых активистов к правым. К примеру, когда Советский Союз распался, в России внезапно появился ряд некоммунистических левых групп, выступивших за эгалитарное общество без диктатуры. Однако доминировать стала тенденция национал-большевиков, которая является на сегодня, вероятно, наиболее успешной из групп так называемой «третьей позиции» (см. Словарь в конце этой статьи). Привлекая к себе внимание разочарованных молодых людей с помощью заимствования многих левых положений и вовлекая их в акции прямого действия, национал-большевики с успехом обошли своих соперников, в массовом порядке абсорбировав их демографическую базу. Левые группы исчезли, а национал-большевики остались сильным политическим движением с мощной низовой и молодежной основой. Повзрослев, они на десятилетия сохранят влияние в российской политике.

Хотя упомянутые фашистские секты немногочисленны, Джеффри Бейл отмечает, что обращать внимание на них важно, поскольку они могут послужить ремнем передачи нестандартных политических идей, оказав влияние на многие группы мэйнстрима и связать их в транснациональную сеть6.

На протяжении ряда лет, антиглобалистское движение также открывает пространство для подобных право-левых альянсов. Голландская антирасистская группа «Де фабель ван де иллегаль» вышла в 1998 г. из антиглобалистского движения из-за его связей с крайне правыми силами. Палеоконсервативный политик Пат Бьюкенен, придерживающийся расистских и антисемитских взглядов, выступал с трибуны профсоюза водителей грузовиков во время демонстраций против МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне в 2000 г.7. Такие расисты, как Луис Бим (сотрудничавший с «Рыцарями Ку-Клукс-Клана» и «Арийскими нациями») и Мэтт Хейл (Всемирная церковь создателя), расхваливали Сиэттлскую демонстрацию против Всемирной торговой организации в 1999 г.8.

В то же самое время, часть левых антиимпериалистов (включая многих анархистов) вступила в альянсы с такими реакционными исламистскими движениями, как Хамас и Хезболла, призывают к открытому согласию с антисемитизмом и обнимаются с националистами9. Эта история побудила многих космополитических анархистов опасаться, что открытие фашистов нового стиля в сторону радикальных левых будет иметь известный успех.

История и стратегия секты

«Национал-анархисты» берут свое начало в Национальном фронте, крайне правой британской партии, которая в 1977 г. добилась, как «темная лошадка», определенного успеха на выборах, выдвинув ксенофобскую и анти-иммигрантскую платформу. После выборов группа раскололась на множество внутренних фракций, а затем распалась на 2 отдельные секты. Трой Саусгейт, ведущий англоязычный идеолог «национал-анархизма», — ветеран этой междоусобицы. Он вступил в НФ в 1984 г., а затем примкнул к отколовшейся группе. Та, в свою очередь, раскололась еще раз и превратилась в Национально-революционный фронт (НРФ), небольшую кадровую организацию, открыто призывающую к вооруженной партизанской войне10.

В конце 1990-х гг. НРФ начал видоизменяться, превращаясь в Национал-анархистское движение. На протяжении ряда лет они сосуществовали, перетекая друг в друга, пока, наконец, НРФ не самораспустился в 2003 г.11. Идеология Саусгейта со временем не претерпела существенных изменений, и он продолжает распространять свои сочинения, написанные в период НРФ.

Единственной известной публичной «национал-анархистской» акцией НРФ стало присутствие на Анархистском еретическом фестивале в октябре 2000 г. В нем принял участие ряд групп, относимых к маргиналам из маргиналов. Однако при попытке организовать второй фестиваль, его блокировали и сорвали многие анархисты и антифашисты. После того, как то же самое произошло в 2001 г., Саусгейт и НРФ отказались от этой стратегии и отступили к чисто-интернетной пропаганде12.

Фестиваль показал, что Саусгейт перенял троцкистскую тактику энтризма — стратегии проникновения в другие политические группы для того, чтобы или захватить их или отколоться от них затем вместе с частью их членов13. Саусгейт заявляет: «НРФ использует кадры активистов для того, чтобы проникать в политические группы, институты и службы… Делать так — часть нашей стратегии. И, если мы хотим добиться успеха в будущем, такую работу следует вести на растущей основе»14. Он утверждает, что НРФ проник на демонстрацию «Остановите город» в 1999 г., на первомайскую демонстрацию протеста 2000 г., на мероприятия Ассоциации саботажа охоты и Фронта освобождения животных15.

