Летом, осенью и зимой 2014/15 года в Москве неизвестные жестоко убивали выпивших прохожих и бездомных. Чаще всего тела находили недалеко от железнодорожных путей Белорусского направления — со множественными ранениями ножами и молотками. В среднем каждой жертве (по нынешним данным, их было 15) наносили около 50 ранений; на теле одного из мужчин насчитали 171 ножевое ранение. Убийц долгое время не могли найти, но в итоге вычислили с помощью программного обеспечения ФСБ, отслеживающего мобильные телефоны. Специальный корреспондент «Медузы» Даниил Туровский рассказывает, кем были их жертвы, почему убийцы оказались фанатами ультранасилия — и как их судили.

Глава третья

Вдохновитель

Деревня Поречье находится недалеко от станции Тучково Белорусского направления железной дороги (60 километров от Москвы). Многие убийства «чистильщиков» происходили неподалеку от станций этого направления. На заборе под мостом рядом с Рабочим Поселком, где были совершены несколько нападений, черным баллончиком выведено: «Из-за леса из-за гор: трезвость, ненависть, хардкор».

От Тучково до деревни можно доехать за десять минут на маршрутке или дойти примерно за час пешком. Деревня расположена на берегу Москвы-реки. С другого берега она выглядит идеальным российским поселком: дома стоят среди деревьев у реки, над ними возвышается золотой купол церкви, на холме за домами пасутся коровы. Вблизи деревня оказывается заброшенной, там и тут попадаются пустые и сгоревшие дома. Рядом с деревянными домами стоят две пятиэтажки; их в 1979 году построили для себя военные из соседней воинской части.

В одной из этих пятиэтажек с 2014 года жил с бабушкой Павел Войтов. С пяти до 13 лет он жил с родителями на Измайловском бульваре (позже там он совершит два убийства — как раз потому, что неплохо знает район); потом, после развода родителей, некоторое время провел в Риге, куда переехал его отец (сейчас они не общаются). Во время убийств Войтову было 19–20 лет. У него небольшие впалые глаза, выбритые виски и затылок, черные волосы уложены налево; он худой, но сложен спортивно — с 16 лет занимался боксом, потом смешанными единоборствами, ходил на ножевой бой в спортзал в районе Коньково. Со своими друзьями во «ВКонтакте» общался под ником Пафосный мизантроп.

Недалеко от пятиэтажки Войтов устроил тайник. В ста метрах от здания под поваленным деревом он прятал под небольшим слоем земли темно-зеленый деревянный ящик размером с лист А4. У ящика отодвигалась крышка. Внутри хранились документы убитых: паспорта, военные билеты, магнитные пропуска. В ящике следователи нашли документы людей, о судьбе которых ничего не известно — они не фигурируют в уголовном деле.

Ножи для убийств Войтов привез из Латвии либо купил в Кубинке — ближайшем к Тучково городе.

19 февраля 2015 года дом в Поречье оцепили полицейские, в маломерной квартире на втором этаже следователи нашли красную ткань, на которой вручную вышита свастика, две фотографии Гитлера — одну черно-белую в полный рост и цветной портрет; пистолет «Оса», ножи, молоток, мобильный телефон (с фотографиями пыток).

Войтов всегда носил при себе рюкзак с вещами, как он считал, первой необходимости. При задержании из рюкзака изъяли точилку для ножей, аптечку, два атласа дорог Подмосковья, ключ от вагонов поездов.

«Я не переношу пьяных, поэтому убивал, я считаю таких людей биомусором, — рассказывал Войтов. — Мы часто обсуждали идеи очищения русской нации, идеи национал-социализма, я с 15 лет придерживаюсь правых взглядов». По его словам, вместе с приятелями он часто прогуливался по ночам. Когда бездомные им не попадались, они разъезжались по домам. Часто они обсуждали убийства в подъезде у Лобачевой.

