Нет оснований не доверять. СК отказался возбуждать дело о пытках Филинкова

Фото: Давид Френкель / Медиазона

Следственный комитет отказался возбуждать уголовное дело по жалобе программиста Виктора Филинкова, арестованного в Петербурге в рамках дела о «террористическом сообществе "Сеть"» и обвинившего сотрудников ФСБ в применении пыток. Сотрудники СК не нашли в действиях оперативников ФСБ никаких нарушений и поверили в версию спецслужбы о применении электрошокера к Филинкову при попытке побега из автобуса.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела составил поздним вечером 17 апреля следователь по особо важным делам Сергей Валентов. В документе, предоставленном правозащитной организацией «Зона права», последовательно перечисляются факты, которые нужно было подтвердить или опровергнуть при проведении проверки по статье о превышении должностных полномочий сотрудниками управления ФСБ по Петербургу и Ленинградской области. В постановлении следователь опирается на несколько документальных свидетельств.

Виктор Филинков рассказывал, что после задержания в петербургском аэропорту Пулково вечером 23 января, медосмотра и продолжительных пыток в автобусе с использованием электрошокера его повезли на обыск в съемную квартиру. Его жена Александра в обращении в СК указывала, что после обыска он по распоряжению сотрудников ФСБ России снял джинсы, на которых были следы крови от пыток, и надел другие штаны.

30 марта сотрудники СК приехали в квартиру, которую снимал Филинков с товарищем по имени Степан «с целью отыскания его одежды, на которой могли остаться следы крови». Таких вещей в квартире не нашли, а сосед программиста сказал, что якобы выкинул его вещи, в том числе джинсы, в мусорный бак. Также следователи проверили вещи в камере хранения СИЗО-3 Петербурга и нашли там «только очки с футляром».

«В ходе обыска Филинков В.С. никаких жалоб или заявлений не делал, не нервничал, монотонно отвечал на вопросы сотрудников ФСБ России о принадлежности осматриваемых вещей и предметов. Внешне Филинков В.С. выглядел нормально, на подбородке у него имелась небольшая царапина, а одна из штанин Филинкова В.С. была испачкана, как ему показалось, грязью коричневого цвета», — пересказывает следователь показания соседа Степана.

Далее Сергей Валентов переходит к проверке данных о медицинском освидетельствовании. Врач городской больницы № 26 Тлукашаев М. З. сообщил, что после полуночи 24 января — через несколько часов после задержания в аэропорту — осматривал доставленного сотрудниками ФСБ Филинкова и не обнаружил никаких телесных повреждений.

Повреждения обнаружились у Филинкова уже 25 января, когда его осматривал врач СИЗО-3 Андреев С.И.: у задержанного были раны на коже груди и в области правого бедра, возможно от электрошокера, потертость от наручников на правой кисти, гематома на правой голени и широкая ссадина на подбородке — около пяти сантиметров. 27 января врач Андреев провел провел дополнительный осмотр Филинкова, и тот сказал, что получил телесные повреждения при задержании.

Следователь приводит данные представительниц общественной наблюдательной комиссии Петербурга Яны Теплицкой и Екатерины Косаревской, которым 24 января жена Виктора Филинкова Александра сообщила об исчезновении мужа «через мобильной приложение "Телеграмм"». 25 января правозащитницы узнали, что Филинкова арестовали на два месяца и поехали к нему в СИЗО, где «увидели царапину на подбородке», но не получили пояснений о причинах ее появления. Во время следующих визитов Филинков рассказал им, что указанные в заключении врача повреждения ему нанесли сотрудники ФСБ.

В постановлении СК говорится, что данные о пытках имеются у правозащитниц только со слов Филинкова, а у его жены — от адвоката Виталия Черкасова. При этом, подчеркивает следователь, «проверкой установлено, что Филинков В.С. сообщил недостоверные сведения об обстоятельствах применения к нему насилия со стороны сотрудников УФСБ России по СПб и ЛО».

В СК запросили записи камер наблюдения из аэропорта Пулково и из 54-го отдела полиции по Красносельскому району Петербурга, но видео нигде не сохранилось. Оперативный дежурный Михальцов Е.Н. сообщил, что 23 января в 23:55 сотрудники ФСБ привезли в отдел молодого человека 20-25 для проверки личности по базам, через двадцать минут увезли его, а в 4:45 вернулись и опросили его в одном из кабинетов.

Оперативник ФСБ Константин Бондарев — Филинков называет его непосредственным организатором пыток — и заместитель начальника отдела управления ФСБ С. Е. Котин подтвердили, что 23 января в составе группы офицеров ФСБ принимали участие в задержании. Они рассказали, что приехали в Пулково, нашли там ожидающего вылета Виктора Филинкова и «предложили тому отложить вылет и принять участие в оперативно-розыскных мероприятиях».