Помимо тактического значения, энтризм для «национал-анархистов» — это философия, поскольку они рекрутируют членов среди левых и особенно среди анархистских групп. Вместо того, чтобы именовать себя «расовыми коммунитаристами», они принимают ярлык «анархистов» и специфически перенимают анархистские представления. В качестве примеров можно привести использование пурпурной звезды (для анархистов типично использование или черной или наполовину черной звезды, при чем вторая половина обозначает особую тенденцию, к примеру, красная у синдикалистов, зеленая для защитников среды и т.д.) или красно-черной звезды с наложенным кельтским крестом (последний стал типичным символом белых националистов). Союзные им фракции новых правых в Австралии и Британии также используют «символ хаоса» — восьмиконечную звезду — которую они позаимствовали у левых контркультурных анархистов.

Использование фашистами политического формирования «черный блок» на демонстрациях — это также заимствование форм, практикуемых анархистами и крайне левыми. В последние годы германские фашисты, называющие себя «автономными националистами», поднимают черные флаги (символ традиционного анархизма) и даже переняли символику немецких антифашистских групп16.

Еще в 1984 г. Пьер-Андре Тагиефф, эксперт по европейским «новым правым», обличал «тактику идеологического карабканья, систематически используемую GRECE», правый механизм привлечения некоторых левых критиков развитого капитализма по сути к глубоко фашистским идеям17. Здесь мы видим, как идеологическое карабканье осуществляется на низовой основе.

Следует отметить, что, несмотря на их название, «национал-анархисты» выросли не из анархистского движения и, в интеллектуальном смысле, не основаны на его идеях. Для анархистов типично рассматривать себя как часть космополитического и подчеркнуто антинационалистического левого движения, стремящегося разрушить как капитализм, так и централизованное государство. Они стремятся заменить его децентрализованными, неиерархическими и самоуправляющимися сообществами. Как и марксисты, они столь же категоричны в своей оппозиции как расизму, сексизму и гомофобии, так и капитализму. В США анархисты играли ключевую роль в создании рабочих союзов; они были единственной фракцией, поддерживавшей права геев перед Первой мировой войной, выступали в первых рядах движения за свободу слова, активно участвовали в поддержке легализации контроля над рождаемостью. В том, что белые националисты перенимают имя и символы анархистов, заключена ирония, поскольку у анархисты имеют длинную историю физического подавления мероприятий белых националистов (взять, к примеру, Антирасистское действие). Боевые формирования анархистов сражались с Франко в Испании и с Муссолини в Италии.

[panel head=»От переводчика»]В то же время, имелись случаи, когда на позиции «анархо-национализма» и «новых правых» переходили выходцы из анархистской среды. Таков случай французского «Анархистского рабочего альянса», который начал как анархо-коммунистическая организация, но затем сосредоточился на борьбе с масонством, сионизмом и «ложью о Холокосте».[/panel]

Вопрос о «фашизме»

Национал-анархисты заявляют, что они — не «фашисты». Однако Трой Саусгейт схож с менее известными фашистами, такими как лидер румынской «Железной гвардии» Корнелиу Кодряну и более ортодоксальными нацистами, такими как Отто Штрассер и Вальтер Дарре. К жонглерству Саусгейта относится и утверждение, будто он «против фашизма», социалист (как это делали такие нацисты, как Штрассер) и сторонник политической децентрализации (как делают современные европейские фашисты, такие как Ален де Бенуа). Иногда он заявляет, что фашизм равнозначен капитализму, против которого он выступает, или способствует централизованному государству, против которого он тоже выступает.

Саусгейт, несомненно, искренен в своем неприятии классического фашизма Гитлера и Муссолини, и ссылается на это как на причину своего разрыва с одной из групп, отколовшихся от Национального фронта. Он считает старый фашизм дискредитировавшим себя и отрекшимся от истинных ценностей революционного национализма. Но его конечная цель, которую он разделяет с европейскими новыми правыми, — это создание новой формы фашизма, с теми же самыми основополагающими ценностями оживленного сообщества, которое превозможет декаданс космополитического либерального капитализма. Эта задача невыполнима до тех пор, пока в глазах людей его взгляды будут увязываться со старой традицией фашизма.

«Третья позиция»

Одно из двух течений, оказавших самое большое влияние на «национал-анархистов», — это фашистское меньшинство, именуемое «Третьей позицией». Его корни лежат в национал-большевизме, который первоначально имел отношение к коммунистам, стремившимся к национальной (а не интернациональной) революции. Вскоре однако он стал относиться к нацистам, которые искали союза с СССР. Наиболее заметным из них был «левый нацист» Отто Штрассер, бывший социалист, выступавший за перераспределение земли и национализацию промышленности. После того, как он критиковал Гитлера за то, что тот сомкнулся с интересами банкиров, Отто Штрассер был исключен из партии. Его брат Грегор Штрассер разделял те же взгляды, но оставался нацистом до 1934 г., когда его убили другие нацисты в ходе «ночи длинных ножей».