Помимо убийств бездомных и выпивших Войтов раздумывал о теракте. По словам Максима Павлова, Войтов собирался напасть на полицейских, чтобы отобрать у них огнестрельное оружие; в другой день, когда они проходили около Белорусского вокзала, Войтов сказал, что на нем можно устроить взрыв. «Вот бы все разлетелись тогда» — так Павлов запомнил его слова. Сейчас Павлов считает Войтова «ненормальным и маньяком», который постоянно говорил «о пытках и расчленении тел». Во время убийств, по его словам, он часто смеялся. Павлов заявил следователям, что из всех «чистильщиков» только Войтов использовал молоток. «Он хотел позабавиться, скорее всего, у него больная фантазия», — сказал Павлов. «Во время убийства он вел себя спокойно и получал удовольствие», — сказал Каратаев.

Павел Войтов в здании Мосгорсуда

Павел Войтов в здании Мосгорсуда

Последние месяцы бабушка Войтова провела в больнице. Дверь квартиры «Медузе» открыла мать Войтова. Сначала она сказала, что не знает, кто он такой; через пару минут попросила уйти, не лезть и ничего не писать. Соседи семьи сказали, что семья Войтова связана с военными. Соседка отметила, что родители Войтова развелись.

Соседи рассказали «Медузе», что слышали про «арест Пашки», но не знают, из-за чего это произошло, — и не очень-то интересовались, а семья Войтова не рассказывала. О совершенных «чистильщиками» убийствах почти никто не знает, в отличие от убийств серийных маньяков. Узнав от «Медузы» о том, что Войтов признался в 14 убийствах, один из соседей сказал: «Это что же, все выпадает на одну нашу деревню? Сейчас еще и Сережка выйдет, он воровал велосипеды и колеса у машин. Тогда заживем».

Приятель Войтова из Риги представился «Медузе» Виталием. На его странице во «ВКонтакте» выложены фотографии с ножами, молотками, лежащими на полотнище со свастикой. Он сказал «Медузе», что познакомился с Войтовым осенью 2013 года. По его словам, встретились они случайно, Виталий с приятелем увидели Войтова на улице, предложили ему выпить пива, тот отказался. Виталию «понравилось, что он за здоровый образ жизни». Они начали вместе тренироваться на рижском стадионе. Небольшой компанией изучали ближний бой. Войтову удавались боевые приемы и заломы; его очень интересовали приемы армейского боя, которые показывал один из приходивших заниматься. «Павла очень интересовало военное дело, он читал книжки об этом и о военной истории, но в Латвии у него не было возможности этим заняться, ведь он гражданин России, — говорит знакомый Войтова. — Я советовал ему оставаться в Риге, пытаться тут обустроиться по какой-нибудь специальности, но он уехал в Россию скоро, потому что хотел стать военным в российской армии. В частную военную компанию или во «французский легион» он пойти не мог, опыта не было».

Во время тренировок Войтов рассказывал о себе немногое. Виталий узнал, что он единственный ребенок в семье, в Латвию переехал из-за семейных проблем, школу недолюбливал и не собирался связывать жизнь с учебой, поэтому и в России вместо занятий ходил тренироваться. Виталию он рассказывал, что долгое время увлекался панкратионом и выступал на соревнованиях. «Честный, никогда не бросал друзей, если надо перевезти вещи — приедет помочь без проблем и никогда не будет придумывать нелепые отмашки», — говорит он. Виталий отказался обсуждать с «Медузой» политические взгляды Войтова и заявил, что не слышал о том, что тот участвовал в нападении на еврейское кладбище в Риге (на самом деле, в марте 2012 года Рижский окружной суд осудил Войтова на год тюремного заключения условно за осквернение могил — он изрисовал их свастикой; вместе с ним осудили еще нескольких рижан). По словам Виталия, Войтов агрессивно не принимал алкоголь и курение, иногда он ввязывался в конфликт, если у него просили закурить; ему «не нравилось, что алкоголь и табак — чуть ли не единственный вид досуга у большинства людей».

Из российской столицы Войтов писал Виталию, что рад тому, что Москва намного больше Риги; сообщал, что готовится к медкомиссии для армии, — он собирался пойти в войска специального назначения, потому что там, как он думал, можно получить серьезные военные навыки. Личные дела они подробно не обсуждали, Войтов вроде бы нигде не работал, с деньгами ему помогали родственники.

