Летом, осенью и зимой 2014/15 года в Москве неизвестные жестоко убивали выпивших прохожих и бездомных. Чаще всего тела находили недалеко от железнодорожных путей Белорусского направления — со множественными ранениями ножами и молотками. В среднем каждой жертве (по нынешним данным, их было 15) наносили около 50 ранений; на теле одного из мужчин насчитали 171 ножевое ранение. Убийц долгое время не могли найти, но в итоге вычислили с помощью программного обеспечения ФСБ, отслеживающего мобильные телефоны. Специальный корреспондент «Медузы» Даниил Туровский рассказывает, кем были их жертвы, почему убийцы оказались фанатами ультранасилия — и как их судили.

Глава пятая

Суд

Аккуратную и тихую женщину лет шестидесяти обыскали полицейские, она прошла мимо «скамьи примирения» на первом этаже Мосгорсуда, поднялась на третий этаж. Заседание, на которое она пришла, не началось вовремя, но лишние полчаса после двух с половиной лет ожидания даются легко — Ольга Бабина хотела взглянуть на тех, кто убил ее сына.

«С какой-то стороны мне жалко их, они же дети совсем, — сказала она «Медузе». — Лобачева могла бы родить. Или в каком-то другом мире она даже могла встретиться с моим сыном. А что теперь? Если они выйдут, если они выживут в тюрьме, они точно продолжат этим заниматься. Я никогда им не прощу. Как можно так издеваться? Если они даже против бомжей и алкоголиков, то могли бы им помочь, воды принести».

Зайдя в зал, она увидела металлический сейф (внутри — около 50 томов уголовного дела), а с противоположной стороны — прозрачный «аквариум», в котором сидели пятеро подсудимых. Села на стул напротив них и смотрела на подсудимых все заседание, не говоря ни слова. Убийцы старались не встречаться с ней взглядами. Войтов на первое заседание пришел в футболке с надписью «Только ненависть» (футболку ему прислали друзья из Риги).

Расследование уголовного дела «чистильщиков» закончилось в апреле 2017 года, после этого его передали в Мосгорсуд. Елена Лобачева потребовала, чтобы их судили присяжные (право женщин на суд присяжных Конституционный суд подтвердил в феврале 2016-го) — эту просьбу выполнили. Руководил заседаниями в Мосгорсуде Павел Мелехин, известный по работе в процессах по делу Владимира Квачкова и лидера «Боевой организации русских националистов» Ильи Горячева (на одном из слушаний он сломал молоток).

С конца мая по середину июня 2017 года прокурор Ярослав Мыц зачитывал в суде доказательства обвинения: протоколы допросов и судмедэкспертиз, следственных экспериментов, показания свидетелей, показывал вещдоки. Страницы с материалами он закладывал небольшим календарем с иконой. «Сто — среднее число ударов, которые они наносили, максимум — 171 удар ножом, — начал свою речь прокурор. — Что, если не это, говорит о том, что они получали от всего этого наслаждение? Это не ненависть, это маньяки. Они убивали в безлюдных местах, без очевидцев, без камер наблюдения. Они не скрывают и не находят ничего странного в том, что совершали. Якобы действовали на благо общества, действовали молотками, ножами, кастетами, иногда камнями».

Разбирая каждый эпизод, прокурор показывал присяжным фотографии с мест убийств. На первых заседаниях некоторые присяжные отворачивались от снимков; в процессе им пришлось увидеть сотни фотографий.

Павлов, Каратаев, Нарциссов большую часть заседаний спали. Войтов слушал внимательно. Когда прокурор зачитывал подробные описания нападений («части мозга найдены на асфальте рядом», «на заборе и на тропинке все в крови», «у погибшего в теле судмедэксперты обнаружили содержание алкоголя, равное тяжелому опьянению»), Войтов сдерживал смех, закрывая рот рукой.

