Свидетель по делу «Сети» пожаловался в ЕСПЧ на пытки

Фото: Paul Toetzke

В Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) направлена новая жалоба против РФ на применение сотрудниками ФСБ пыток с электрошокером к фигурантам дела о предполагаемом террористическом сообществе «Сеть». Вслед за обвиняемым Виктором Филинковым в Страсбург обратился Илья Капустин, который, по его заявлению, был задержан и подвергнут пыткам в качестве свидетеля, после чего покинул Россию. В жалобе говорится о нарушении Европейской конвенции не только фактом применения пыток, но и отсутствием их эффективного расследования.

Илья Капустин единственный из шести заявивших о пытках фигурантов дела «Сети» не является и никогда не был подозреваемым или обвиняемым. Он попал в поле зрения ФСБ после задержания его коллеги Юлия Бояршинова (оба работали в Петербурге промышленными альпинистами), которого следствие считает членом предполагаемого террористического сообщества. Поздно вечером 25 января 2018 года Илья Капустин был похищен на улице в Петербурге людьми в масках, избит и после трехчасовых пыток c электрошокером в микроавтобусе доставлен в здание УФСБ, где был допрошен как свидетель и после проведения в его квартире обыска отпущен. По тому же сценарию 23 января 2018 года подвергся пыткам в микроавтобусе задержанный в аэропорту обвиняемый программист Виктор Филинков. Оба обратились в ЕСПЧ, не добившись в Следственном комитете России (СКР), Санкт-Петербургском гарнизонном и Ленинградском окружном военных судах возбуждения уголовного дела о применении к ним пыток (см. «Ъ» от 19 июля и 13 сентября). Илья Капустин после пыток покинул Россию и ожидает решения финских властей о предоставлении ему политического убежища.

Как утверждается в его жалобе в ЕСПЧ (есть у «Ъ»), «заявитель был подвергнут пыткам, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению со стороны должностных лиц УФСБ». В автомобиле оперативник «встал ногами на заявителя, придавив его к полу. Затем тело заявителя оголили от верха живота до середины бедра, перевернули на левый бок и стали наносить удары электрическими разрядами электрошокера в область живота, бедра и паха, а также несколько раз в область полового члена (всего нанесли не менее 40 ударов). При этом сотрудники требовали отвечать на вопросы о знакомых и незнакомых ему людях. В случае если заявитель не понимал, о ком идет речь, или не обладал нужной информацией, один из сотрудников бил его током из электрошокера». Они также «угрожали, что могут переломать ему ноги и выбросить в лесу, где ему никто не поможет». Угрозы повторить пытки звучали и в кабинете следователя УФСБ.

Следы от ударов электрошокером на теле Ильи Капустина
Следы от ударов электрошокером на теле Ильи Капустина Фото предоставлено адвокатом

К жалобе в ЕСПЧ приложены справка поликлиники и акт судебно-медицинского освидетельствования (в том числе фото), где, в частности, зафиксировано «не менее 81 ссадины, которые строго держат дистанцию и являются парными». Но СКР удовлетворили объяснения оперативников УФСБ о «правомерном применении» электрошокера к Илье Капустину, так же как и к Виктору Филинкову, в связи с «необходимостью пресечения побега из микроавтобуса» во время выполнения служебного задания по его доставлению на допрос. По версии следствия, заявителя также могли покусать клопы.

«Российские власти не хотят качественно и эффективно проводить проверки заявлений о пытках. При рассмотрении таких заявлений чаще верят на слово сотрудникам правоохранительных органов, действия которых проверяются, и игнорируют здравые доводы заявителей. Это давно сложившаяся дурная практика», — сказал «Ъ» представитель Ильи Капустина в ЕСПЧ адвокат «Зоны права» Максим Никонов. По его словам, показательно, что «теперь вольно трактуются даже очевидные результаты медицинских осмотров: многочисленные парные отметки, характерные только для применения электрошокера, признаются возможными следами укусов насекомых». В жалобе говорится о нарушении Россией ст. 3 (запрет пыток) Конвенции о правах человека не только применением пыток, но и отсутствием их эффективного расследования «по явно обоснованному» заявлению. Нарушение ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) заявитель усматривает в недокументированном задержании и незаконном удержании его сотрудниками УФСБ «с целью получить необходимые показания». Кроме того, признание судами РФ законным отказа в возбуждении дела о пытках «свидетельствует об отсутствии эффективных средств правовой защиты» (нарушение ст. 13).

Следы от электрошокера
Следы от ударов электрошокером на теле Ильи Капустина. О случае Ильи 3 февраля 2018 написало финское издание Iltalehti. На фотографии, сделанной другим финским изданием Yle в начале марта, видно, как заживают следы от электрошокера Фото: Yle, iltalehti.fi

«Мне пришлось обратиться в ЕСПЧ, потому что СКР и суды отказались выполнять свои обязательства по защите меня от произвола сотрудников ФСБ, — заявил "Ъ" Илья Капустин. — Вместо того чтобы пресекать злоупотребления властью со стороны полиции и ФСБ, они выгораживают их, позволяя им творить любой беспредел». По его мнению, «нужно делать все, что в наших силах, чтобы заставить представителей российского госаппарата перестать злоупотреблять своими полномочиями». «Жалоба в ЕСПЧ — то немногое, что я могу сделать, чтобы мотивировать власти РФ утихомирить силовиков», — сказал он.

В петербургском УФСБ комментировать доказательства применения пыток к Илье Капустину ранее отказались (см. «Ъ» от 7 июня). По данным региональной общественной наблюдательной комиссии (ОНК), пыткам или неправомерному насилию со стороны сотрудников этого управления подвергались за последние два года как минимум 13 фигурантов 6 дел о различных преступлениях. В докладе ОНК (см. «Ъ» от 25 октября) говорится, что «ни военный следственный комитет, ни военные суды не исполняют своих функций», «сотрудники УФСБ, применяющие пытки, пользуются абсолютной безнаказанностью» и должны быть «привлечены к ответственности». ОНК призывает пересмотреть дела, которые вело или сопровождало УФСБ, «без учета доказательств, которые могли быть добыты с помощью пыток, шантажа или угроз».

Анна Пушкарская, опубликовано в газете «Коммерсантъ» № 207 от 12.11.2018, стр. 5