Виталий сказал «Медузе», что не знал об убийствах до ареста Войтова. Он и сейчас не верит, что его знакомый убил 14 человек. «Мог подраться, но не специально убивать, многие говорят, что на самом деле он на одном эпизоде попался, а на него все висяки пытаются повесить», — сказал Виталий. Он добавил, что переписывался с Войтовым, когда тот уже был в СИЗО. Войтов написал ему, что продолжает тренироваться и читать, и отметил, что его подельники «оказались интересными — все грузят на него, говорят, что он самый главный».

После ареста Войтова Виталий переименовал один из неонацистских пабликов, где он был администратором: «Blood and honour» («Кровь и честь») стал называться «В поддержку Павла Войтова». На аватарку поставили фотографию Войтова с ножом в руке и платком со свастикой, закрывающим половину лица; снимок подписали: «Узник совести». В паблике обещали рассказывать о «жизни отдельно взятого бойца NS-WP изнутри», делиться боевым опытом и советами «по разным аспектам прямого действия».

Только ненависть

Один из администраторов группы в разговоре с «Медузой» вместо приветствия написал: «88!» (приветствие, означающее «Heil Hitler!»: буква Н в латинском алфавите восьмая по счету). В группе начали собирать деньги матери Войтова, в начале мая 2017 года они отправили ей 85 евро; 16 мая они отправили Войтову четыре футболки с надписью «Только ненависть» (в одной из них он пришел на первое заседание суда по существу), 10 июня 2017-го опубликовали фотографии рукописного письма «человека из застенок» (видимо, Войтова), в котором он критиковал движение «Лев против» и антифашистскую акцию «Еда вместо бомб» («полезность ихнего действия равняется нулю ибо меньше курить в общественных местах никто не стал, да и никто из алкашей после прочитанных моралей пить не бросил»; «другое же дело старое-доброе ультранасилие! Ибо после встреч со мной абсолютно все алкаши бросали пить! Правда, жить они бросили тоже, но это уже совсем другая история! :)», «вместо акций «Еда вместо бомб» я устраивал акции «Молоток вместо еды! Помогите биомусору ультранасилием! Старое-доброе ультранасилие спасет этот мир»»).

Глава четвёртая

Убийства

На допросах «чистильщики» подробно рассказали о том, как происходили убийства.

Поздно ночью 23 сентября 2014 года Войтов по дороге из Тучково вышел на станции Рабочий Поселок. Спрыгнул с платформы и отправился по тропинке вдоль железной дороги к ближайшему мосту, где ожидал найти бездомного. Он хорошо знал это место. «Сюда же мы с Персиком и Закиркой приезжали попрыгать на бомже, но его не убили», — рассказывал Войтов.

Между забором и столбом Войтов увидел сидящего на своих мешках бездомного.

Мост, под которым 23 сентября 2014 года убили Геннадия Данилова

Мост, под которым 23 сентября 2014 года убили Геннадия Данилова

Как и перед каждым убийством, 19-летний Павел Войтов надел на руки одноразовые медицинские перчатки. Он подобрал камень, подошел к бездомному и два раза ударил его по голове. Он заметил, что голова была проломлена, бездомный упал. Войтов достал из кармана нож и 46 раз ударил им мужчину. После убийства прикрыл тело одеялом бездомного.

Утром, через несколько часов после убийства, Войтов встретился у Белорусского вокзала с Лобачевой и их общей подругой Анастасией. Было уже светло, поэтому, чтобы никто не заметил кровь на его брюках, он закатал их до колен. Подругам при встрече Войтов рассказал об убийстве, сказав, что «снова очистил мир», Лобачевой он подарил нож, которым убил бездомного. Она его забрала и хранила потом дома. После встречи у Белорусского вокзала они направились гулять в районе Тверской улицы.

