Егор Сковорода: «Кто их позвал?»

21 января 2012 Фото: РИА Новости

Публикуем материал Егора Сковороды, который пытается выяснить, как на трибунах Болотной и Сахарова оказались русские националисты, от Константина Крылова до Владимира Тора, и напоминает, кто стоит за ними.

В декабре 2011 на Антифа FM было размещено открытое обращение «Комитета 19 января» к протестующим против фальсификации выборов. По мнению Комитета, приход участвующих в общегражданских акциях протеста националистических политических сил к власти свернет все демократические преобразования. Последуют ограничения свободы граждан и всего инструментария для самоорганизации. 19 января этого года на антифашистской демонстрации памяти Маркелова и Бабуровой в Москве «Комитетом 19 января» в своей речи перед собравшимися был ещё раз сделал на этом акцент.

Многие из выступавших на трибуне подчёркивали недопустимость какого-либо сотрудничества с неонацистами, необходимость изгнания сторонников расового и национального превосходства из общедемократических структур, в которые они пролезли, воспользовавшись замешательством и неразберихой первых дней нового демократического подъёма декабря 2011-го.

Кто их позвал?

«По мере того как мы приближались к сцене, количество каких-то фриков возрастало, и большая часть из них принадлежала к националистам с черно-желтыми флагами. Они всех бесили, и оттуда создавалось впечатление, что весь митинг, все эти сто тысяч человек, — психи, которые орут, свистят. Потом уже мы отошли метров на двести, и там были приличные люди», — вспоминает Иван Митин, один из участников митинга на проспекте Сахарова, которому поневоле пришлось отражать напиравшую на сцену толпу.

В сорока метрах от сцены было заграждение, за ним стояли журналисты. И вот националисты это заграждение периодически пытались прорвать. Организаторы пытались их сдерживать, но в какой-то момент, когда вылез один из их лидеров, кажется, Тор, они все начали орать: «Ребята, прорываемся!». Раза три им не удавалось, а на четвертый получилось. Они сломали забор и хлынули потоком на эту площадку. Я ждал, что там начнется какой-то ад, но ничего такого не произошло: они просто столпились вокруг сцены и стали орать, прыгать и свистеть.

Иван Митин

«Тебе не кажется, что с каждым разом их становится все больше и больше?», — спрашивает меня другой знакомый вечером после того же митинга, имея в виду националистов. Мы стоим в аэропорту и смотрим, как из зала прилета выкатываются маленькие китайцы с большими чемоданами; моментально оживившийся полицейский быстро-быстро тащит их куда-то за угол. Китайцы понуро бредут вслед за ним, а я думаю, что больше их, возможно, и не стало, но с каждым митингом коричневая нота звучит заметнее и звонче.

Захотелось разобраться, почему националисты приобрели такой вес в протестах против выборов и что за люди выступают перед нами со сцены. Потому что человек, который здесь и сейчас так ярко говорит тебе о свободе и демократии, в другой ситуации и перед другой аудиторией вполне мог бы призывать к погромам и насилию.

Оказалось, что ультраправые ораторы появились на демократических митингах с самого начала — уже 5 декабря на Чистых прудах выступали Александр Храмов и Илья Лазаренко.

Александр Храмов — один из лидеров созданного осенью 2010 года Русского гражданского союза, который призван «положить начало широкому сотрудничеству русских националистов и демократической оппозиции». Именно эта организация придумала и начала собирать митинги под лозунгом «Хватит кормить Кавказ!».

До своего перехода в союз публицист Александр Храмов был активистом Национал-демократического альянса — организации, которую возглавляют такие одиозные личности, как Алексей Широпаев и Илья Лазаренко. О них стоит упомянуть отдельно. Широпаев и Лазаренко идут рука об руку с начала девяностых: оба начинают как монархисты, близкие к черносотенству, оба отказываются от христианства в пользу язычества, вместе кочуют по организациям с названиями вроде Фронт национал-революционного действия (которые сами же и создают), участвуют в издании газеты «Наш марш» — одного из первых национал-социалистических изданий в России.

