Три пояса шахида и одна палица

Рисунок: коллектив дизайнеров «Anarcho News»

Обычно все те ужасы, что происходили за последнее время называют «ужасом» и «театром абсурда», хотя на самом деле все довольно логично и последовательно, будь то затонувшая «Булгария» или атака в Норвегии. Но если в первом случае логика хапужничества всех и вся вполне очевидна, то с Брейвиком все более завуалированно. То что реакционеры по всему свету ищут новые способы освежить свои идеологии и по новому мотивировать своих сторонников ни для кого не секрет, просто это наконец докатилось и до нашей страны. Поездка Демушкина и Поткина в Чечню, Широпаева с друзьями в Израиль показали раздел между двумя ветвями националистов — «почвенников» и «либералов», корни названий которых уходят в лихие времена «антикоммунистов», о которых писал в свое время Довлатов.

Брейвик же обозначил радикальное крыло новых националистов по типу Марии Ле Пен, ну и явно показывая гниловатую сущность евронационалистов.

То, что многим кажется патологией в действиях Брейвика на самом деле вполне логично в парадигме реакционного дискурса. И спустя несколько недель после его действий была опубликована некая статья некого Антона Мухачева1, мужа известной Матильды (Ольга Касьяненко — прим.ред.), который был близким соратником профессора Хомякова (до обычной междубоновской сколки «кто стукач»), одним из основателей «Северного Братства», создателя «Большой Игры», и просто «узник совести», ютящийся ныне на зоне.

Его статья, которая была с пафосом обозначена как «Три сотни намазов и одна Масленица»2, содержала в себе тонны любви и обожания к своему соседу по камере, интеллигентному «муджахиду», с которым они бы вместе сражались против ненавистной системы, потом всё между собой бы поделили и разбежались.

Тут мы видим работу обычного правила — «подобное тянется к подобному». То что националисты, расисты и нацисты питают симпатии к религиозным фундаменталистам, ненавидя их за расу, но находя родство порывов в достижении и оправдании своих действий. То же самое происходит и с фундаменталистами, которые так не любят «кафиров», но восхищаются расистами и нацистами, их методами и доводами. И ранее была информация, что правые и ваххабиты «лобзаются в десна», но впервые со времен БТО (так называемая «Боевая террористическая организация» — группировка неонацистов, лидерами которой были Дмитрий «Кислый» Боровиков3 и Алексей «СВР» Воеводин4 — прим.ред.) это было обозначено так открыто и так явно. То есть легкий онанизм бонов на Саида Бурятского воспринимался как фетиш до тех пор пока боны не начали принимать ислам5. Даже в Европе какой-то дикий антиисламист принял ислам, каясь за то как он был неправ6.

Есть и обратные процессы. Они даже более чем очевидны. Например, как шииты и сунниты медленно и уверенно вырезают друг-друга. Национальная сегрегация имеет место быть в таких правоверных государствах как Кувейт. А «религиозные войны» чаще всего имеют сепаратистский, национальный и финансовый оттенок. Ну и что уж говорить, если Доку Умаров, который что-то там говорит про «единую мусульманскую умму», регулярно употребляет слово «русня». А ведь пророк Мухаммед говорил, что кое-что нужно откусывать своему отцу, если ты вдруг будешь упоминать национальность. Но кого в горах это волнует, правда?

Итак, давайте посмотрим что общего у ваххабитов и коричневых:

1. Насилие против своих

Методы Брейвика очень похожи на методы шахидов — изничтожить побольше своих соплеменников, чтобы привлечь внимание к себе, к своей персоне. Например, подорвать себя возле рынка, где нет кафиров, но есть масса своих, которые не хотят брать в руки оружия и резать неверных. Типа, бей своих, чтобы чужие боялись, но в основном боялись свои. Конечно, для нападения на хоромы правителей у них слишком слабая анальная мышца.

Брейвик пошел тем же самым путем. Белый рыцарь не поскакал «гасить» религиозных фундаменталистов в Великобританию или Германию, а решил расстрелять детей из Рабочей Партии. Таким же путем ходят и наши националисты. Возьмите их любой манифест — первыми врагами для них являются коммунисты, антифашисты, только потом какой-то абстрактный ЗОГ и «небелые».

Среди убитых антифашистов в основном славяне, русские ребята — Илья Бородаенко, Федор Филатов, Иван Хуторской, Константин Лункин, Стас Маркелов, Анастасия Бабурова, Иван Елин, Николай Гиренко. Реакционеров очень манит убивать своих. Да что там говорить — БТО собиралось уничтожить 95% белого населения страны как расово неполноценное. Боны не любят с ними несогласных, не могут принять никакого мнения кроме своего, из-за чего они до сих пор не могут стать какой-то единой силой и всё свое свободное время проводят в дележе выделяемого бюджета и междоусобных войнах.