Некоторые послевоенные фашисты продолжали эту идейную линию, включая Фрэнсиса Паркера Йоки и Жана-Франсуа Тириара18. Они считали главным врагом США и либеральный капитализм, стремились к альянсу с Советским Союзом и провозглашали солидарность с революционными движениями Третьего мира, включая «коммунистические» революции в Азии и Латинской Америке и арабских антисионистов (особенно тех, с которыми разделяли антисемитские взгляды). Последователи Тириаа в Италии сформировали секту «наци-маоистов» на основе этих принципов, и после ужасного взрыва бомбы в августе 1980 г. в Болонье, в результате которого погибли 85 человек, 40 итальянских фашистов бежали в Англию, включая Роберта Фиоре.

Убежище Фиоре предоставил член Национального фронта Майкл Уокер, издатель газеты «Скорпион»19. Эта газета впоследствии распространяла идеи «Третьей позиции» и «новых правых» в британском Национальном фронте, и Трой Саусгейт открыто признает их основное влияние20. Идеи «Третьей позиции» распространялись в НФ также через журнал «Райзинг»21. После раскола 1986 г. это новое влияние привело к изменению политики партии. Видные ее члены посетили Ливию Каддафи, хвалили иранского аятоллу Хомейни и развивали связи с «Нацией ислама» в США.

Саусгейт заявляет, что отказался от фашизма «Третьей позиции»22. Это двуличное заявление. Он отверг централизованное государство и, соответственно, его способность национализировать промышленность или создать «этногосударство». Тем не менее, «национал-анархисты» сохранили два основных философских столпа «Третьей позиции». Первый — это понимание националистического социализма как третьего пути между капитализмом и левым социализмом марксизма и традиционного анархизма23. Второй — это упор на стратегический и концептуальный альянс националистов (особенно в Третьем мире) против США. Подобно тому, как НФ хвалил «Нацию ислама» и Каддафи, «национал-анархисты» хвалят черные и азиатские группы расового сепаратизма и поддерживают движения за национальное самоопределение, такие как движение за независимость Тибета. В отличие от многих белых националистов (таких как Британская национальная партия), «национал-анархисты» являются происламистскими — но только в том случае, если исламисты «готовы ограничить свою борьбу традиционными исламскими районами мира»24.

Как отмечают Чип Берлет и Мэтью Лайонс, группы в США, находящиеся под влиянием «Третьей позиции», такие как «Белое арийское сопротивление», Американский фронт и Национальный альянс, а также пастор «Христианской идентичности» Боб Майлс также исповедуют аналогичные взгляды25. Комментаторы часто не замечали многолетний союз Американского фронта с НРФ Саусгейта26. Подобно НФ, американские фашисты Том Метцгер и Линдон ЛаРуш также установили связи с «Нацией ислама»27. Недавно политику «Третьей позиции» стал проводить и Национальный альянс. Он попытался завербовать в свои ряды левых активистов, открыв подложную антиглобалистскую вэб-страницу, а в августе 2002 г. провел демонстрацию солидарности с Палестиной в Вашингтоне28.

Ранняя попытка непосредственно перенести в США «национал-анархистскую» идеологию была предпринята политическим провокатором Биллом Уайтом. Он начал свою политическую Одиссею как левый анархист, но быстро занял «национал-анархистскую» позицию на волне антиглобалистского движения. Он написал позорную статью для онлайн-издания «Правды» в ноябре 2001 г., в которой ложно утверждалось, будто «национал-анархисты» были частью анархистских «черных блоков»29. Позднее Уайт связался с Национальным альянсом, а затем воспринял чистый нацизм «Национал-социалистического движения».

В настоящий момент в США имеются два сайта, непосредственно связанных с «национал-анархистами»30. Один из них создан одним плодовитым христианским бывшим наци-скинхедом, а другой, в районе залива (Сан-Франциско) организовал региональную «сеть». Именно эта небольшая группа заявляла о своем участии в демонстрациях за независимость Тибета и протестах против Фестиваля Фолсом-стрит.

В дополнение к этому, «национал-анархисты» как особая идентичность в рамках сцены белых националистов, продолжают привлекать определенное количество последователей в США. К примеру, один из бывших сотрудников базирующегося в Орегоне журнала «Грин анарки» связан с этой перспективой 31. Американские «национал-анархисты» часто принимают участие в дискуссиях на «Стормфронте», главном Интернет-форуме белых националистов. Там они отстаивают свои взгляды на раздельное развитие рас и антисемитские воззрения от традиционных фашистов, многие из которых взирают на политику «Третьей позиции» со скептицизмом, если не с откровенной враждебностью. Очевидно, слышать, как белые националисты хвалят исламистских, коммунистических и анархистских мыслителей, для некоторых правых так же тяжело, как и для левых.