В середине девяностых Лазаренко создает секту «Церковь Нави», также известную как «Священная церковь белой расы». В основном «прихожанами» этой церкви были наци-скинхеды — всем известные бритые подростки, которые охотились по улицам за неграми. Те же скины были основными участниками Народной национальной партии (ННП), заместителем главы которой Широпаев был до середины двухтысячных. Многие активисты откровенно нацистской ННП отправились в тюрьму за насильственные преступления, причем эхо тех дней отзывается и сегодня — так, в этой партии состоял Александр Панин, осужденный за прошлогодний погром на Манежной. В ННП же начинал свою карьеру знаменитый Максим Марцинкевич по прозвищу Тесак (также порывавшийся выступить на проспекте Сахарова).

Сограждане! Москвичи! Кремлевские холуи говорят, что мы холопы, что мы рабы, что у нас нет демократических традиций. Это вранье. Нам врут! У нас в каждом городе было вече, на котором решались все главные вопросы. На вече выходили горожане, выходили граждане и брали судьбу в свои руки. А если князь им не нравился, его гнали вон! Здесь сегодня собралось сто пятьдесят тысяч москвичей, чтобы сказать: Россия без Путина!.

Из выступления Ильи Лазаренко на Болотной площади

Как эти люди попали на демократические митинги, организованные либеральной «Солидарностью»? Теперь уже не разобрать — кто-то из организаторов предложил, остальные не нашли причин для того, чтобы отклонить кандидатуру... В горячке организационных дел — кто станет разбираться?

«Вы, наверное, плохо понимаете, какое в этот момент творится безумие. Всегда в этой подготовке участвует какое-то количество людей, они предлагают разные кандидатуры, как-то их обосновывают, все голосуют... Трудно сейчас уже вспомнить, кто предложил Лазаренко, почему согласились. Наверное, потому, что не было особо представителей из этого спектра. Мы ведь старались представить разный спектр политических движений», — поясняет Надежда Митюшкина, активистка «Солидарности» и один из организаторов митингов 5 и 10 декабря. Таким же путем ультраправые попали и на Болотную площадь: Лазаренко — как «проверенный» Чистыми прудами, Константин Крылов — как наиболее умеренная уступка националистам.

Во время митинга «За честные выборы» на Болотной площади, декабрь 2011. Фото: Евгений Гурко
Во время митинга «За честные выборы» на Болотной площади, декабрь 2011 Фото: Евгений Гурко

К подбору выступающих на Сахарова подошли более ответственно: в Фейсбуке было организовано голосование, где каждый мог выбрать любезного его сердцу оратора. Голосование состоялось, мы приходим на площадь и... слышим все того же Крылова с соратниками — Ермолаевым и Тором.

«Они прошли у нас по квотам», — объясняет Анастасия Удальцова, член оргкомитета акции. В голосовании, проходившем в Фейсбуке, оказались представители не всех политических течений, поэтому оргкомитет решил выделить квоты на каждое течение: на левых, правых, гражданских активистов... Дальше представители этих движений уже сами выбирали, кто будет выступать со сцены.

«У нас речь шла о том, что слово не будет дано тем, кто проповедует античеловеческие ценности. Вот Марцинкевич — однозначная личность, кто о нем слышал, все прекрасно знают, что это не патриот, не националист, а именно оголтелый нацист, который приходил на разные мероприятия и орал "Зиг хайль!". За Владимиром Тором я по крайней мере таких вещей не знаю», — говорит Удальцова.

Власть в России неизбежно будет принадлежать народу. И власть неизбежно будет действовать в интересах большинства. Именно поэтому мы, русские националисты, больше всего заинтересованы в свободе и демократии в России. Я хочу сказать о тех героях, без которых все эти митинги не стали бы возможными. Год назад у стен Кремля русские люди восстали за свои попранные права, за свое попранное человеческое достоинство. И без героев Манежки не было бы ни Болотной площади, ни проспекта Сахарова. Главное, чего мы должны добиться, — освобождения политзаключенных. Свободу политзаключенным!

