Александр Литой: Партии «для русских»

Фото: РИА Новости

Как и другие политические силы, националисты заявили о желании создавать партии в рамках начавшейся политической реформы. Наблюдатели предсказывают появление до десяти ультраправых партий, претендующих на регистрацию по новым правилам. Впрочем, их реальные шансы на это и дальнейшие электоральные перспективы представляются весьма туманными. Во время и в ходе зимних протестов многие либеральные политики проявили ранее не характерную лояльность к националистам1, хотя во главе структур последних в основном все те же лица, замешанные в многолетней веренице расистских скандалов.

Недавнее заявление главы ФМС Константина Ромодановского о том, что их партии не стоит разрешать, осталось и без общественной, и без чиновничьей поддержки. Хотя произойдет ли допуск в парламентскую политику факторов, уменьшающих число ксенофобских преступлений, пока предсказать нельзя.

Радикальная публика создаст, видимо, самую крупную из подобных партий — на основе Этнополитического объединения «Русские». Эта структура формируется сейчас на базе запрещенных ДПНИ и «Славянского союза», а также еще около сорока ультраправых организаций из разных регионов России. Правда, сами «Русские» признают, что в регионах объединительный процесс у них идет тяжко.

Недавно я интервьюировал Дмитрия Демушкина, лидера «Русских». То, что он описывал, по задумке больше всего похоже на Ку-клукс-клан: партия для «Русских» будет лишь одним из проектов, а вообще это «этнополитическое объединение», призванное отстаивать интересы русской нации самыми разными способами: «Любой человек, родившийся русским, является членом нашей организации, даже если не разделяет наши цели».

Демушкин за последние пару лет сильно изменился: из карикатурного бритоголового, которого активно подозревали в работе на милицию, он превратился в начинающего политика, как минимум умеющего спокойно и связно рассказывать на камеру о своих идеях. Хотя эти идеи мало изменились со времен его членства в РНЕ, да и татуировку со свастикой со своего плеча он сводить не рвется.

Во время митинга «За честные выборы» на Болотной площади
Во время митинга «За честные выборы» на Болотной площади

В России есть два основных так называемых «национал-демократических» проекта. Формируется «Российская национал-демократическая партия» во главе с достаточно известными деятелями Владимиром Тором и Константином Крыловым, а также лидером «Русского гражданского союза» Антоном Сусовым. Второй подобный проект — «Новая сила» профессора МГИМО Валерия Соловья. В принципе последний — это самый солидный партийный проект ультраправых, хотя в руководство «Новой силы» входит Игорь Артемов, лидер Русского общенационального союза (РОНС), достаточно справедливо запрещенного за экстремизм (например, соратники РОНС были осуждены за теракт на Черкизовском рынке). Проекты Соловья и Крылова выглядят политически перспективными, но их актив на сегодняшний день вряд ли многочислен.

Появляется на митингах и активизировал свою деятельность лидер небольшой организации «Российский общенародный союз», национал-державник со стажем Сергей Бабурин. Давно хочет зарегистрироваться маленькая Партия защиты российской Конституции «Русь». Наблюдатели предсказывают, что всего националистических партий может появиться до десятка.

То, что националистические настроения имеют в обществе серьезное распространение, несомненно. Другой вопрос, во что они конвертируются во время голосования. Националистическое движение переживает сегодня не лучшие времена. Последние лет пятнадцать серьезную роль — в сфере пиара и мобилизационного ресурса — играли насильственные преступления наци-радикалов. Но правоохранители уменьшили их количество в несколько раз, пересажав около двух тысяч участников силовых акций. Это снизило упоминаемость движения в СМИ и привело к серьезной апатии в рядах наци.

До акции на проспекте Сахарова практически все уличные мероприятия националистов собирали лишь по несколько сотен человек — на Болотной площади 10 декабря их колонна не была многочисленной. В этой среде в последнее время распространено недоверие к тем, кто позиционирует себя в качестве политиков-националистов: большая часть нынешних лидеров начинала публичную деятельность в начале нулевых, и рядовые националисты нередко воспринимают их как мошенников или лузеров, мало чего смогших добиться за десятилетие.

Во время «снежных акций» националисты несколько раз обещали «возглавить протест, отнять его у мальчиков из девяностых». А на практике ни на один из митингов за честные выборы они не привели и десяти процентов участников. Им несколько раз давали слово, но это сопровождалось массовым свистом и криками вроде «фашист, убирайся!». После президентских выборов на известном экстремистском портале «Правые новости» был размещен текст, в котором ультраправые обещали силовые акции и беспорядки, но за пределами интернета на улицах Москвы, видимо, не произошло ни одного подобного действия. Таковы нынешние мобилизационные возможности ультраправых.

Михаил Воскресенский / Reuters
Русский марш 4 ноября 2010

Правда, «Русский марш»-2011 был очень многочисленным, собрав около 10 000 участников, но присутствовавшие на нем наблюдатели отмечали, что собравшиеся очень холодно принимали большинство ораторов (собственно, тех, кто сейчас и создает партии), а с наибольшим интересом слушали Алексея Навального. Кстати, если Навальный пожелает создать свою партию, она, очевидно, не будет чисто националистической, но займет значительную часть этого политического сегмента.

Екатеринбургский борец с наркотиками Евгений Ройзман, для которого «борьба с этнопреступностью» — почти специализация, получит место в руководстве будущей партии Михаила Прохорова. Как показала последняя думская кампания, националистическую риторику могут использовать и многие партии, не являющиеся националистическими. И за кого будут голосовать в этой ситуации националисты — за «чужого, но солидного» политика или за «своего, но маргинального», это сейчас предсказать нельзя.

В этой связи непонятно, что произойдет с электоратом ЛДПР, когда партия Владимира Жириновского вынуждена будет конкурировать на выборах с маленькими, но последовательно националистическими партиями.

В СМИ также постоянно появляются слухи о том, что «Единую Россию» могут разделить на несколько партий. Даже если этого не произойдет, еще вопрос, каким образом в выборах в законодательные органы будут участвовать те, кого собрали в «Общероссийском народном фронте», — от этого будет зависеть тактика структур, близких к Дмитрию Рогозину.

Националисты уже заявили, что создадут координационный совет, который будет распределять места на региональных выборах, дабы ультраправые не конкурировали друг с другом. Несомненно, на региональных выборах у них вполне есть шансы регулярно проводить своих депутатов. Но до серьезной партии националистов, могущей легко попасть в парламент, видимо, пока еще далеко.

Александр Литой, опубликовано на сайте «Новой газеты»

Примечания

  1.  Егор Сковорода: «Кто их позвал?» // Антифа FM