Обыски, репрессии, пытки. За что сегодня преследуют анархистов?

Фото: Денис Вышинский/Коммерсантъ

За пару месяцев до президентских выборов в Санкт-Петербурге были задержаны несколько человек. Люди просто исчезли посреди дня, их родственники подняли тревогу. Вскоре пропавших обнаружили, но уже с признательными показаниями, в которых говорилось, что они входили в ячейку анархистской террористической организации, готовились к вооруженному восстанию и свержению путинского режима.

Виктор Филинков и Игорь Шишкин были задержаны сотрудниками петербургского ФСБ в конце января, в это же время был задержан Илья Капустин. Филинков и Капустин сразу заявили о пытках током и избиениях, Шишкина видели перед заседанием суда — он был избит и подавлен. Илью Капустина силовики пытали в лесу, но не выбив из него показаний, отпустили. Сейчас Капустин запросил убежище в Финляндии, при этом он заявляет, что даже не знал Шишкина и Филинкова.

Тут стала известна важная деталь — оказывается, задержания в Петербурге связаны с делом о создании террористической организации в Пензе, где аналогичным образом силовиками были задержаны несколько человек в октябре 2017 года. Никакой информации о тех задержаниях не было, и для всех стало шоком, что уже пару месяцев задержанных в Пензе пытают и выбивают показания, и за это время силовики успели из этих показаний «слепить» целую террористическую организацию с ячейками по всей России. Все задержанные были из среды антифашистов и анархистов.

После репрессий в Пензе и Петербурге последовали новые задержания в среде анархистов в Крыму, Москве, Челябинске. По словам задержанных, к ним также применялись пытки. Сегодня известно о 26 обысках в квартирах и 15 подозреваемых по уголовным делам, из которых 8 человек под арестом в СИЗО, а 9 человек рассказали о пытках. В среде анархистов серьезно беспокоятся о возможных новых задержаниях, некоторые даже покинули страну, опасаясь ещё одного витка репрессий.

Вениамин Волин из «МБХ медиа» поговорил с сотрудником сайта «ОВД.Инфо» Александром Литым о «пензенском деле», репрессиях против анархистов и о том, почему практика пыток у силовиков в современной России вошла в норму.

Виктор Филинков. Фото: Давид Френкель / Медиазона
Виктор Филинков Фото: Давид Френкель / Медиазона

«Теперь пыток можно ждать при почти любом политическом задержании»

Александр Литой, «ОВД.Инфо»:

— В России, по тяжким и особо тяжким уголовным статьям практика пыток у силовиков уже не первый год обыденность. «Пензенское дело» просто это прояснило. По нему остается ещё много непонятных моментов, недоступных материалов и даже официальных заявлений от ФСБ на этот счёт не было. Пока всё опирается на то, что в Пензе была некая группа людей, которая играла в страйкбол и читала Кропоткина. Это сочетание, видимо, не очень понравилась местным правоохранителям и стало основным поводом всех этих людей объединить в террористическую группу. Дело завертелось с октября прошлого года, и видимо, в какой-то степени было связано с одиозной «революцией Мальцева». Но до сих не ясно, насколько всё это связано и почему: пензенских анархистов задерживали в то же время, что и остальных сторонников Мальцева по всей России, но очевидно, что они точно не были сторонниками Мальцева, как минимум по идеологическим взглядам.

Также в деле фигурирует некая ячейка под названием «5.11», которая, возможно, и натолкнула силовиков связать анархистов с делом Мальцева: 5 ноября 2017 года Мальцев призывал своих сторонников устраивать акции протеста по всей России. Но есть ещё одна интересная и более правдоподобная деталь: «5.11» это марка популярной милитари одежды, которая часто используется страйкболистами. Задержанные пензенцы играли в страйкбол, и делились на две команды — «Восход» и «5.11». Так вот, в этом пензенском деле фигурируют две террористические ячейки с аналогичными названиями. И сейчас всё это выглядит так, будто фсбшники просто скопировали названия этих страйкбольных команд и «превратили» их в террористические группы.

