Как фабрикуются «экстремистские» дела в Нижнем Новгороде

Продолжают выясняться новые подробности ситуации в Нижнем Новгороде, где сотрудники Центра противодействия экстремизму при ГУВД по Нижегородской области буквально из воздуха фабрикуют уголовные дела.

В настоящий момент жителю Нижнего Новгорода Артёму Б., задержанному 26 апреля 2011 года, вменяется ст.213 ч.2 (хулиганство, совершённое группой лиц по предварительному сговору по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы). В основе данного дела лежит набравший популярность среди правоохранительных органов тренд «избиений антифашистами националистов».

Дмитрий Редькин — эмо в прошлом, националист в настоящем, проходит по данному делу в качестве «потерпевшего». Потерпел Редькин в октябре 2010 года, когда в результате драки в центре Нижнего Новгорода получил незначительное ранение руки. В правоохранительные органы Редькин обращаться не стал. Однако, об этом инциденте стало известно сотрудникам Центра по противодействию экстремизму, которые поспешили сами обратиться к нему за «помощью». При том, что ранее Редькина уже использовали для возбуждения дел экстремистского толка.

Второй справа — эмо в прошлом, наци в настоящем Дмитрий Редькин
Второй справа — эмо в прошлом, наци в настоящем Дмитрий Редькин

Так и в этот раз, из травмпункта Редькина доставили в Центр «Э», где заставили подписать заявление с указанными фамилиями «нападавших». Дмитрий Редькин: «Меня заставили писать заявление. Когда я сказал, что не знаю, кто это был, «эшники» сами сказали на кого нужно написать. Хотя я знал тех людей, которых мне предложили в роли нападавших, и я знал, что это были не они, под давлением сотрудников ЦПЭ я был вынужден написать именно на этих людей, которые по сути невиновны».

И 26 апреля 2011 года с 6 утра в Нижнем Новгороде Центром «Э» были произведены задержания 7 молодых людей, в том числе девушки. У пяти нижегородцев были произведены незаконные обыски. Одну из квартир «брали штурмом» ОМОНом, выбив все стёкла, т.к. дома никого не было. С другим обыском и вовсе вышла накладка: обыск провели на квартире, которую задержанный снимал несколько месяцев назад и на момент обыска уже в ней не жил.

Задержанных доставили в Центр по противодействию экстремизму и до вечера не допускали к ним адвоката, давая ложные сведения об их реальном местонахождении. Адвокат встретился с задержанными только около 17-18 часов. К этому моменту правоохранители успели совершить массу противоправных действий. «Потерпевшего» также били и пытали: «Редькина отпиздили тоже норм так в ЦПЭ, он в соседнем кабинете от меня был, орал жёстко там», — говорит один из задержанных.

Для возбуждения нового экстремистского дела у «правоохранителей» был заранее заготовлен реквизит. Так во время обысков в квартирах неожиданно появились удостоверения участников группировки «R.A.S.H. — ANTIFA» с номером и фотографией. На корочке — кривая «панковская» анархия в круге, которая, по версии правоохранителей, символизирует и антифашизм, и анархию. Момент «обнаружения» удостоверения во время обыска антиэкстремисты засняли на видеокамеру, при этом присутствовали понятые — солдаты, привезённые ими из воинской части.

Один из задержанных: «Я на вторые сутки подписал какую то хуйню, на половину с Википедии скаченную, про антифа и RASH, в ней указывалось что А. (один из тех, кого задержать не удалось, прим. SM), типа, лидер групировки».

Доставив подозреваемых в Центр «Э», антиэкстремисты занялись самодеятельностью: одним предлагали сотрудничество, других зачем-то заставили писать заявление о выходе из новоиспечённой группировки «R.A.S.H. — ANTIFA».

Трифонов Алексей Викторович, начальник ЦПЭ при ГУВД по Нижегородской области
Трифонов Алексей Викторович, начальник ЦПЭ при ГУВД по Нижегородской области

Вечером того же дня состоялось опознание «нападавших», на котором присутствовал сам Редькин и «свидетель» драки — охранник печально известного бара «Стопка». Редькин никого не опознал, зато охранник «узнал» в Артёме участника драки, которая произошла около семи месяцев назад.

Затем всех отпустили, и только Артёма Б. отправили в ИВС. А с 27 апреля суд постановил перевести его под домашний арест на время предварительного следствия.

