Егор Сковорода о способах посадить антифашиста

Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Власть привыкла мстить за свой испуг. Думаю, некоторые помнят, как полицейские обрушились на антифашистское движение после символической «вырубки» Химкинской администрации. Прошло уже больше полутора лет, а власть продолжает мстить, фабрикуя новые и новые обвинения против антифа.

Так, в Чите под надуманным предлогом преследуют анархиста Андрея «Кубу». В Москве собираются судить известного антифашиста Алексея «Шкобаря» Олесинова. Молодого антифа Антона Фатулаева уже осудили на 4 года и 2 месяца колонии, обвинив в драке с футбольными фанатами. Интересно, что эти фанаты называют местом своей работы «группу быстрого реагирования» при Молодой Гвардии «Единой России».

В Нижнем Новгороде не стали мелочиться — и сразу слепили «экстремистское сообщество» под названием «Антифа-RASH». Для этого оперативникам из местного Центра «Э» всего лишь пришлось подбросить при обыске отпечатанные на принтере удостоверения участника «Антифа-RASH и устав (!) этой мифической «организации». По версии следователей, эта аббревиатура расшифровывается как «Red anarhia skinheads» (sic!), а переводится как «красная анархия скинхедов». На днях суд начнет слушать это феерическое уголовное дело.

В Москве антифашисты перекрыли Садовое кольцо, протестуя против полицейского произвола, 1 марта 2012. Фото: Евгений Фельдман / Новая Газета
В Москве антифашисты перекрыли Садовое кольцо, протестуя против полицейского произвола, 1 марта 2012 Фото: Евгений Фельдман / Новая Газета

Такие уголовные дела могут основываться исключительно на показаниях одного-двух свидетелей, тесно связанных с правоохранительными органами. По такой схеме в Москве уже много месяцев расследуется уголовное дело против Игоря Харченко и Дениса Солопова. Все дело основано на показаниях одного человека — тридцатилетнего Владлена Сумина, известного среди правых под кличкой «Аркан». По версии следствия, 4 июля 2010 года на Летниковской улице в Москве Солопов и Харченко напали Владлена Сумина и его приятеля Владимира Жидоусова. В результате нападения Жидоусов получил легкие телесные повреждения, а Сумин едва не погиб — тяжелораненый, он попал в реанимацию (подробнее о деле см., например, здесь).

За Денисом Солоповым российские правоохранители охотятся уже давно. Дениса считали организатором демонстрации возле Химкинской администрации, и летом 2010 года ему пришлось бежать из страны. Сейчас Денис находится в Голландии, где за ним признали статус политического беженца.

Судя по всему, уголовное дело по обвинению в нападении на Сумина было сфабриковано как раз для того, чтобы «дотянуться» до Дениса и добиться его экстрадиции из Голландии. Игоря Харченко же взяли просто в качестве заложника.

«Игорь мой друг и хороший человек, антифашист, музыкант, и я уверен, что ему предлагали пойти на сделку с совестью и дать против меня показания. Он этого не сделал, поэтому его посадили без каких-либо на то оснований», — считает сам Денис Солопов.

Влад «Аркан» Сумин, предположительно, на так называемом Дне солидарности с «узниками совести» — ультраправыми, осужденными за насильственные преступления
Влад «Аркан» Сумин, предположительно, на так называемом Дне солидарности с «узниками совести» — ультраправыми, осужденными за насильственные преступления

В своих показаниях Аркан Сумин говорит, что он четко опознал среди нападавших Дениса и Игоря. Он утверждает, что видел их вместе, хорошо запомнил, и именно от их рук он сильней всего пострадал.

Всё это, возможно, было бы серьезным обвинением, если бы не пара «мелочей», не учтенных следователями и «потерпевшим». Дело в том, что во время нападения на Аркана Игорь Харченко выступал на сцене перед десятками зрителей (чему полно свидетелей), а Дениса Солопова... вообще не было в России — в тот день он был в Турции, и это подтверждают пограничники.

Получается, что показания Владлена Сумина — просто ложь. Неясно, лгал Сумин по наущению полицейских или сам придумал такой способ устранить политических оппонентов, но сомневаться в том, что он врет, не приходится.

Заинтересовавшись этим феноменом, моя знакомая журналистка Екатерина Вовк встретилась с этим Арканом и узнала его точку зрения на дело. Получилось небольшое интервью, очевидно полное «художественного вымысла» и настолько саморазоблачительное, что я решил опубликовать его в этом блоге без каких-то дополнительных пояснений (аудиозапись этого разговора у меня есть). Наслаждайтесь, пока Владлена не привлекли за заведомо ложный донос (соответствующие заявления уже направлены в прокуратуру).

Владлен Сумин: «Мне пытались отрезать голову»

Это было 4 июля 2010 года. Накануне мне исполнилось 30 лет. Я встретился со своим другом, который меня хотел поздравить, передать подарок. Это тот человек, которого упоминают в прессе (то есть Владимир Жидоусов — ЕС). Я встретился с ним, мы пообщались и пошли по направлению от Павелецкого вокзала в поисках места, где можно посидеть и выпить пива.