На данный момент 6 человек проходят по этому делу в Пензе, пятеро из них в СИЗО и один под домашним арестом и ещё двое человек в Питере. Также проходили обыски в Москве и Саратове, но там местные фсбшники не проявили такого рвения, как в Питере и Пензе. Ничего важного не нашли, и никого не задержали. Но пока есть реальная угроза, что возможны новые задержания по этому делу. Пока не совсем понятно, как всех этих активистов из разных городов связывают в одну организацию: плотно ли они общались все в последнее время, или просто когда-то пересекались где-то на каких-то мероприятиях или концертах, и были лишь заочно знакомы друг с другом. При этом в деле написано, что некая организованная группа людей хотела свергнуть путинский режим путем вооруженного восстания и установить анархическое общество.

Ещё один аргумент в пользу того, что никакой реальной террористической организации там не было, заключается в том, что задержанные, судя по их поведению, на все 200% вообще не были готовы к задержаниям, и абсолютно никто из них не понимал, что делать. Информация, о том, что эти люди в Пензе были задержаны, появилась у нас в «ОВД.Инфо» практически сразу. У нас были данные, что в этом пензенском деле фигурирует некая группировка «5.11» и поэтому мы записали их в сводный материал о том, кого арестовали в конце октября и начале ноября за эту «мальцевскую революцию», но при этом не совсем было понятно, кто есть кто. И изначально задержанные в Пензе и их родственники заняли неправильную позицию, они до последнего не придавали дело огласке и не давали никакой информации правозащитникам и СМИ.

Не все пензенские адвокаты, несмотря на то, что им платили родственники, действовали в интересах клиентов. Они просто не знали, как в такой ситуации действовать. Видимо они надеялись как-то там договорится... «Ой, давайте подождем до такого-то числа, потом ещё подождем...» говорили они, и эта полностью невменяемая тактика привела к чудовищной ситуации, когда задержанные без какого-то общественного наблюдения находились в изоляции и в условиях пыток весь ноябрь, декабрь и январь, пока не появилась информация о задержаниях в Питере. И когда до нас дошла вся информация, картина начала проясняться, было уже совсем непонятно, что делать, потому что в деле фигурировали признательные показания, выбитые под пытками.

Конечно, если вас запрут на несколько месяцев и будут постоянно пытать током и избивать, вы, скорее всего, признаетесь в чем угодно. Также, похоже, что значительная часть дела строится на показаниях одного из фигурантов, который достаточно серьёзно болен, и этому человеку можно было просто пригрозить лишением доступа к жизненно важным лекарствам, без которых ему будет очень плохо.

Характерно, что я уже наслышан о работе пензенских силовиков. Недавно я делал интервью для «Радио Свобода» с пензенским бизнесменом Шматко, его бизнес отжимал тот самый следователь, который сейчас расследует дело об анархистах. Шматко рассказывал и о правовом беспределе в Пензе, о том, что нет ни СМИ нормальных, ни нормальных правозащитников. И вот теперь все это мы наблюдаем в этом деле. Шматко так же бросили в СИЗО, избивали там его регулярно, и ему ещё в какой-то мере «повезло»: все его клиенты разбежались, и бизнес его стал никому не нужен, отжимать стало нечего. Тогда с него взяли взятку в миллион рублей и оформили ему условный срок, Шматко не растерялся и убежал в Англию.

И эта история, как мне кажется, очень показательная. Адвокаты пензенских ребят, наверное, думали в таком ключе: ну потерпят немного пыточку, а потом от ФСБ поступит «ценное» предложение. Но они не учли, наверное, что никакого «ценного» предложения в политическом деле быть не может, и естественно, оно не последовало, а все задержанные потеряли время и свое здоровье.

Может быть, это конечно только мое мнение, но оно достаточно оптимистично. После всей шумихи в СМИ и того резонанса, которое вызвало это дело, после всех заявлений о пытках и проверках ОНК, акциях солидарности по всему миру и заявлений правозащитников, становится понятно, что силовикам так просто и быстро состряпать и отдать это дело под суд не удастся. Они как-то не рассчитали, что такой шум может подняться. Всё, что они имеют на сегодня: это некое изъятое оружие, какое-то ведро с алюминиевой стружкой, которую теоретически можно использовать для изготовления взрывчатки. А также признания, выбитые под пытками, от людей, которые читали Кропоткина и играли в страйкбол. Если все это уйдет в суд, мне довольно интересно было бы посмотреть, как пензенские фсбшники будут там доказывать, что они реально изъяли там это оружие, а что они не сами подкинули его.

