«Молчание оборачивается против нас самих»: журналистка о неофициальном допросе ФСБ

Фото: @sofico_ghaval / Instagram

Журналистка и анархистка Софико Арифджанова рассказала ОВД-Инфо о неофициальном допросе ФСБ, во время которого сотрудники пытались добиться от девушки информации об активистах и о том, что анархисты поддерживают Вячеслава Мальцева и его «революцию».

Это произошло в конце февраля прошлого года. Мне позвонил отец и сказал, что случилась большая беда, о которой он не может говорить лично, и попросил к нему приехать. Когда я уже была у него, он рассказал, что на moloko plus1 собираются заводить дело об экстремизме — якобы по итогам лингвистической экспертизы. Сказал, что его скоро зайдут навестить друзья и проконсультируют меня на этот счет. Отец был в тяжелом состоянии после инсульта.

Пришли двое. Изначально сотрудники ФСБ себя не палили и косили под папиных друзей. Я поняла, что-то идет не так, когда они прошли на кухню, и я спросила, что с «молоком», а мне ответили:

— Ну, подожди, обо всём по порядку. Каких политических взглядов ты придерживаешься?

Алексея «Улыбку»2 я узнала уже позже, второго, тощего молодого мужчину в очках, я не знала. Разговор продолжался почти три часа. Улыбка активно расспрашивал меня про Мальцева: что я о нем знаю, как к нему отношусь; пытался говорить о «революции 5.11», но вскользь. Меня спрашивали про «Автономное действие» (АД), и даже любезно выложили список людей, которые, по их мнению, имеют или имели отношение к АД. Фамилий питерских и пензенских фигурантов я не помню — тогда я не знала об этих людях, и потому фамилии их я могла просто не заметить. Плюс список был странный. Пара моих знакомых туда попали явно из-за того, что часто встречалась на моих фотках в инстаграме. О «молоке» больше толком не вспоминали, про «Сеть» не было ни слова.

Про Мальцева меня едва ли не уговаривали сказать хоть что-то хорошее, прямо давили. Говорили, что в анархо-среде его поддерживают, а АД как организация прямо разделяет его взгляды. «Неужели ты придерживаешься другого мнения? А если хорошо подумать?» Чувак в очках то и дело психовал и возмущался: «Хватит так разговаривать, мы прекрасно знаем о ваших курсах по поведению на допросах, все эти уловки стары как мир». Они хотели получить конкретные ответы.

Они выдумывали дикие истории, пытаясь спровоцировать меня на рассказ, пытаясь подорвать доверие, в том числе, к близким людям. Например, про Пашу Никулина говорили, что у них есть видео из офиса «Открытой России», как он получает от них деньги на поездку в Лондон. Это было смешно, потому что через день после допроса я вышла к ним на постоянную работу. Мне рассказывали идиотские ужастики о людях, которых я, по их мнению, должна сильно не любить и про которых из-за этого я, предположительно, могу сказать что-то сгоряча.

Потом они просто пытались меня запугивать: мол, папа болеет. Ещё сказали тупую вещь, что поддержка Кольченко3 сулит мне уголовку за пособничество терроризму.

Я не предавала огласке это раньше, потому что переваривала семейную ситуацию: отец заманил меня на допрос. Допускаю, что он искренне верит в эту «дружбу», поскольку после болезни единственное его занятие — вести колонку в «Аргументах и фактах» о великом КГБ. Я передала информацию об этом случае тем, кого упоминали.

Потом мне как-то позвонили с неизвестного номера. Но я, перезвонив, поняла, что это те фсбшники, и стала игнорировать этот номер. Им почему-то было важно, чтоб я сама им позвонила, поэтому они отправили мне смс, где просили ещё перезвонить. В сообщении они себя назвали «журналистами в черном», с которыми я познакомилась у отца. Это абсурд, я знаю, я не могу поверить, что рассказываю такое.

Мне кажется, ФСБ давно готовила фабрикацию дела «Сети». Я знаю, что с таким допросом приходили не только ко мне. И я уверена, что обысков по этому делу прошло гораздо больше, чем известно широкой публике.

Предотвратить безумный размах трагедии было возможно, вовремя предав ситуацию огласке. Проблемы стали появляться ещё год назад, а заговорили о них, когда ФСБ уже успела пытками выбить из похищенных людей признательные показания.

Невозможно предугадать, что на уме у чекистов. Но нельзя молчать о таких случаях, просто нельзя. Они запугивают, давят, они могут строить из себя «друзей», желающих «взаимности», а иногда ты сама не считаешь, что ситуация стоит огласки. Тем не менее, каждый раз молчание оборачивается против нас самих.

опубликовано на сайте «ОВД-Инфо»

Примечания

  1.  moloko plus позиционирует себя как контркультурный альманах о насилии. У издания вышло два номера — первый про терроризм, второй про наркотики. У основателя журнала Павла Никулина в январе 2018 прошел обыск из-за текста о жителе Калуги, который уехал воевать в ИГИЛ. Статью публиковали в журнале The New Times. По итогам обыска Никулин стал свидетелем по делу о терроризме.
  2.  Известный сотрудник ФСБ, который занимается оппозиционными активистами. По свидетельствам героев публикаций ОВД-Инфо, на акциях указывает полицейским каких людей задерживать.
  3.  Александр Кольченко — крымский антифашист. 17 мая 2014 года арестован по подозрению в терроризме. Следствие называло его участником поджога двери офиса Единой России в Симферополе, расцененного как террористический акт. Приговорен к 10 годам колонии строгого режима.