Путинский режим за последние годы отправил в тюрьмы полторы тысячи моих братьев — это больше, чем было отправлено за все годы правления Брежнева в тюрьмы диссидентов. Долой статью 282! Долой антиэкстремистское законодательство! Машина политических репрессий должна быть разрушена.

Из выступления Владимира Тора на проспекте Сахарова

Лакмус для националиста — его отношение к людям, замешанным в насильственных преступлениях: избиениях и убийствах, взрывах и в поджогах, терроре против мигрантов и политических противников. Лидеры легальных организаций осторожны в высказываниях. Во-первых, они изо всех сил стараются казаться «рукопожатными» и «цивилизованными» (чтобы власть звала их на свои круглые столы, а оппозиционеры пускали на свои митинги); во-вторых, над ними постоянно висит призрак 282-й статьи (статьи, конечно, опасной и вредной, но речь не о том). Недавно суд запретил, как экстремистские, организации ДПНИ и «Славянский союз», но феникс быстро возродился в виде объединенного движения «Русские» (именно активисты «Русских» больше всех свистели и махали имперками на Сахарова).

Во время митинга «За честные выборы» на проспекте Сахарова. Фото: Юлия Рыженко
Во время митинга «За честные выборы» на проспекте Сахарова Фото: Юлия Рыженко

Лидеры националистов изо всех сил стараются публично не призывать к насилию и погромам, но когда со сцены на «Русском марше» звучит призыв «Вооружайтесь!», это воспринимается однозначно. Ни разу еще не было случая, чтобы кто-то из значимых лидеров националистов осудил уличное насилие как таковое. Они предпочитают называть убийц «политзаключенными» или даже «узниками совести».

Да и как лидеры могут выступить против насилия, если к нему причастна значительная часть их активистов? Потому что сегодня ситуация выглядит так, что, пока лидеры мечтают о парламентских кабинетах, их активисты берут нож и отправляются «валить оккупантов». Пока в Москве протестовали против выборов, в Самаре за убийство таджика был задержан 19-летний участник ДПНИ, ранее осужденный на условный срок за серию поджогов и взрывов. К той же организации примыкали некоторые из юных нацистов-поджигателей, объединившихся в Автономную боевую террористическую организацию.

Примеры можно нанизывать долго. Но, кажется, они никого не смущают. Потому что, в то время как лидер протвинского отделения ДПНИ осужден за убийство, лидер московского отделения Владимир Ермолаев выступает на митинге за честные выборы.

Мы создадим честный справедливый парламент, мы создадим новую политическую систему, мы с уважением будем относиться друг к другу. Мы не будем людей сажать в тюрьмы только за то, что они говорят то, что нам не нравится. Свободу политзаключенным! Даешь отмену 282-й статьи!

12 декабря Партия жуликов и воров провела митинг на Болотной площади. Они свезли на этот митинг гастарбайтеров, они показали нам, какой они видят Россию будущего. Им не нужны русские! Им нужны бесправные рабы. Я хочу спросить вас, нужна ли вам Россия без русских? Господь дал каждому из нас голос, и голос сегодня наше оружие. Я хочу, чтобы вы повторили за мной сейчас: мы вместе, мы сила, мы будем бороться, мы победим. Слава России! Слава России!.

Из выступления Владимира Ермолаева на проспекте Сахарова

Владимир Тор (настоящее имя Владлен Кралин) также занимал давнее и видное место в ДПНИ — до тех пор, пока не разругался с лидером движения Александром Беловым (Поткиным). Поэтому с двумя Владимирами, Ермолаевым и Тором, как мне кажется, все более-менее ясно, и остаются только вопросы к тем, кто дает им в руки микрофон. Как вообще можно сотрудничать с людьми, чьи соратники — маньяки и убийцы? С теми, кто называет этих убийц «узниками совести»? Кто кричит нам, развесившим уши, что надо освободить всех политзаключенных — и тут же уточняет, что речь идет о нацистских преступниках? Уточняет, конечно, завуалированно, но неужели кто-то действительно не понимает: когда Тор говорит про режим, который «за последние годы отправил в тюрьмы полторы тысячи моих братьев», он имеет в виду именно людей, осужденных за нацистский террор?