В том же месяце к убийству рядом с Рабочим Поселком присоединились Лобачева и Павлов. «Мы убили его в овраге, во время убийства Войтов и Лобачева били его ножами, я увидел, что бездомный страдает, поэтому с целью лишения его страданий перерезал ему горло, — рассказал Максим Павлов. — Лобачева и Войтов продолжали наносить ему удары».

* * *

Войтов запоминал места, где можно найти бездомных. Иногда он проверял их днем, чтобы вернуться вечером. 31 августа 2014 года они приехали с Максимом Павловым на Белорусский вокзал. Спустились с платформы и прошли вдоль улицы Нижней мимо технических строений московского ипподрома. У одного из заброшенных ангаров для лошадей обнаружили кучи мусора и настилы, похожие на те, которыми пользуются бездомные.

Ночью вернулись на место; там спал бездомный. Павлов достал фонарик, посветил на мужчину. Войтов вынул из рюкзака молоток и ударил им мужчину по голове. Через пару минут передал молоток Павлову, сам воспользовался ножом. «Бей!» — Войтов обернулся к Павлову. Павлов достал нож и тоже принялся бить им бездомного. «Я хочу посмотреть со стороны», — сказал Войтов; они вдвоем отошли на несколько метров, Павлов подсветил фонарем израненное тело. Они спустились по тропинке к железной дороге. По ней прошли около четырех километров до Шелепихинского моста в районе Фили. На мосту их задержал патруль полиции. В отделении у них забрали документы. Войтов после этого смог убежать, Павлова через несколько часов из отделения забрали родственники.

Бывшая конюшня рядом с московским ипподромом, где убили Олега Дайкуна

Бывшая конюшня рядом с московским ипподромом, где убили Олега Дайкуна

* * *

Около трех часов ночи 8 августа 2014 года Лобачева с Войтовым прогуливались в районе Измайлово. Войтов хорошо помнил этот район: в детстве он жил на Измайловском бульваре с родителями в арендованной квартире. От бульвара они прошли через дворы к Сиреневому бульвару. Напротив кинотеатра «София» увидели спящего на лавке мужчину; им показалось, что от него пахнет алкоголем. Они прошли мимо. «Я хочу вернуться», — сказал Войтов. Они подошли к спящему. Войтов достал нож и ударил мужчину в горло.

«Почему ты ничего не делаешь?» — спросил у Лобачевой Войтов. Она достала нож с ярко-розовой рукояткой и два раза ударила им мужчину в бедро. «Я была уверена, что он уже был мертв, он не дышал и не кричал, — говорила Лобачева во время допроса. — Откуда знала, что мертв? Когда человек умирает от множественных ножевых и перестает дышать, это видно». Они нанесли мужчине 84 удара, сколько из них Лобачева — неизвестно; экспертиза обнаружила на теле мужчины запаховые следы Лобачевой. У убитого они забрали паспорт на имя Николая Бабина; Войтов спрятал его в своем тайнике недалеко от дома.

В том же Измайлово 13 июля 2014 года они убили другого мужчину. Он лежал на лавке недалеко от стенда почета. «Мы гуляли с Леной здесь, проходили мимо, увидели бомжа, я надел одноразовые перчатки, — рассказал Войтов. — Начал бить его молотком правой рукой. Лена — ножом. Я тоже достал нож. Молоток переложил в левую руку. После мы ушли во дворы». Через две недели, 2 августа 2014-го, Войтов на том же бульваре в одиночку убил пьяного мужчину. Во дворе неподалеку сжег перчатки и выкинул нож.

Отметка на карте с местом убийства прохожего Валентина Матицына на Измайловском бульваре 13 июля 2014 года

Отметка на карте с местом убийства прохожего Валентина Матицына на Измайловском бульваре 13 июля 2014 года

* * *

28 сентября 2014 года Войтов встретился вечером с Антоном Буткевичем, мужем Анастасии Солдатовой, с которой дружила Лобачева. Они прогулялись от «Белорусской» в сторону «Парка культуры», оттуда до «Ленинского проспекта», по железной дороге до «Нагорной». Где-то по пути, когда они сидели на лавочке, Войтов рассказал Буткевичу об идее «зачистки города»; он рассказал, что в Измайлово забил до смерти мужчину молотком.