Примечательно, что сам Редькин не имеет претензий к молодым людям, задержанным 26 апреля. И несмотря на пристальное внимание правоохранителей, он согласился явиться 27 апреля на заседание суда, чтобы ещё раз сообщить об этом публично. Но как только он позвонил и сказал, что выходит из дома, связь с ним была потеряна... Видимо, кому-то очень не хочется разбивать красивую историю об экстремистской группировке со странным названием «R.A.S.H. — ANTIFA» и портить статистику ещё одним нераскрытым делом.

Данное дело ведёт следователь Блинова Е. и Воловенко Г.А. из Главного следственного управления.

Артём Б., задержанный 26 апреля 2011 по сфабрикованному делу Центром по противодействию экстремизму рассказал своему адвокату:

«Примерно в 8:30 за мной на работу приехали ЦПЭшники и отвезли к себе на Григорьева, 4 около м.Чкаловская. Брали меня Антон и Рудик. Там мне начали угрожать, что посадят. Требовали, чтобы я рассказал о том, кто прыгал на Редькина. Я ответил, что не знаю. На что они ответили, что сами скажут, против кого нужно дать показания.

Трифонов мне говорил: "Сейчас есть шанс на СИЗО не заехать, условку оформим и домой поедишь. Главное подписывай всё, что мы просим". Они втюхивали мне бумажку с уже готовыми объяснениями, что, типа, я и другие задержанные придерживаемся антифашистских взглядов и состоим в группировке "РАШ-Антифа".

Я отказывался подписывать, после чего Трифонов сказал: "Сейчас ПФОшники (Центр по противодействию экстремизму по Приволжскому федеральному округу, прим. SM) придут — пиз*а тебе". "Манька Облигация" (Наталья Николаевна, сотрудница ЦПЭ при ГУВД по Нижегородской области, прим. SM) говорила: "Мы на тебя ещё одно дело делаем. Будешь общаться — не пустим в производство. Мог пойти свидетелем, пошёл обвиняемым".

Потом пришёл сотрудник ЦПЭ по Приволжскому федеральному округу. Не представился, начал запугивать — говорил: "Если не хочешь быть свидетелем, будешь обвиняемым". Угрожал "пресс-хатой".

В это время у меня дома провели обыск. Мать говорит, что понятыми были СОБРовцы. После ЦПЭ меня доставили в ГУВД, где следователь Блинова, которая ведёт дело, также оказывала на меня давление, требовала подписать уже готовые показания. Я отказался, и она меня отправила в ИВС, дежурный которого оказался правым и всю дорогу мне затирал "темы про п*доров".

На следующий день меня снова повезли к следователю. Там уже был мой адвокат. Естественно при нём все вели себя совершенно по-другому. Потом прошёл суд, и меня заключили под домашний арест. Они нагло сфабриковали против меня дело только потому, что я не стал давать ложные показания, которые "эшники" подготовили заранее. Свидетеля заставили указать на меня.

Если бы даже это преступление совершил я, свидетель не смог бы меня вспомнить через полгода. Если бы я действительно наносил Редькину удары, он бы сразу указал на меня (на опознании Редькин ни на кого не показал, прим. SM), поскольку на момент инцидента мы уже были знакомы. Я видел как дрожал свидетель, показывая на меня. Он прятал глаза и краснел, потому что знал, что я не виновен».

Адвокат Артёма Б. говорит, что «Артём сейчас находится в статусе обвиняемого. В ходе дела мы нашли массу нарушений со стороны сотрудников полиции. Его хотели посадить в СИЗО, но нам удалось этого не допустить».

«"Эшники" пришли в 6 утра к моей девушке, где я жил. Провели обыск. Отвезли к себе вместе с моей девушкой и другом, который ночевал у нас в этот день. Сначала отвели к Трифонову. Он предлагал сотрудничать. Я отказался. Трифонов сказал, что тогда я буду сидеть, но потом передумал и сказал, что лучше меня оставят и скажут всем, что я всех сдал. По прописке они тоже пришли. Там брат с матерью живет. У них тоже было постановление на обыск, но там был косяк — в конце написана не моя фамилия, и мать их любезно отшила».

Павел Р.

«Меня *издили в основном ПФОшники. Вообще «эшники» никак успокоиться не могут. Звонила "Манька Облигация" (Наталья Николаевна, сотрудница ЦПЭ при ГУВД по Нижегородской области, прим. SM), предлагала зайти к ним. Сказала, что если я свяжусь с А., нужно будет ей сообщить. Типа, будет за это какой-то бонус».

Александр А.

Александру в УСБ сказали, что «побои доказать невозможно, можешь не делать судмедэкспретизу, только денег потратишь».

По материалам: streetmob.org