Бенуа и европейские «новые правые»

Другое, помимо фашизма «Третьей позиции», идеологическое влияние на национал-анархистов оказали европейские «новые правые», особенно мыслитель Ален де Бенуа. Национал-анархисты восприняли его идеи насчет расы, политической децентрализации и «права на различие».

Бенуа основал идейный центр «GRECE» и потратил жизнь на создание интеллектуально-респектабельного строения для фашистских в своей основе идей. Подобно Саусгейту, Бенуа шумно заявляет, что не является фашистом, однако ученые, такие как Роджер Гриффин, с этим не согласны. По словам Гриффина, «новые правые» могли «в конце 80-х гг. похвастаться вполне значительным достижением: осуществить „переделку“ классического фашистского дискурса настолько успешно, что, по меньшей мере, на поверхности он изменился до неузнаваемости»32.

Бенуа расширил представление о союзе европейских наций с Третьим миром против главных врагов: США, либерализма и капитализм. Однако в отличие от фашистов, которые желали объединить Европу в сверхгосударство, Бенуа призывает к радикальному федерализму и политической децентрализации Европы. Роджер Гриффин описывает это представление следующим образом:

Плюралистическое, мультикультурное общество либеральной демократии должно уступить место не харизматическому и — в случае с фашизмом — расово чистому национальному сообществу с культурной координацией, близкому к нации-государству, но союзу однородных этно-культурных сообществ (этносов) в рамках федералистской Европы33.

[panel head=»От переводчика»] Подобно «новым правым», «национал-анархисты» заявляют, что они не являются расистами и фашистами, поскольку выступают не за иерархию между «этносами», а за их «равенство» при сохранении их «идентичности», то есть, их несмешиваемости.

Трой Саусгейт заявляет: «Мы верим в политическую, социальную и экономическую децентрализацию. Иными словами, мы хотим увидеть позитивную эволюцию, при которой все бюрократические концепции, такие как ООН, НАТО, ЕС, Всемирный банк и даже нации-государства будут искоренены и последовательно заменены автономными поселениями — коммунами», см.: Troy Southgate. What is National-Anarchism? // Folk and Faith.

Некоторые «национал-анархисты» даже допускают, что такие этнически-чистые общины могут сосуществовать со «смешанными». Как утверждает Кейт Престон, «национал-анархисты» выступают за такую модель общества, при которой общины, практикующие отделение на основе таких факторов, как этничность, религия или сексуальная ориентация, сосуществуют со «смешанными» или «интегрированными» сообществами, см.: Preston. National-Anarchism and Classical American Ideals: Is A Reconciliation Possible? Food for the European Mind. Retrieved on 2008-02-18.

При этом осуждается «расовая ненависть». По словам Саусгейта, «мы ищем наше собственное пространство, где могли бы жить согласно собственным принципам», см.: Miron Fyodorov. Interview with Troy Southgate for Kinovar, Russia.[/panel]

Бенуа включил в свои теории многие положения утонченной левой критики, иногда звучащие в духе марксистов Франкфуртской школы. Сегодня он обличает капитализм, либерализм, общество потребления, христианство, универсализм и уравниловку. Он защищает язычество, «органическую» демократию и Третий мир. Он ставит под вопрос роль бесконтрольной технологии, поддерживает экологизм и своеобразный феминизм34. Он отвергает биологический детерминизм и утверждает, что «раса» является культурным понятием35. Саусгейт следует практически всем этим положениям, которые не обязательно заложены в «Третьей позиции».

В силу подобных взглядов, европейские «новые правые» весьма отличаются от американских «новых правых», поскольку их европейские коллеги предают христианство и свободный рынок анафеме. Европейцы близки к палеоконсервативной традиции в США и связаны с Рокфордским институтом, издающем «Chronicles».

Главная интеллектуальная формулировка Бенуа — это «право на различия», которое подкрепляет культурную однородность и разделение различных этнокультурных групп. В этом смысле он распространяет идею о «национальном самоопределении», с которой выступали антиимпериалистические левые, на микронациональные группы Европы (иногда это называют «Европой ста флагов»). «Право на различия» оказало влияние на антииммигрантскую политику Национального фронта Ле-Пена во Франции, и некоторые члены GRECE вступили в эту партию, хотя сам Бенуа критикует Ле-Пена36.

Бену оказал влияние и на «белый сепаратизм» в США. Основанный обычно на требовании сепаратной белой нации в части Айдахо, Монтаны, Орегона, Вашингтона и Вайоминга, он стал популярной идеей в кругах белого национализма с начала 1980-х гг.37. Эта программа децентрализованных регионов подпитывалась появившимися в то же время децентрализованными организационными схемами. Луим Бим ратовал за «сопротивление без лидеров» и стратегию «одиноких волков» для крайне правого терроризма38, а пастор «Христианской идентичности» Боб Майлз стал именовать себя «кланархистом».

