В деле «Сети» пытки искать отказались

Фото: Юлия Лисняк

Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд отклонил жалобу адвоката Виталия Черкасова на отказ Следственного комитета России (СКР) возбудить уголовное дело в отношении сотрудников Федеральной службы безопасности (ФСБ) о применении пыток к его подзащитному, фигуранту дела «Сети» Виктору Филинкову в ходе его задержания по делу группы «Сеть», которую ФСБ считает террористическим сообществом. Следователь заявил, что версии защиты об уничтожении улик — «домыслы», а суд решил, что неполнота проверки не повлияла на её результаты. Защита намерена обжаловать решение и дойти до Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

Заседание по делу «Сети» впервые проходило в суде полностью открыто более четырёх часов. Виктор Филинков, обвиняемый по ч.4 ст.205 Уголовного кодекса (участие в террористическом сообществе), обвиняет сотрудников санкт-петербургского УФСБ в выбивании у него под пытками признательных показаний с 23 по 25 января (период между его фактическим и официальным задержанием). Речь идёт об избиении с применением электрошокера, лишении пищи, питья и сна в течение 30 часов и других признаках превышения полномочий, в которых УФСБ, прокуратура, а также СКР, куда передавались по инстанциям жалобы и ходатайства, состава преступления не нашли.

Постановление об отказе возбудить уголовное дело, вынесенное следователем Военного следственного управления по Западному военному округу Сергеем Валентовым 17 апреля, адвокат Виталий Черкасов просил суд признать «незаконным, необоснованным и подлежащим отмене».

Монитор с изображением Виктора Филинкова висел над головами сидевших к нему спиной господина Валентова и заместителя начальника отдела по надзору за исполнением законов органами федеральной безопасности, помощника военного прокурора Западного военного округа Игоря Зайцева. Оба они убедили судью Федора Зайцева отклонить жалобу.

Виталий Черкасов в начале процесса напомнил о предписании ЕСПЧ незамедлительно и в полном объеме расследовать обстоятельства «недокументированного задержания» (до составления протокола) при отсутствии свидетелей и процессуальных гарантий. Адвокат просил дать правовую оценку доказательству пыток и «незаконному лишению свободы» своего подзащитного. В двух томах материалов дела о доследственной проверке заявления Виктора Филинкова более половины объема составляют обращения представителей общественных организаций и «неравнодушных граждан» в госорганы, в том числе в администрацию президента, с просьбой объективно расследовать шокировавшие гражданское общество обстоятельства, утверждал адвокат. При этом СКР не изъял записи видеокамер в СИЗО и полиции (они на данный момент стерты), а вместо доставки Филинкова на осмотр «многочисленных чудовищных следов преступления» на теле его подзащитного передал «куцую справку» врача СИЗО специалисту, который, хотя и признал невозможным «высказаться о применении к нему электрошокера» и давности телесных повреждений, пришел к выводу, что они «не повлекли вреда здоровью».

Не была оперативно изъята и в итоге успела исчезнуть окровавленная одежда задержанного (оперативники во время обыска в его квартире заставили его переодеться). При этом осталось невыясненным, почему сосед Филинкова по квартире выбросил его вещи в помойку, а его сокамерники по СИЗО и оперативники, исполнявшие указания по применению электрошокера, вообще не были допрошены. Не осмотрели следователи даже место происшествия: «Если пытки проходили в кабинете, следователь выезжает и проводит осмотр, у нас есть применение электрошокера в салоне автомобиля, но действия по осмотру не предпринимались», — перечислял нарушения господин Черкасов. Заявители доказывали, что следы крови в автомобиле могли доказать недостоверность изложенной сотрудниками ФСБ версии о том, где находился задержанный, и опровергнуть показания о пресечении электрошокером его попытки бежать.

Следователь Валентов заявил, что версии об уничтожении улик — «домыслы», позиция Филинкова о телесных повреждениях «опровергнута», «показания сокамерников не имеют значения», а проверять звонки сотрудников ФСБ по мобильным телефонам в момент задержания без возбуждения уголовного дела запрещено.

Не совершенные им действия не могли повлиять на результат проверки или уже не имели смысла на момент передачи дела господину Валентову следователем Павлом Сучковым, за действия которого он отвечать не захотел. Прокурор Игорь Зайцев подтвердил законность результатов проверки.

Судья Федор Зайцев вопросов им не задавал, но активно интересовался, почему Виктор Филинков заявил о пытках, только попав в СИЗО, а не поделился с понятыми или арестовавшим его судьей. Доводы адвоката, что его подзащитный впервые оказался в изоляции под контролем правоохранительных органов и боялся остаться с ними наедине после таких признаний, впечатления на суд не произвели. Слова Филинкова о том, что он встречался со следователем по его жалобе лишь один раз в феврале, и того «больше интересовали клопы» (по официальной версии, следы на теле оставил не электрошокер, а насекомые), судью не впечатлили.

Около девяти вечера Федор Зайцев огласил полный текст решения об отказе в удовлетворении жалобы, мотивировав это тем, что вопреки доводам адвоката о неполноте проверки оснований для отмены её результатов нет, а оценивать «полноту и содержание» собранных следователем сведений суд в данном процессе не вправе. При этом судья счёл, что доводы о незаконном лишении свободы Виктора Филинкова на срок свыше 30 часов в ходе проверки оценке «не подлежали», поскольку он и его адвокат «не просили» её провести. В решении говорится, что это не препятствует новому обращению по данному поводу «в орган предварительного следствия».

Виталий Черкасов сказал «Ъ», что неоднократно подавал такие ходатайства. «Судья предлагает ещё раз попытаться побиться головой в дубовые ворота, это заведет нас в очередное болото», — уверен он. Черкасов заявил, что намерен пройти апелляцию и в случае отказа подавать жалобу в ЕСПЧ.

опубликовано на сайте «Коммерсантъ»