«Клопы на службе ФСБ». Пресс-конференция по делу антифашистов

Фото: телеграмм-канал Paris Burns

23 мая в Московском Сахаровском центре прошла третья пресс-конференция «Клопы на службе ФСБ» с участием родителей фигурантов дела «Сети», их адвокатов и членов ОНК. На предыдущей пресс-конференции родители выдвинули требования о справедливом разбирательстве, освобождении «всех незаконно задержанных», расследовании действий сотрудников ФСБ и привлечении их к ответственности.

Эту встречу организаторы посвятили новым фактам в расследовании дела «Сети», условиям содержания в СИЗО и результатам обращений родителей и правозащитников.

В начале пресс-конференции адвокат Ильи Шакурского Анатолий Вахтеров передал присутствующим копию заявления своего подзащитного. В документе Шакурский указывает, что находится в здравом уме и не страдает никакими хроническими и психическими заболеваниями и не склонен к суициду.

«В связи с чем, в случае причинения вреда моему здоровью и иных необратимых последствий, опасных для жизни, прошу считать это делом рук сотрудников УФСБ РФ по Пензенской обл, а также по их указанию, руками сотрудников УФСИН СИЗО-1 по Пензенской обл., либо руками уголовников, к которым они грозят меня перевести», — пишет Шакурский.

Первым слово берет Вахтеров. Он заявляет, что ограничен тайной следствия и будет высказываться в рамках дозволенного. Адвокат напоминает, что вступил в дело в феврале уже после того как его подзащитный под давлением дал признательные показания. Вахтеров раздал копию заявления Шакурского, в котором он отказался от показаний. Адвокат рассказал, что все признательные показания Шакурский дал под пытками и под давлением своего первого адвоката Михаила Григоряна, и добавил, что сам он уверен, что Илья невиновен.

«Я опасался прослушки, поэтому попросил его написать, и он написал, что он убежденный анархист и был на съезде анархистов, с которого тут же ушел», — рассказал Вахтеров.

После этого адвокат вспомнил о материале НТВ. Он рассказал, что во время съемок сотрудники НТВ давили на матерей подозреваемых.

В конце адвокат напомнил присутствующим о сути презумпции невиновности — бремя доказывания лежит на следствии.

Условия содержания

Член ОНК Санкт-Петербурга Екатерина Косаревская рассказала, что Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова держат в чудовищных условиях. Бояршинова держат в камере на 150 человек, при этом кроватей всего около ста.

«Изолятор № 6 в Ленинградской области имеет репутацию пыточного. Практически все корпуса состоят из переполненных камер и практически везде оказывается давление. Иногда — по просьбе следствия, иногда — в коррупционных целях», — рассказала Косаревская.

Камера Виктора Филинкова меньше — всего на двоих. Косаревская рассказала, что пока Филинкова пытали, он вытирал кровь шапкой, с которой потом «не расставался».

«Виктор вернулся с разговора с уполномоченным, увидел шапку в мусорном ведре, а сокамерник сказал, что по тюремной субкультуре доставать шапку из ведра нельзя», — рассказала член ОНК и предположила, что принципы тюремной субкультуры могут быть эффективны в случае такого уничтожения доказательств.

Косаревская также рассказала, что следствие признало использование электрошокеров. По версии следствия, электрошокер применялся дважды к Филинкову и Капустину. Причем к обоим его применили тогда, когда молодые люди захотели сбежать из машины. Члены ОНК насчитали 30−50 следов пыток, а следователи предположили, что это просто следы от клопов.

Выступление матерей и провокации

Последними слово берут матери подозреваемых. Сначала выступает мать Дмитрия Пчелинцева Светлана. Она сообщила, что человеческая жизнь ничего не стоит для сотрудника ФСБ, который захотел сделать карьеру. Светлана рассказала, что сейчас её сын проходит психологическую экспертизу.

«Если они снова откажутся от показаний, это будет значить только то, что их снова пытали», — объясняет Пчелинцева. Выступление женщины прервал неизвестный мужчина. Он начал громко возмущаться и пытаться задать вопросы. С трудом присутствующим удалось его успокоить, а когда мужчина заявил, что он — ветеран «Боевого братства», из зала донесся шепот: «Ветеран боевого бл***тва».

Последней высказалась мать Андрея Чернова Татьяна, которая рассказала, что к её сыну пытки не применялись, однако оказывалось сильное моральное давление. Спикеры сказали, что сейчас, из-за поддержки общественности и средств массовой информации, сотрудники ФСБ скорее всего не рискнут снова применять электрошокеры.

После этого слово снова попросил член «Боевого братства». Он обвинил родителей в том, что они вырастили преступников. Вахтеров и правозащитник Лев Пономарев ответили, что вину заключенных должен доказать суд, и пресс-конференцию объявили законченной.

опубликовано на сайте «МБХ Медиа»