«Чистильщики» в зале Мосгорсуда

«Чистильщики» в зале Мосгорсуда

«Товарищ прокурор, а что смотреть сегодня будем?» — спросил Войтов на очередном заседании, когда в зале появились проектор и экран. «Мультфильмы», — ответил Мыц. «Кто в главной роли?» — засмеялся Войтов. «Кого сняли», — ответил прокурор и включил видеозаписи следственных экспериментов «чистильщиков». В перерывах между заседаниями с помощью того же проектора он показал фотографию своего красного мотоцикла («за 2 секунды до 100 разгоняется!») и фотографию Владимира Путина в солнцезащитных очках.

В один из дней, когда на улице шел сильный дождь, Лобачеву доставили в суд с опозданием. «Не утонула она?» — спросила в коридоре перед залом суда мать одной из убитых. «Колом не убьешь», — сказал адвокат Нарциссова.

Почти на все заседания приходила родная сестра убитого Николая Бабина. Она смотрела на клетку, пытаясь дождаться ответа от убийц, готовила вопросы на время их допроса, но так и не решилась их задать.

Ближе к концу процесса прокурор представил доказательства того, что Нарциссов, скрываясь в Сасово после нападения на дворника, украл из продуктового магазина полкилограмма молочных сосисок и две шоколадки. «У нас тут горы трупов, а мы сосиски разбираем», — удивился его адвокат.

За все время процесса на заседание из родственников подсудимых пришла только мать Лобачевой. Она была в фиолетовом платье и присела рядом с Ольгой Бабиной. «Как ты могла вырастить такую дочь?» — спросила Бабина ее; Лобачева не ответила. В зал суда она зашла на несколько мгновений — улыбнуться дочери. Когда та кивнула, Лобачева вышла и больше не появлялась в суде. С «Медузой» она разговаривать отказалась.

На заседании 14 июня 2017 года допрашивали Максима Павлова.

— Кто был инициатором убийств? — спросил его прокурор.

— Войтов. Он сам убивал и подзывал других совершать убийства.

— Вас злили те, кого вы убивали?

— Ну, они пьяные были.

— Для вас есть разница между обычным человеком и маргиналом вроде тех, кого вы убивали?

— Все мы обычные люди. И бомжи тоже.

— Кто дал вам право их убивать?

— Право решать никому никогда не давалось. Я смог взять на себя эти полномочия.

На следующий день допрашивали Лобачеву. Она заявила, что во время убийств «наблюдала, смотрела в одну точку». «Вижу, что своим бездействием стала виновной в смерти других людей, но сама я не участвовала», — сказала она. После нее кратко выступили Нарциссов и Каратаев.

Войтов отказался от допроса в суде, воспользовавшись 51-й статьей Конституции, гарантирующей права не свидетельствовать против самого себя. На заседание, в ходе которого оглашали его показания, данные во время следствия, Войтов впервые за весь процесс пришел в аккуратной рубашке, заправленной в брюки. После оглашения показаний Войтов встал: «Все это вернуть уже нельзя, но хочу искренне попросить прощения у потерпевших». «Урод ты! За что дочку мою убил, гаденыш?» — крикнула ему мать убитой у железнодорожных путей рядом с Тверской-Ямской Алены Шитик. Войтов не поднял глаза. «Подохните, подохните! Я узнаю, в какую тюрьму вас повезут, и сообщу туда малявой, чтобы вам там устроили хороший прием!» — крикнула женщина.

Репортаж: Даниил Туровский, размещено 20 июня 2017 на сайте «Медузы»
Фото: Семен Кац для «Медузы»
Ассистент фотографа: Валентин Ягодкин


21 июня присяжные признали фигурантов дела виновными. Об этом сообщила пресс-секретарь суда Ульяна Солопова. По словам Солоповой, присяжные «единодушно» признали подсудимых виновными, однако их мнения разделились в вопросе, заслуживает ли снисхождения Артур Нарциссов, которого обвиняли в покушении на убийство.

«Голоса присяжных распределились как 6 «за» и 6 «против», — сказала она.