Бредовость всей этой ситуации подчеркивается тем, что обвинение акцентирует внимание на том, что задержанные играли в страйкбол и учились навыкам выживания. Вся суть страйкбола в том, что это командная военно-физкультурная игра, в которую играет огромное количество людей, большая часть которых простые мужики из душного офиса. И они не представляют вообще никакой социальной опасности. ФСБшники могут так на каждый страйкбольный полигон приезжать и раскрывать дела о террористических ячейках.

Я не думаю, что это какая-то спланированная травля анархистов специально перед выборами, скорее это какое-то неудачное стечение обстоятельств, и потом всё это пошло по нарастающей. За те шесть лет, что прошли после Болотной, силовики значительно оборзели: в 2012 году, видимо, они не нашли «анархистов-страйкболистов». Как смогли найти и взять в разработку, так и организовали дело.

Но появилась ещё одна опасная тенденция: анархистов в начале этого года пытали и жестко избивали уже по делам вроде постов «ВКонтакте» (Севастополь), разбитого окна в офисе «Единой России» и заброшенной туда дымовой шашки (Москва), баннера против ФСБ и брошенной в сторону здания ФСБ дымовой шашки (Челябинск). Это что-то новое: это всё вообще ситуации, по которым более чем спорно можно заводить уголовные дела. То есть теперь, по сути, пыток можно ждать при почти любом политическом задержании.

Солидарность товарищей из Нью-Йорка с арестованными в России антифашистами, февраль 2018. Фото: RevAbolitionNYC / Twitter
Солидарность товарищей из Нью-Йорка с арестованными в России антифашистами, февраль 2018 Фото: @RevAbolitionNYC

«Говорили, что мы продались американцам»

Акции солидарности с задержанными анархистами прошли по всему миру. Против пыток и произвола российских силовиков вышли пикетировать российские посольства политические активисты из Финляндии, Германии, Австралии, Чехии, Швеции и других стран. Ранее, в феврале, уже проходили дни солидарности с российскими анархистами в Канаде, Венгрии, США, Польше, Эстонии, Украине, Франции и Белоруссии.

«В акции солидарности я принял участие потому, что выступаю против репрессий и фабрикаций в отношении политических активистов, — рассказал "МБХ Медиа" участник акции в Хельсинки, — На акции было около 50 человек, и для Финляндии это очень неплохо. У нас, помимо плакатов в поддержку анархистов, были ещё плакаты и кричалки против Путина. Это вызвало агрессивную реакцию со стороны некоторых людей, пришедших на так называемые выборы. Они говорили, что мы продались американцам».

О стычках с агрессивными сторонниками Путина, сообщали и в других европейских городах. Например, в Гамбурге на участников акции напали возмущенные россияне, пришедшие проголосовать к посольству. Полиции пришлось вмешаться. В Стокгольме местные активисты устроили небольшой квест. От метро и до российского посольства они развесили записи из дневника Виктора Филинкова, фигуранта дела «Сети», подвергнувшегося пыткам. Кому-то из граждан это не нравилось, и они успели сорвать часть записей.

Выразили поддержку российским анархистам даже воющие с террористами и турецким правительством партизаны из Рожавы (Западный Курдистан): «Сегодня, в международный день поддержки политических заключенных, наши сердца и разум — вместе с анархистами и антифашистами, подвергшимися пыткам и тюремному заключению в России перед выборами президента, которые также проходят сегодня. Нападение на одного из нас — это нападение на всех! Из застенка тюрем до вершин гор».

опубликовано на сайте «МБХ медиа»

* На обложке фото с акции московских антифашистов в защиту товарищей, которые подвергаются нападениям и уголовному преследованию в Москве и Нижнем Новгороде. Москва, площадь Краснопресненской заставы, 18 марта 2012 г.