Замоскворецкий райсуд Москвы в пятницу приговорил антифашиста Игоря Харченко, обвиняемого в избиении националистов Владлена Сумина и Владимира Жидоусова, к 3,5 годам колонии строгого режима. Харченко признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 111 УК («нанесение тяжких телесных повреждений») и ст. 213 УК («хулиганство»).

Подсудимого, известного в антифашистской среде под прозвищем Баклажан, ввели в зал заседаний около 14:20. Поддержать его пришли мать Зара, его девушка и друзья-антифашисты, включая недавно освободившихся из-под ареста Алексея Олесинова по кличке Шкобарь и Алексея Сутуги по кличке Сократ.

«Хорош его снимать, его это бесит», — ругалась девушка подсудимого на корреспондента телеканала «Дождь», который снимал на видеокамеру, как Харченко заводят в клетку.

Полицейские не стали освобождать подсудимого от наручников, и он остался сидеть со скованными за спиной руками. Всего в зале было 15 человек, включая прессу и двух полицейских. Потерпевшие и представитель гособвинения на приговор не пришли.

Судья Татьяна Ковалевская вошла в зал и начала еле слышным голосом пересказывать обвинительное заключение.

Харченко, согласно тексту приговора, является членом движения «Антифа», которое враждует с националистами и «ставит перед собой цель переустроить государственный строй России».

Потерпевший Сумин по прозвищу Аркан — известный ультраправый активист. Он занимался политической деятельностью вместе с полковником Владимиром Квачковым, осужденным на 8 лет за терроризм и подготовку вооруженного мятежа.

По версии следствия, 4 июля 2010 года на Летниковской улице на Сумина и Жидоусова напали неустановленные лица вместе с Харченко. В драке использовались ножи, стеклянные бутылки и травматические пистолеты. В результате Жидоусов получил легкие телесные повреждения, а Сумин едва не погиб — тяжелораненый, он попал в реанимацию1.

Из предыдущих показаний «потерпевших»: резали ножами в грудь и шею, избивали битой по голове, стреляли в лицо из пистолета и сигнальной ракетой в упор.

Харченко, слушая судью, усмехался и переглядывался со своими товарищами.

Ковалевская зачитала показания Сумина и Жидоусова, которые совпали с версией следствия. Также в приговоре было отражено, что потерпевшие опознали Харченко и второго нападавшего на них — Дениса Солопова, который 4 июля 2010 года, как свидетельствовали его знакомые и штамп в загранпаспорте, находился в Стамбуле.

Ковалевская упомянула в приговоре, что у девушки Харченко изъяли выпуски журнала «Автоном», который, согласно экспертизе, «содержит психологические и лингвистические признаки пропаганды превосходства одной социальной группы над врагом, а также возбуждение вражды и ненависти в отношении врага».

К показаниям свидетелей, которые утверждают, что Харченко во время драки выступал на сцене и физически не мог напасть на потерпевших, суд отнесся критически.

«На основании вышеизложенного суд приговорил Харченко Игоря Олеговича к 3,5 годам колонии строгого режима», — сказала Ковалевская.

Услышав приговор, Харченко ухмыльнулся.

«Строгий режим. Как я и хотел», — сказал он перед тем, как его вывели из зала.

Адвокат Харченко Михаил Трепашкин сказал корреспонденту «Русской планеты», что будет обжаловать приговор.

«Судья повторила всего лишь домыслы следствия, которые не основаны на каких-либо фактах», — сказал он. Ранее адвокат осужденного говорил, что потерпевшие опознали Харченко по татуировкам, которые подсудимый сделал уже после драки 4 июля.

Павел Никулин, материал на сайте «Русская планета»

Примечания
  1.  см. в материале Егора Сковороды о способах посадить антифашиста