Играя языком, Бенуа заявляет, что он — антирасист. Расизм, говорит он, это функция универсалистских идеологий, таких как либерализм и марксизм, которые стирают региональные и этнические идентичности. «Расизм, — заявляет он, — это отрицание различий»39. Однако Тагиефф, проницательно наблюдающий за «новыми правыми», фиксирует в сердцевине этой формы фашизма «миксофобию», страх перед смешением. Это часть «более мягких, новых и эвфемистских форм расизма, расхваливающих различия (гетерофилия) и подменяющих „расу“ „культурой“»40.

Эти «новые правые» идеи оказали на «национал-анархистов» очевидное влияние. В Австралии Национал-анархистская группа по практическим соображениям соединяется с «Новыми правыми Австралии — Новой Зеландии», и в одном месте они заявили, что «новые правые — это теория, а национал-анархизм — практика»41. В Британии Трой Саусгейт участвует во встречах «новых правых» с 2005 г.42. Однако в то время как Бенуа утверждает, что он не питает ненависти к иммигрантам, отрекается от антисемитизма и одобряет феминизм, «национал-анархисты» демонстрируют, чем оборачиваются идеи «новых правых» на практике: жесткий расовый сепаратизм, открытый антисемитизм, гомофобия и антифеминизм. «Право на различия» превращается в сепаратные, отделенные друг от друга этнические общины-поселения.

«Новые правые» оказали также ограниченное влияние на часть левой интеллигенции. В США влиятельный журнал «Телос» (известный распространением западных марксистских текстов на английском) сдвинулся вправо в 1990-х гг., когда его издатель стал демонстрировать симпатии к европейским «новым правым» и публиковать произведения Бенуа43. Он продолжает публиковать Бенуа и изучает идеи нацистского теоретика законов Карла Шмита. Многие левые сегодня предали этот некогда уважаемый журнал анафеме44.

Ричард Хант

Хотя Бенуа выступает за децентрализованные федералистские политические структуры, австралийские «новые правые» дают ясно понять, что не идут так далеко, чтобы выступать за анархизм как таковой45. Ссылки на «анархизм» идут от Ричарда Ханта с его понятием «поселений» (общин). Хант был вначале издателем британского журнала «Green Anarchist», который выступал за экологическую, антииндустриалистскую этику. Затем он был исключен из издательского коллектива за свои крайне правые взгляды и основал «Green Alternative». Последнее издание рассматривается как «экофашистское».

Хант разделяет апокалиптическое представление о пост-индустриальном общества в духе «Безумного Макса» (Mad Max). Саусгейт комментирует: «говорить, что на нас оказали очень сильное влияние идеи Ричарда Ханта, — это преуменьшение». Когда Хант заболел, Саусгейт взял на себя издание его журнала46.

Хантовская критика перекликается с экологическим элементом классического фашизма, таким как взгляды гитлеровского министра сельского хозяйства Вальтера Дарре. Саусгейт открыто расхваливал идеологию «крови и почвы» Дарре в одной из статей47, а в другой обеляет его, называя его «националистом-экологистом»48. Многие другие современные фашистские группы, особенно «Белое арийское сопротивление» в США, также исповедуют экологизм.

Гомофобия, антисемитизм, антифеминизм

«Национал-анархисты» вполне откровенно выражают свой антифеминизм и намерены удалить ЛГБТ отдельные пространства, но стремятся замаскировать свой глубинный антисемитизм. Трой Саусгейт говорит о феминизме: «Феминизм опасен и неестественен… поскольку он игнорирует взаимодолняющую связь между полами и побуждает женщин бунтовать против их воржденных женских инстинктов»49.

Отношение к гомофобии более интересно. Саусгейт говорит:

«Гомосексуальность противоречит Естественному порядку вещей, поскольку содомия, — бесспорно, неестественный акт. Такие группы, как «Outrage» ведут кампанию не за любовь между мужчинами — какая всегда существовала в братской или отцовской форме — но создали обширный культ, который привел к росту числа сексуальных сношений в туалетах, изнасилований мужчин и сексуальных нападений на детей… Но мы не пытаемся удерживать гомосексуалистов от таких действий, как это делают христианские моралисты или фанатичные цензоры. Наоборот, пока такое поведение не наносит ущерба грядущим национал-анархистским общинам, нам не интересно, что движет людьми в других местах50».