По версии сотрудников ФСБ, Филинков согласился с этим предложением и вместе с ними покинул зону вылета и был проверен в служебном помещении по системе «Папилон» (сканер отпечатков пальцев). Далее в 23:30 Бондарев, Котин и трое сотрудников спецподразделения ФСБ доставили Филинкова на микроавтобусе в 54-й отдел полиции, а оттуда — в городскую больницу № 26. Там программист якобы находился с половины первого ночи до 3:30 утра — «проходил медицинское освидетельствование в связи с предполагаемым задержанием». Затем Бондарев на служебном микроавтобусе перевез Филинкова 54-й отдел полиции; в кабине, по его словам, были водитель и сотрудник спецподразделения, а в салоне — второй сотрудник спецподразделения и он сам.

«По пути следования, когда микроавтобус остановился на светофоре на пр. Маршала Жукова, он (Бондарев К.А.) поднялся со своего места и подошел к водителю. При этом, когда автомобиль вновь начал движение, Филинков В.С. неожиданно оттолкнул его в заднюю часть салона, а сам, оказавшись возле двери, попытался выскочить из машины (это произошло примерно в 03 часа 45 минут)», — пересказывает следователь версию оперативника ФСБ.

Тогда сотрудник спецподразделения, «увидев действия Филинкова В.С. по применению физического воздействия к сотруднику ФСБ и попытке скрыться, а также по недопущению иных последствий, связанных с выпадением человека из движущегося автотранспорта, в условиях скоротечности происходящего, замкнутого пространства и ограниченного времени на принятие решения, дважды применил к Филинкову В.С. специальное средство — электрошокер (1 раз в область правого бедра, 1 раз в область туловища)». Бондарев отмечает, что успел дать указание для применения электрошокера в такой ситуации.

«В тоже время водитель микроавтобуса резко затормозил, отчего Филинков В.С. упал на пол, задев лицом пластиковые выступающие элементы кресла, отчего получил ссадину на подбородке», — утверждается в документе.

После этого, сотрудникам спецподразделения нужно было уезжать на микроавтобусе на другое оперативное мероприятие, и на остановке общественного транспорта Бондарев и Котин пересадили Филинкова в служебный автомобиль «Лада Приора», на котором привезли его в 54-й отдел полиции.

Бондарев и Котин заявили, что специальные средства и физическая сила «применялись к Филинкову В.С. лишь при изложенных выше обстоятельствах — в служебном микроавтобусе, с целью пресечь его попытку скрыться». «В лес Филинкова В.С. никто не вывозил, пытки электрошокером к нему не применялись», — пересказывает следователь показания сотрудников спецслужбы и тут же заключает, что «полностью подтверждается факт обоснованного применения <...> специального средства — электрошокера» и «установленные обстоятельства применения к Филинкову В.С. указанного спецсредства полностью опровергают версию Филинкова В.С. об обстоятельствах применения к нему насилия».

Старший следователь следственной службы управления ФСБ Геннадий Беляев сообщили СК, что 24 января задержал Виктора Филинкова и допросил его в качестве подозреваемого с участием защитника, причем тот «не высказывал каких-либо жалоб или претензий на действия сотрудников ФСБ России» и «признался в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 205.4 УК РФ, дал изобличающие себя и иных лиц показания, согласился с задержанием». Свою версию обстоятельств задержания Филинков ранее подробно пересказывал.

В постановлении следователь Валентов ссылается на заключение специалиста от 6 марта, согласно которому «исключается возможность образования телесных повреждений у Филинкова В.С. при "нанесении в течение 4 часов не менее 10 ударов ладонью по затылку, не менее 50 ударов электрошокером в область правого бедра, паховой области, груди, запястий и в шею, а также не менее 20 ударов кулаками в область груди и спины, затылка, левой части лица"», о чем тот говорил, «так как точки приложения силы и их количество не совпадают с анатомическим расположением телесных повреждений».

В апреле выяснилось, что в СИЗО-3 не сохранились видеозапись осмотра Филинкова представительницами ОНК — система видеонаблюдения «функционирует в полном объеме, но объем записываемой информации составляет три недели», и «информация уже была удалена с жесткого диска автоматически».

В итоге следователь заключает, что Виктор Филинков пытался сбежать из служебного микроавтобуса, «оттолкнув старшего оперуполномоченного Бондарева К.А. и, попытавшись открыть дверь автомобиля», был сбит двумя ударами электрошокера и «получил телесное повреждение в виде ссадины в области подбородка около 5 см в результате падения на пол затормозившего служебного микроавтобуса и удара лицом о пластиковые выступающие элементы кресла автомобиля». Другие повреждения также «могли образоваться как в результате того же падения на пол транспортного средства», «так и в результате применения к нему после задержания спецсредства (наручников)».

В связи с этим следователь отказывает в возбуждении уголовного дела о превышении полномочий сотрудниками ФСБ, ведь в их действиях «отсутствуют составы преступлений»: «В условиях скоротечности происходящего (быстротой действий Филинкова В.С.), замкнутого пространства служебного транспортного средства и ограниченного времени на принятие решения, необходимости принять меры по недопущению иных последствий, связанных с выпадением человека из движущегося автотранспорта, Бондарев К.А. принял обоснованное решение на применение спецсредства и пределов своих полномочий не превышал».

опубликовано на сайте «Медиазона»