Гораздо сложнее говорить о Константине Крылове, который возглавляет Русское общественное движение (РОД). Крылов довольно яркий публицист и мыслитель, который имеет репутацию интеллектуала от русского национализма (и даже стал одним из победителей проведенного OPENSPACE.RU опроса «Самый влиятельный интеллектуал России»). Ему не приходится краснеть за зарезавших дворника соратников: РОД довольно маленькая и скорее кабинетная организация, у которой просто нет активистов, которые могут «нашалить». Крылов крайне осторожен в высказываниях, занимается правозащитной деятельностью, а с недавнего времени еще и преследуется властями: осенью на него завели дело по печально известной 282-й статье (совершенно безосновательно). Такое впечатление, как будто совершенно приличный человек, к тому же говорит хорошо и ярко — отчего не пригласить к микрофону, отчего не послушать?

Во время митинга «За честные выборы» на проспекте Сахарова. Фото: Евгений Гурко
Во время митинга «За честные выборы» на проспекте Сахарова Фото: Евгений Гурко

Но если приглядеться, все-таки оказывается, что даже Константин Крылов не слишком отличается от того же Тора, который после ухода из ДПНИ перешел в РОД (Крылов талантливей и лучше маскируется). Как и все другие ультраправые, он не осуждает уличных нацистов (но и не приветствует, конечно же).

При РОДе работает Русский правозащитный центр, который занимается среди прочего сбором средств для «русских политзаключенных» (они же «узники совести»). Основная же деятельность центра — защита ультраправых, против которых возбуждены дела по 282-й статье. Довольно заметную роль Крылов и РОД играли в освещении процесса над Тихоновым и Хасис — убийцами адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Они говорят о невиновности Тихонова — Хасис, осужденных по якобы сфабрикованному делу.

При этом Константин Крылов действует крайне осторожно: говоря об этом убийстве, он касается только правозащитных и юридических аспектов, не высказывая своего отношения ни к самому убийству, ни к возможной причастности Хасис и Тихонова к нацистскому подполью. Но лично у меня каждый раз возникает ощущение, что там между строчками подразумевается невысказанная, но однозначная мысль: «Всё правильно вы сделали, ребята».

И такая стыдливо прикрытая готовность оправдывать убийства и насилия, мне кажется, опаснее всего. Посмотрите выступление Крылова на октябрьском митинге из серии «Хватит кормить Кавказ!» (из-за которого и было возбуждено уголовное дело). Это яркая и талантливая речь (ну, чуточку самодовольная). Она вся построена на смысловых подменах, но формально там не к чему придраться. Тем не менее с каждым словом мне почему-то становится все более и более не по себе.

Друзья, соратники, народ! Мы все сейчас едины, мы сейчас все один народ, потому что мы все хотим одного — долой власть жуликов и воров! Это наше общее требование, требование правых и левых, требование коммунистов и либералов и требование русских националистов, которых я здесь представляю. Друзья, я передаю привет от Александра Белова, Дмитрия Демушкина, Владимира Тора, которые тоже здесь. Вот развеваются наши знамена! И от тысяч националистов, которые пришли сюда, потому что у нас одни требования. Мы хотим, чтобы Россия стала свободной. ...Власть — это мы, здесь собравшиеся. Мы собрались здесь не для того, чтобы пошуметь и разойтись. Нет! Это начало русской революции, новой, которая начинается сейчас. Ура, революция!.

Из выступления Константина Крылова на Болотной площади

Егор Сковорода, статья на сайте OpenSpace.ru