В рамках данной схемы это означает, что ЛГБТ будут предоставлены их отдельные «поселения». Недавние «национал-анархистские» демонстрации в Сан-Франциско были направлены против двух мероприятий, которые в большинстве своем организуются ЛГБТ: фестиваля Фолсом-стрит и связанного с ним фестиваля «Подними свой переулок». Инициатор «Энди» заявил, что он «расист» и ненавидит ЛГБТ.

«Энди» отрицает обвинения в антисемитизме, выдвигаемые против «национал-анархистов», заявляя, что они лишь принимают участие в «постоянной критике Израиля и его сторонников»51, как это делает большинство левых и анархистов. Мы снова имеем дело с типичной лицемерной попыткой «национал-анархистов» уйти от критики. Антисемитизм является важным элементом в политическом мировоззрении Саусгейта и Херферса.

Саусгейт активно поддерживает действия отрицателей Холокоста, включая Институт исторического обозрения, и придерживается антисемитских теорий насчет роли международного еврейского заговора. Для прикрытия он использует иногда эвфемизм «сионист»; к примеру, он говорит, что «сионисты хорошо известны своим космополитическим взглядом на жизнь, не в последнюю очередь, потому что те, кто объединяется ради этого нечестивого дела, не имеют собственных органичных, родных корней»52. В другом интервью он говорит: «нет сомнения в том, что мир безжалостно управляется (хотя, вероятно, не полностью контролируется) международным сионизмом. Это было достигнуто благодаря росту ростовщической банковской системы»53. И он описывает «Протоколы сионских мудрецов» (фальшивку, являющуюся самым популярным в мире антисемитским текстом) как книгу, которая «хотя и остается непроверенной, соответствует многим событиям в современной мировой истории»54.

В то же время, его австралийский аналог Уэлф Херферс более откровенен в своих антисемитских взглядах. В одной из речей он назвал Холокост «экстраполяцией», которая «была чрезвычайно прибыльной для евреев и поставила послевоенную Германию и Европу на колени». Израиль он назвал «самым могущественным государством Западного мира». Херфорс пришел к заключению, что, «освободив Германию от привязки к Израилю и перестроив новую Германию на основе нового „народного сообщества“, немецкие националисты освободят Европу и Запад как таковой»55.

Заключение

Новые группы «национал-анархистов», привлеченные Интернет-активизмом Саусгейта, сделали прыжок от обсуждения своих характерных идей в Инетернете к их превращению в основу для реальной политики, присоединяясь к демонстрациям в Австралии и Сан-Франциско. В различных странах и на разных языках продолжают появляться вэб-страницы и блоги.

Опасность «национал-анархистов» не в их политической силе (она маргинальна), а в их потенциале открыть путь обновления, идя по которому, фашистские группы могут обрести новую форму и поставить свой проект на новый фундамент. Они отказались от значительной части традиционной фашистской практики — включая использование открыто неонацистских ссылок и привлечения людей из скинхедской культуры. На место этого пришел более размытый и утонченный подход… Их культурные предпочтения — нео-фолк и готическая музыкальная сцена, которая претендует на большую утонченность по сравнению с резкой субкультурой скинхедов. «Национал-анархисты» отказались от явных ссылок на фашистские режимы Гитлера и Муссолини, часто заявляют, что вовсе не являются «фашистами».

Подобно европейским «новым правым», «национал-анархисты» приспособили утонченную левую критику проблем современного общества и заимствовали у левых символику и культурные ориентиры. Они предлагают свою идею отделения рас («культур») друг от друга как ответ на эти проблемы. Они пытаются использовать эту новую форму для того, чтобы избежать клейма старого, дискредитированного фашизма. И если они добьются успеха наподобие национал-большевикам в России, они вдохнут в свое движение новую жизнь. Хотя их результаты пока что скромны, это может нанести ущерб левым социальным движениям и их ориентации на социальную справедливость и равенство: ведь вместо этого они распространяют среди активистов движений элитаристские идеи, основанные на сегрегации, гомофобии, антисемитизме и антифеминизме.

СЛОВАРЬ

Фашизм: особо опасная форма ультраправого популизма. Фашизм прославляет национальное, расовое или культурное единство и возрождение коллектива, стремясь вычистить воображаемых врагов и атакуя одновременно левые движения и либеральный плюрализм. Фашизм кристаллизировался первоначально в Европе в ответ на большевистскую революцию и опустошения, нанесенные Первой мировой войной, а затем распространился на другие регионы мира. Послевоенные фашисты различным образом переистолковали фашистские идеологию и стратегию применительно к новым обстоятельствам.