Около двух часов ночи они поднялись на холм и прошли мимо горнолыжного спуска. Там к ним пристал нетрезвый мужчина; по словам Буткевича, просил купить ему в магазине выпить. «Есть ли у тебя деньги, чтобы оплатить свой запрос?» — спросил его Войтов. Мужчина полез за кошельком, Войтов ударил его кулаком в лицо, тут же выхватил нож (около 15 сантиметров в длину) и ткнул в шею. Буткевич не знал, что предпринять. Мужчина начал хрипеть. Войтов поднял его кошелек, вытащил купюру в тысячу рублей. Они убежали. По дороге Войтов пригрозил Буткевичу никому не рассказывать о произошедшем — в противном случае он обещал расправиться с Анастасией. Дома Буткевич сказал жене прекратить всякие отношения с Войтовым и Лобачевой.

Войтов несколько раз предлагал Буткевичу встретиться; тогда Анастасия удалила все их контакты, вскоре они переехали. Когда Буткевич увидел в феврале 2015 года первые новости о задержании Войтова и Лобачевой, он обратился в полицию. В суде Буткевич и Солдатова заявили, что им угрожают в националистических пабликах из-за их показаний.

* * *

3 августа 2014 года Войтов с Лобачевой гуляли по Кусково; на одной из лавок неподалеку от административных зданий парка они увидели спящего мужчину. Войтов попросил Лобачеву посветить фонариком ему на голову, чтобы «было видно, куда бить». Лобачева посветила, Войтов достал молоток. Он бил так сильно, что молоток сломался. Боек отлетел в кусты. Войтов обернулся к Елене. Та протянула ему свой нож. Он начал быстро бить мужчину ножом; ударил в глаз.

Оттащил за ногу в кусты, ударил камнем. Обыскал, нашел пакет с вещами и ключами, вытащил из него паспорт. Снова достал нож и разрезал мужчине живот от груди до паха, в рану засунул полиэтиленовый пакет с ключами. «Когда Паша вспарывал мужчине живот, я подсвечивала ему фонариком, — рассказала Лобачева. — После этого я под предлогом сходить в туалет отошла, меня стошнило». Войтов подобрал отлетевшую часть молотка, его он выбросил в урну по дороге. После убийства Войтов сказал Елене, что берет ее с собой в первую очередь из-за того, что вряд ли полицейский патруль даже ночью станет останавливать и досматривать влюбленную пару.

Когда тело со вспоротым животом нашли, районная газета Восточного округа Москвы заявила о «ритуальном убийстве» из-за нарисованной неподалеку буквы Л в круге.

* * *

14 сентября 2014 года Войтов с Лобачевой блуждали по переулкам в районе «Курской» почти до самого рассвета. Они знали, что рядом с «Курской» всегда много бездомных: в сквере неподалеку волонтеры несколько раз в неделю раздавали горячую еду. Около пяти утра они зашли во двор рядом с домом по адресу Земляной Вал, 41. У забора за припаркованными автомобилями увидели спящего бездомного. Лобачева отошла на детскую площадку. Войтов подождал, когда несколько жильцов дома рассядутся по своим автомобилям и уедут. После этого надел одноразовые перчатки, достал из рюкзака молоток и ударил спящего шесть раз по голове. Убийцы быстро убежали. Тело обнаружили через несколько часов. «Его голова была будто разломана на две части», — рассказал нашедший его прохожий. «У него были кости вскрыты, но он был в сознании, когда мы его нашли, — рассказывал фельдшер скорой помощи. — У нас по документам он проходил как «неизвестный», мы отвезли его в больницу». В больнице он умер.

Отметка на карте с местом убийства бездомного Курылева на Земляном Валу, 41

Отметка на карте с местом убийства бездомного Курылева на Земляном Валу, 41

* * *

Все «чистильщики» отказались разговаривать с «Медузой». «Наверное, хотелось бы этого избежать», — сказал Войтов на предложение об интервью.