То же самое предлагают и религиозные мракобесы — религиозные фундаменталисты забивают камнями своих «вероотступников», вешают их, ну и всякие другие «прелести наказания» за отход от мракобесия.

Основной смысл — подавить несогласных, т.к. несогласные задают очень неудобные вопросы, типа «чем этот негр хуже, чем ты», или «Почему Аллах любит твоих детей больше, чем моих?», или «почему бы всем хорошим ребятам не объединиться и не прогнать плохих ребят?».

2. Отрицание прав человека

И те и другие отрицают права человека, но любят ими трясти, если вдруг кого-то из них нежно «потрогают за попу».

У правых есть свой сраненький, но вполне существующий «правозащитный центр»7, который недавно собирал мутку в сорок щщей в честь «всемирного», нет, всегалактического «дня пгавого политзэка». Типа серийные убийцы, террористы — это «узники совести», которые совершали действия, мотивируя их призывами собственной души, невыносимости бытия и всепожирающей совести.

В регионах, где действуют ваххабиты, типа какого там джаамата, есть свои замотанные правозащитники, которые вполне оправдывают действия бородатых плохо пахнущих борцов-единоверцев призывами совести и вообще чего-то скрытого от глаз наших.

Они схожи в одном — они призывают к правам человека, когда дело касается их прав, но готовы отказать другим в этом праве. Да и не только в каком-то абстрактном праве о свободе слова, но и в праве на жизнь.

3. Использование «молодого мяса»

Идеологи ваххабитов и бонов на своей борьбе делают деньги, любят комфорт, считая это платой за свой элитарный статус, но расплачиваются жизнями молодых долбоёбов, которые с радостью хавают ту лапшу, которую им спускают на уши. Будь то Поткин или Доку Умаров — все они любят молодую плоть, которую так легко оприходовать и кинуть в пекло.

Дженнет Абдурахманова с мужем-боевиком
Дженнет Абдурахманова с мужем-боевиком

Вот эта девочка 1992 года рождения. Она начала свою взрослую жизнь с игры в Бонни и Клайд. Клайда, как полагается, завалили, и она поехала мстить «неверным», которые коптят воздух Всевышнего в Московском Метро, убив женщин, детей, в том числе и мусульман. Ей просто грамотно промыли мозги на тему, что все будет хорошо как только «кафиров» не станет и построят шариат. С пистолетом, конечно, тогда не побегаешь, но в целом все будет «халяльно» и роды будут проходить проще. Только вот надо раскачать ситуацию, чтобы система рухнула.

Слева — лидер группы неонацистов Станислав Грибач
Слева — лидер группы неонацистов Станислав Грибач

А вот этот мальчик в свои 15 лет сбил крутую банду, успев убить немало дворников и одного шахматиста. На кнопку взрывную он не нажимал — просто не было возможности, но в целом в своем юном возрасте парень уже успел отобрать жизнь у простых мирных жителей и сесть на десяток лет. Ему просто грамотно объяснили, что без «черных» мир станет вполне православным и построят национальное государство. Только вот надо раскачать ситуацию, чтобы система рухнула.

В целом, их идейные лидеры в целости и сохранности как и полагается идейным лидерам — в тепле с прикрытой жопой, а от кого-то осталось одна голова, а кто-то как раньше жить уже не сможет. Тот же Мухачев через «Большую Игру» подставлял на путь криминала, не особо на тот момент политически мотивированного, молодых ребят, а сам был генеральным директором и неплохо жил.

4. Простые ответы на сложные вопросы или аморфная аргументация

У радикальных мусульман нет единой епархии. Есть куча ученых. Некоторые из них таковыми провозгласили себя сами, как, например, Саид Бурятский, дабы чем-то мотивировать свои страсти и слабости, например, желание убивать.

У бонов примерно тоже самое — есть люди, которые национальные интересы трактуют как борьбу с некими «жыдами» и «нигерами», без которых государство расово национально заживет не зная бед. Конечно, это и привлекает в основном людей, которые были бы не против «ебать и резать». Ведь лозунги «больше рожать, множить традиции и строить» не так популярны как «бить черных». И тут кроется главные две причины наличия этих настроений — строить сложнее, чем тыкать заточкой в шею или нажимать на курок, а если у тебя нет возможности как-то самореализоваться в той местности, в которой ты живешь, то тем более у тебя больше вероятности попасть под дурное влияние.

Отличительная черта местных ваххабитов и националистов в том, что первые туманно представляют ислам, ориентируясь на «ученых» местного разлива, а вторые прислушиваются к своим «ученым», которые убедительно рассказывают о том, что от нас скрывают «жыды».