«Третья позиция»: одно из течений меньшинства в фашистской идеологии. Отвергает как либеральный капитализм, так и марксизм, выступая за своего рода социализм на расовой основе. Главными предшественниками были национал-большевики, ставшие соединением национализма и «коммунизма», и братья Штрассеры, ключевые фигуры «левого крыла» нацистской партии. Сторонники «Третьей позиции» имеют тенденцию поддерживать национально-освободительные движения в Третьем мире, а недавно стали поддерживать экологизм.

Спенсер Саншайн, статья на сайте Political Research Associates.

Перевод: В.Граевский

Примечания
  1.  Chip Berlet. Right Woos Left: Populist Party, LaRouchian, and Other Neo-fascist Overtures to Progressives and Why They Must Be Rejected. Cambridge, MA: Political Research Associates, 1994. // www.publiceye.org
  2.  Jeffrey Kaplan, Tore Bjшrgo (eds.). Nation and Race: The Developing Euro-American Racist Subculture. Boston: Northeastern University Press, 1998.
  3.  О привлечении активистов контркультур см.: Nick Griffin. National Anarchism: Trojan Horse for White Nationalism // Green Anarchy. #19. Spring 2005. О распространении «национал-анархистских» идей среди членов БНП см. комментарии Троя Саусгейта.
  4.  Roger Griffin. The Nature of Fascism. New York: St. Martin’s Press, 1991. P.38.
  5.  E-mail Троя Саусгейта на Национал-анархистский, message #26659. 30 ноября 2003.
  6.  Jeffrey Bales. «National revolutionary» groupuscules and the resurgence of «left-wing» fascism: the case of France’s Nouvelle Resistance // Patterns of Prejudice. V.36. #3. 2002. P.25—26.
  7.  Anti-Fascist Forum (ed.) My Enemy’s Enemy. Montreal: Kersplebedeb, 2003. P.31.
  8.  Don Hammerquist, J. Sakai, et al. Confronting Fascism. Montreal: Kersplebedeb, et al, 2002. P.35—38.
  9.  О союзе между некоторыми частями антиглобалистского движения и исламистами см.: Andrew Higgins. Anti-Americans on the March // Wall Street Journal. 9 December 2006. P.A1. О примере того, как современные левые призывают к открытой терпимости в отношении антисемитизма см.: Rami El-Amine, Islam and the Left // Upping the Anti. #5. October 2007.
  10.  Troy Southgate. Transcending the Beyond: From Third Position to National-Anarchism // Pravda. 17 January 2002.
  11.  Graham Macklin. Co-opting the Counterculture: Troy Southgate and the National Revolutionary Faction. // Patterns of Prejudice 39. no. 3. 2005. P.325.
  12.  Macklin, P.325.
  13.  Troy Southgate. The Case for National-Anarchist Entryism.
  14.  Neo-Nazis Join Animal Rights Groups. // Sunday Telegraph. 19 June 2001.
  15.  Macklin, P.318.
  16.  См.: URL
  17.  Цит. По: Roger-Pol Droit. The Confusion of Ideas // Telos 98-99. Winter 1993-Spring 1994. P.138. GRECE расшифровывается как «Группа по исследованию и изучению европейской цивилизации».
  18.  Martin A. Lee. The Beast Reawakens. Boston: Little, Brown & Co, 1997. P.168-183; Kevin Coogan. Dreamer of the Day. Brooklyn: Autonomedia, 1999. P.191—192. О влиянии Йоки на Саусгейта см.: Macklin, P.320.
  19.  Lee, P.450 n40. См. также: Southgate, «Transcending the Beyond.»
  20.  Интервью с Троем Саусгейтом: Interview with Troy Southgate, Conducted by Graham Macklin.
  21.  Macklin, P.303-34; Martin A. Lee, Kevin Coogan. Killers on the Right // Mother Jones 12, no. 4. May 1987. P.45.
  22.  Macklin, P.317—318.
  23.  Troy Southgate. Was «Fascism» Outside of Germany and Italy Anything More Than An Imitation?; Revolution versus Reaction: Social-Nationalism & the Strasser Brothers.
  24.  Troy Southgate. Enemy Within? Hizb-ut Tahrir, Al-Muhajiroun, & the Growing Threat of Asian Colonisation.
  25.  Chip Berlet, Matthew Lyons. Right-Wing Populism in America. New York & London: Guilford Press, 2000. P.269—270; см. также: Betty Dobratz, Stephanie Shanks-Meile, «White Power, White Pride!» The White Separatist Movement in the United States. New York: Twayne Publishers, 1997. P.262—267. О Майлзе см.: Lee, P.340-341.