  День рождения одинокого писателя: youtu.be/f56BmXyXTOM
  «Хроники Нового Смутного времени»: youtu.be/Y2wR73qzERo

Когда мы проходили Летниковскую улицу, из-за угла вылетела толпа не менее тридцати человек — все в капюшонах черных, некоторые в масках, с битами, с ножами, с пистолетами. И с криками «Вали фашню!» они накинулись на нас. На тот момент я не имел никакого отношения к националистическим организациям. Поэтому нападение было спровоцировано тем, что у нас характерная фанатская внешность (мы оба фанаты) и что на мне была надета футболка «Thor Steinar» (модная среди ультраправых марка одежды — ЕС).

В результате мой приятель получил два огнестрельных ранения в голову, чудом остался в живых, потому что одна пуля прошла по касательной, а вторая, раздробив ему скулу, вышла через щеку. И он потерял сознание.

Мне досталось больше, потому что я сознание не потерял. Именно таких серьезных ранений у меня было — одиннадцать ножевых, шесть пулевых. Пулевые я считаю только проникающие, потому что непроникающих, из более слабых травматических пистолетов типа «Макарыча», было больше — просто в виде синяков.

Заявитель Владлен Сумин (слева за спиной Дмитрия Демушкина). Фото: Виталий Рагулин
Заявитель Владлен Сумин (слева за спиной Дмитрия Демушкина) Фото: Виталий Рагулин

Они меня расстреливали в открытую, просто в упор. Они прижигали мне файерами спину, пытались отрезать мне голову ножом.

— Расскажите, каких вообще политических взглядов вы придерживаетесь?

Как и любой фанат, который давно уже находится в кругах околофутбольных — это патриотические взгляды, я бы назвал их национал-патриотическими. Мне близки какие-то имперские взгляды — сильное государство и так далее.

Выйдя из больницы, я поставил себе целью отомстить людям, которые на меня напали. Отомстить не в физическом смысле, а по закону. Я понимал, что один это не потяну, и вступил в «Парабеллум» и «Народное ополчение», это организации полковника Квачкова.

Сейчас я оттуда ушел, потому что я там достиг определенных вершин как бы... После ареста Васильича (Владимира Квачкова — ЕС) я стал вторым человеком в «Парабеллуме». Если бы я хотел правой политической карьеры, меня уже ничего бы не остановило. Но я ушел, потому что понял, что мои цели и их цели не совпадают. Я полностью против какой бы то ни было революции.

— Как развивалось уголовное дело, почему вы опознали подозреваемых лишь год спустя?

Сначала отношения со следователем Замоскворецкого РУВД не заладились. Мне достаточно быстро стало понятно, что с этим следователем каши не сваришь. Это была девушка, и она была просто некомпетентна, приходила ко мне с раздражением. А я сам юрист, более того, я восемь лет учился на оперативника, причем, скажем так, не на милицейского. Я разбираюсь в этих вопросах довольно-таки хорошо.

Опознание произошло не год спустя, а меньше года намного. Это либо зима была, либо весна 2011 года, когда по каким-то причинам ситуация изменилась и мое дело стали расследовать совершенно по-новому.

— Каким образом вам удалось узнать, что среди нападавших были именно Солопов и Харченко?

Объясняю: еще в больнице, когда я вышел из реанимации, мне принесли ноутбук. В больнице был интернет, и я заинтересовался, кто же такие «антифа», начал изучать структуру этого движения. На данный момент я один из лучших специалистов по теме. Я изучил их полностью. И вот я натыкался на ресурсы, где национал-патриоты выкладывают фотографии антифашистов. Из тридцати нападавших я узнал трех, но про одного я до конца не уверен. Поэтому показания я дал только на тех двух людей, которых я опознал на сто процентов.

Несмотря на то, что меня тогда убивали, я все равно видел, кто это делает, и отчетливо понимал, что происходит. И лица по крайней мере двух людей, которые стояли впереди, я запомнил очень хорошо. Игорь Харченко непосредственно мне наносил удары в область сердца, пробил мне легкое и не достал до сердца меньше чем сантиметр.

— Защита Солопова утверждает, что у него есть алиби: 4 июля 2010 года Денис был в Турции. Это подтверждает штамп в загранпаспорте, поставленный пограничниками. Как вы можете это прокомментировать?

Я не знаю, каким образом он получал визу, въезд-выезд и так далее. Но я уверен, что именно этот человек был среди нападавших, и мою уверенность в этом не поколеблет уже ничто. Потому что я знаю, кого я видел.

— Приходилось ли вам участвовать в драках до нападения на вас?

Я футбольный фанат. Мне кажется, тут и продолжать не надо.

— У вас были когда-нибудь проблемы с законом?

Да. Подробнее не буду.