Первые верят, что с шариатом заживем. Вторые верят, что заживем в «расовой гигиене». И эти люди еще называют леваков утопистами!

5. Мачизм и примитивизм

У реакционеров есть мнение, что настоящий мужчина это воин. Ни врач, который спасает жизни, ни ученый, который помогает эту жизнь упростить, ни строитель, а воин, который может надавать по щщам. Поэтому в реакционные движения попадают ребята на стадии гармонального бурления. В ответ на поведение приезжего быдла ребятам предлагают стать такими же как они — дикими, живущими по каким-то кустарным понятиям, которые тешат себя насилием, эдаким «мохнатым качком». После терактов в Норвегии я читал комментарии, типа «вот он, настоящий викинг! Как опустилась Европа — раньше все дрожали от меча крестоносца».

Ну если это показатель «сверхчеловека», который сочетает в себе духовность, непорочность и силу, «человек будущего», то этот человек уже был. Ещё до появления «человека разумного». Эти люди предлагают вернуться нам в былые времена, где все споры решались дубиной.

6. Консерватизм

На самом деле, и радикальные исламисты, и нацисты чаще всего выступают за сохранение традиций. Традиции в их понимании — это некий неприкасаемый канон, некая константа, которая никогда не меняется. Но они забывают про такое понятие как прогресс. Прогресс в любом случае всегда менял и меняет традиции. Они не статичны. Новые технологии приносят и изменение образа жизни. Традиции менялись на Руси постоянно также как и менялись на Кавказе — они всегда и везде менялись.

К тому же традиции — это мерило в обществах, где нет, например, Конституции — это регулятор общественных отношений в слаборазвитых обществах. За них держатся только те, кто боится всего нового. Причем они же пользуются интернетом и автомобилями — результатом главного врага традиций — прогрессом. Традиции хороши в виде забавной фенечки, дабы не забывались корни, типа плясок на детских утренниках, но как столпы традиции «не катят».

Отдельно хотелось бы затронуть момент культуры. Многие нацики испытывают некий комплекс перед национальными меньшинствами, мол, они вот свою культуру сохранили, типа лезгинку танцуют, а мы вот не помним свою культуру. Озабоченные национальные меньшинства часто тем же аргументом науськивают свой молодняк. На самом деле если для вас культура — это что-то типа народных танцев, то мне вас жаль. Культура — это искусство, наука. Да, за последние двадцать лет у нас нет писателей мирового масштаба, но культура национальных меньшинств тоже не особо обогатилась. Так что все у всех хорошо с культурой. К тому же весь мир взаимосвязан и все культуры между собой взаимосвязаны.

7. Подверженность моде

Как я уже упомянул, реакционеры акцентируют внимание на консерватизме и сохранении былого уклада жизни, но сами они подвержены заграничной моде. Правые у нас проявляются в меньшей степени в фофудьях разного толка, зато молодежь ещё на заре времен почти начисто всё слизала с европейского стиля. Кто у нас были самые заметные боны? Наци-«скинхэды». Где рассадник молодежных правых настроений? Футбольные трибуны. Все смотрят на Польшу, Великобританию, Сербию. Про «гитлеристов», типа БТО, я вообще молчу.

На это тыкают фундаменталисты — «западная мода разлагает вас», но сами при это подвержены моде из Саудовской Аравии.

Они слушают модных «ученых», при этом уже забыли, что такое «зикр».

Ну и последнее, что еще раз показало схожесть течений, так это реакция на теракт в Норвегии. В первые часы, когда не было известно кто это сделал, боны пускали пену в массы, фразами, типа «опять нападение дикарей на светлую Европу», а ваххабитские форумы наверняка пестрели сообщениями, типа «так их неверных! за правоверных!». Но, как только выяснилось кто это сделал, националисты сразу начали с понимаем говорить «ну так молодец жи есть! Коммуняк перестрелял», а ваххабиты начали писать про нациста и фашиста, в котором нет ничего святого.

Просто в своем отражении они видят собственную отвратительную рожу, покрытую язвами ненависти и безысходности. Воистину, и коричневые, и фундаменталисты — это силы зла и в этом они едины.

Поэтому Мухачев и муджахед нашли общий язык и проявляют столько тепла друг к другу.

Автор: [info] dobriykaban

Примечания

  1.  Биография Мухачева на anticompromat.org
  2.  Три сотни намазов и одна Масленица // «Агентство Политических Новостей»
  3.  http://antifa.fm/tag/dmitry-borovikov
  4.  http://antifa.fm/tag/alexey-voevodin
  5.  Русский националист, политэмигрант, соратник Дацика, Олег Неганов принял ислам // AzanNews.com
  6.  Инициатор референдума по запрету минаретов в Швейцарии принял ислам // РИА «Новости»
  7.  http://antifa.fm/tag/rusverdict