  26.  Как заявляет Саусгейт, «У нас есть также великолепные отношения с национал-большевиками, такими как Американский фронт (AF), которые хотя и не разделяют наших анархических тенденций, но по существу работают ради весьма сходных целей». См.: Synthesis Editor Troy Southgate, Interviewed by Dan Ghetu.
  27.  Berlet, Lyons. P.267.
  28.  Вэб-сайт Anti-Globalism Action Network. См. также: Center for New Community. Neo-Nazi Infiltration of Anti-Globalization Protests // Center for New Community. 22 June 2002; Anti-Defamation League. Purported «Anti-Globalization» Web Site Fronts for Neo-Nazi Group. 12 July 2002. О демонстрации в г.Вашингтоне см.: Anti-Defamation League. Neo-Nazis Rally in Nation’s Capital.; Susan Lantz Fascists Countered In D.C. // Baltimore IMC. 28 August 2002; Washington, DC: National Alliance Rally a Huge Bust. // Infoshop News. 24 August 2002.
  29.  Bill White. Anti-Globalist Resistance Beyond Left And Right: An Emerging Trend That Is Defining A New Paradigm In Revolutionary Struggle // Pravda Online, November 2, 2001.
  30.  folkandfaith.com базируется в Айдахо-Фоллс, штат Айдахо. bayareanationalanarchists.com/blog базируется в районе Калифорнийского залива. Оттуда же происходит банда наци-скинхедов «Американский фронт», входящая в NRF. attackthesystem.com — еще один сайт сторонников «национал-анархизма».
  31.  См.: Griffin. Издающийся в США журнал «Green Anarchy» не следует путать с британским журналом «Green Anarchist», несмотря на идейное сходство. «Green Anarchy» резко критикует «национал-анархизм».
  32.  Roger Griffin. Plus ca change! The Fascist Pedigree of the Nouvelle Droite. Рукопись. August, 1998. P.5.: http://ah.brookes.ac.uk/resources/griffin/pluscachange.pdf
  33.  Plus ca change! P.
  34.  Alain deBenoist, Charles Champetier. The French New Right in the Year 2000 // Telos, no. 115. Spring 1999. P.117—144.
  35.  Таких взглядов придерживались многие фашистские интеллектуалы, включая раннего фашистского лидера Отто Штрассера, итальянского философа-оккультиста Юлиуса Эволу, американского теоретика «Третьей позиции» Фрэнсиса Паркера Йоки и немецкого нацистского юриста-теоретика Карла Шмитта. О дискуссии относительно «духовного» понимания расы в противовес «биологическому» см.: Coogan, 313 n38. P.481. См. также: Lee, P.96.
  36.  Три интервью с Аленом де Бенуа // Telos, no.98- 99. Winter 1993-Spring 1994. P.173—207.
  37.  Dobratz, Shanks-Meile. P.99.
  38.  См.: Jeffrey Kaplan. Leaderless Resistance. // Terrorism and Political Violence 9 no. 3. Autumn 1997. P.80—95; см. также: Dobratz, Shanks-Meile, P.171-174, 267–268. О влиянии на Троя Саусгейта см.: Macklin, P.312. Сочинение Бима помещено также на сайте австралийских «национал-анархистов».
  39.  Три интервью с Аленом де Бенуа, P.180.
  40.  Pierre-Andre Taguieff. The New Right’s Vision of European Identity // Telos, no.98-99, Winter 1993- Spring 1994. P.123.
  41.  New Right Australia New Zealand Committee. Statement of New Right on National-Anarchism and Australian Nationalism.
  42.  Об интеллектуальном влиянии «новых правых» на Саусгейта см.: Macklin, P.306.
  43.  Telos no. 98-99, Winter 1993 — Spring 1994.
  44.  Tamir Bar-On. Where Have All the Fascists Gone? Burlington, VT: Ashgate, 2007.
  45.  См.: New Right Australia New Zealand Committee.
  46.  Synthesis Editor Troy Southgate, Interviewed by Wayne John Sturgeon; см. также: Macklin, P.312—313.
  47.  Southgate. Blood and Soil.
  48.  Troy Southgate. The Guild of St. Joseph and St. Dominic. О связи между германскими нацистами и экологией см.: Janet Biehl, Peter Staudenmaier. Ecofascism: Lessons From the German Experience. San Francisco: AK Press, 1995.
  49.  Southgate, Sturgeon interview.
  50.  Southgate, Sturgeon interview.
  51.  Asmear salad: Nick Griffin, Green Anarchy, and a concoction of fallacies. Bay Area National Anarchists, October 7, 2007.
  52.  Troy Southgate. Manifesto of the European Liberation Front, 1999.
  53.  Southgate, Sturgeon interview.
  54.  Troy Southgate. Oswald Mosley: The Rise & Fall of English Fascism Between 1918-45.
  55.  Welf Herfurth On Kameradschaft.

2009—2017. Антифа FM. «Бесконечная война хаоса»

Наверх ↑