ОНК опубликовала заключение о пытках в деле «террористического сообщества»

Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

Члены петербургской Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) зафиксировали следы пыток над Игорем Шишкиным и Виктором Филинковым, которых обвиняют в участии в «террористическом сообществе», сообщает «ОВД-Инфо».

Заключение, в котором говорится о пытках молодых людей, размещено на сайте комиссии.

Заключение ОНК (публичная версия)
По результатам общественной проверки пыток Филинкова и Шишкина
Скачано: 40, размер: 610.4 KB

«Мы одновременно выложили публичную версию и разослали полное заключение в органы власти: уполномоченному по правам человека, в прокуратуру, в ФСБ и ФСИН. Функция ОНК закончена — мы завершили фиксацию. Дальше мы собираемся контролировать безопасность ребят и отвечать на вопросы».

Яна Теплицкая, член ОНК

Игорь Шишкин

25 января прошёл обыск в одной из квартир в центре города, где жили анархисты. Обыск продолжался почти до трех часов ночи 26 января. Все жители квартиры были допрошены. Утром 26 января один из них — Игорь Шишкин — пошёл погулять с собакой, после этого был задержан, и где он находится, не было известно двое суток. Только днём 27 января его привезли в суд — избирать меру пресечения, причем в зал не пустили журналистов, а потом задержали. Журналист «Медиазоны», видевший Шишкина в коридоре суда, сказал, что тот «сильно избит».

Члены ОНК встретились с Игорем Шишкиным 27 января после суда. Он спрашивал разрешения у сотрудников на каждое своё действие, просил участников комиссии не делать ничего, что могло бы вызвать недовольство сотрудников. Шишкин был в кофте с длинными рукавами, поэтому тогда члены ОНК смогли разглядеть только лицо и кисти рук.

Посередине левой кисти был ожог, на щеке — ссадина и царапины, видны следы от наручников на обеих руках, разбита нижняя губа. Вокруг левого глаза у него была большая гематома вплоть до кости, в углу глаза — кровь.

Вокруг правого глаза тоже синяк. Вероятно, это был «эффект очков» — желтые синяки под глазами, которые могут свидетельствовать о сотрясении мозга. Сам Шишкин также сообщил о легком сотрясении.

Во время следующего визита ОНК Игорь Шишкин сообщил, что у него на спине есть ожоги. Правозащитники смогли увидеть эти травмы спустя ещё два дня, 2 февраля. На спине и задней поверхности бедра у мужчины оставались многочисленные раны. В медицинской карте Шишкина эти следы обозначены как ушибы, а не как ожоги.

«Мы написали, что, с нашей точки зрения, было очевидно, что это результаты пыток. Из открытых источников известно, что допрос длился дольше суток. На его теле большое количество следов, которые мы воспринимаем как следы электрических проводов, как следы страшных пыток».

Кроме «ожогов, предположительно от электрических проводов» правозащитники зафиксировали большую гематому на треть бедра.

В медицинском журнале следственного изолятора было написано, что Шишкин «происхождение данных ушибов объяснить не может». Правозащитникам он сказал, что гематомы получил на тренировке, а откуда на его теле ожоги от электрошокера — не помнит.

Кроме того, после избиения Шишкину не сразу оказали медицинскую помощь.

«Вероятно, сотрудники ФСБ не довезли до изолятора медицинские документы. Шишкина сначала возили в больницу, там ему выписали лекарства. Эти документы не были выданы ни адвокату, ни сотрудникам СИЗО, никому. Надо было его снова везти в больницу. Из-за этого лечение задержалось».

Виктор Филинков

23 января супруга петербургского анархиста Виктора Филинкова сообщила, что её муж пропал без вести. В этот день он около 20:00 ехал в аэропорт Пулково — собирался лететь в Киев через Минск — и когда подъехал к нему, перестал выходить на связь. 25 января стало известно, что Филинков был задержан в аэропорту оперативниками ФСБ, в тот же день суд санкционировал его арест на два месяца.

В объединенной пресс-службе судов Санкт-Петербурга сообщили, что Филинков и «иные неустановленные лица, разделяя анархистскую идеологию, приняли участие в подразделении террористического сообщества в целях осуществления террористической деятельности, пропаганды, оправдания и поддержки терроризма». В пресс-службе добавили, что Филинков «признал имеющиеся в отношении него подозрения».

26 января Виктор Филинков сообщил о пытках. В этот день правозащитники во второй раз пришли к нему в СИЗО. Им удалось зафиксировать у Филинкова многочисленные свежие ожоги от электрошокера на ноге и груди, гематому на правой щиколотке и следы от наручников на обеих руках.

Филинков рассказал, что телесные повреждения ему нанесли 24 января сотрудники ФСБ. После задержания в аэропорту Пулково его посадили в машину, отвезли в УМВД по Красногвардейскому району, затем в больницу. Из больницы его отвезли в лес и там избивали. Сотрудники ФСБ требовали от Филинкова дать признательные показания. Позже активист написал объяснительную в УМВД и УФСБ с формулировками, которые его заставили выучить наизусть. Молодому человеку угрожали: в случае отказа его пообещали поместить в СИЗО в камеру с людьми, больными туберкулезом. После этих процедур его повезли на обыск в квартиру, где он проживал с соседом. Соседу тоже угрожали.

2 февраля члены ОНК в присутствии медицинского работника и начальника СИЗО повторно провели визуальный осмотр Филинкова. «Часть следов на поверхности правого бедра Виктора Филинкова уже сошла, но примерно 33 следа ещё видно», — зафиксировали правозащитники.

В журнале учёта врачебного приёма больных заключенных была запись о травмах активиста: «Повреждение кожных покровов (электрошокером?) в области правого бедра и области груди».

В книге отметили, что «в области правого лучезапястного сустава (есть) потертость от наручника, на передней поверхности правой голени гематома 2-3-дневной давности, на подбородке царапина примерно 5 см».

Тогда же Филинков рассказал членам ОНК, что его убеждали перестать встречаться с правозащитниками. В случае продолжения общения силовики грозили «различными проблемами». Филинков узнал в одном из своих собеседников оперативного сотрудника К.Бондарева — по его словам, этот человек руководил пытками в лесу и сам в них участвовал. Бондарев во время разговора с Филинковым признал свое участие в пытках.

В выводе комиссии говорится, что государство не заинтересовано в объективном расследовании пыток Филинкова и Шишкина. На 2 января, когда многие следы уже сошли, эксперты, которые могли бы «квалифицировано зафиксировать и установить происхождение ран» так и не посетили арестованных, несмотря на многочисленные заявления адвоката и жены Филинкова, членов ОНК и сообщений в СМИ.