Людмила Бегагоина: «Бумер и компания»

Фото: Игорь Подгорный / LiveJournal

Трагедия на Еловском водохранилище в июле 2007 года, когда скинхеды, вооружённые металлическими прутьями, напали на лагерь экологов, среди которых были антифашисты, для многих стала настоящим потрясением.

До тех пор, пока не погибли люди, всё как-то не верилось, что бритая голова, свастика на груди и уличная кричалка «Россия для русских!» — не просто глупая бравада подростков, которые «вырастут и поумнеют», а реальная угроза для общества. С тех пор прошло больше трёх лет. Приговор участникам нападения на лагерь экологов Ангарский городской суд до сих пор не вынес.

А один из подсудимых — 16-летний фанат фашистских идей Евгений Панов по прозвищу Бумер, отпущенный на подписку о невыезде, за время этого судебного процесса успел достичь совершеннолетия, стать предводителем местных бритоголовых и фигурантом ещё нескольких уголовных дел. Очередные его криминальные подвиги также посвящены «борьбе за превосходство белой расы».

Кировский районный суд Иркутска в 2009-2010 годах трижды приговаривал Евгения Панова, студента Сибирской академии права, экономики и управления, к различным наказаниям за хулиганство (то есть грубое нарушение общественного порядка, совершённое по мотивам идеологической ненависти и вражды группой лиц по предварительному сговору), а также причинение вреда здоровью различной степени тяжести и другие преступления. При этом каждый раз на скамье подсудимых рядом с ним оказывались всё новые рекруты растущей в Приангарье армии бритоголовых.

После выхода из СИЗО Панов (справа) незамедлительно примкнул к иркутскому ЛДПР, возглавляемому в то время Николаем Курьяновичем. Фото: babr.ru
После выхода из СИЗО Панов (справа) незамедлительно примкнул к иркутскому ЛДПР, возглавляемому в то время Николаем Курьяновичем. Фото: babr.ru

Уголовные дела, находившиеся в производстве следователя по особо важным делам ГСУ при ГУВД Иркутской области Оксаны Глянько, дают богатую пищу для размышлений. Свидетелями по каждому из этих дел проходит порядка 20 человек, в основном молодых, имеющих самые разные взгляды на жизнь и политические убеждения.

«Что вы имеете против скинов?»

Главный специалист Центра социальных и информационных услуг для молодёжи, составитель сборника «Неформальные молодёжные объединения» Михаил Мороз подробно изложил идеологию российских скинхедов, придерживающихся ультраправых, неонацистских взглядов. Если коротко, последователи Адольфа Гитлера выступают за чистоту белой расы, против иммиграции и смешанных браков. Кроме инородцев, их врагами являются представители леворадикальной организации «Антифа», которые пытаются вести борьбу с неонацистами мирными способами: стремясь противостоять распространению фашистской идеологии, выпускают газеты, листовки, размещают информацию на сайтах, проводят митинги и другие акции. Идейными противниками бритоголовых являются также участники других неформальных движений, которые, по их мнению, перенимают культуру других стран.

Но всё это в теории. На практике, как видно из материалов уголовных дел в отношении Евгения Панова и его соратников, «борьба за расовую чистоту» обычно выливается в банальные пьяные драки. Бритоголовые при этом всегда нападают стаей, а своими жертвами избирают тех, кто не может дать им отпор: физически слабых, перебравших алкоголя, избегающих насилия людей. И далеко не всегда жертвы национал-патриотов отличаются цветом кожи или разрезом глаз.

Из всех потерпевших по расследованным уголовным делам лишь один оказался лицом кавказской национальности. 25-летний Талех приехал в Иркутск помогать своему дяде, имеющему собственный павильон по ремонту обуви на улице Сухэ-Батора. Бритоголовые, приняв на грудь по литру пива и насмотревшись роликов о кровавых драках, в тот февральский день 2010 года были вполне готовы к «подвигам». Худенький Талех оказался идеальной жертвой: они били его кулаками и ногами, повалив на землю, пинали, потом гоняли по улице на глазах многочисленных прохожих. И всё время кричали, чтобы он убирался из России. Паренёк размазывал по лицу кровь и твердил: «Не надо, я понял, я уеду». Остановил хулиганов один из водителей, который выехал на встречную полосу, стал сигналить и попытался преградить им путь. Дядя Талеха рассказывал, что уже на следующий день двое парней, закрыв лицо шарфами, явились проверить, убрался ли кавказец из Иркутска. Племянник, узнав их, сильно перепугался, на нём буквально не было лица. И тогда на улицу вышел владелец павильона. Но, увидев «врага» в облике не хилого паренька, а здорового, сильного мужика, хулиганы спешно ретировались. Вскоре после этого Талех выполнил данное скинхедам обещание: уехал на родину. Дядя купил ему билет на самолёт туда и обратно, но племянник в Иркутск уже не вернулся.

Илья Бородаенко
Илья Бородаенко, убитый во время нападения на экологический лагерь в Ангарске 21 июля 2007 года

Все остальные потерпевшие оказались совершенно случайными жертвами фашиствующей стаи. Сильно пьяные, едва державшиеся на ногах неформалы с прозвищами Сван и Резак, которые повстречали бритоголовых на пути к остановке общественного транспорта «Филармония», поплатились за то, что честно ответили на вопрос «Что вы имеете против нацистов?». Они признались как на духу, что «нацистов не любят, потому что их деды воевали против фашистских агрессоров, а скинхеды, зная об этом, поклоняются Гитлеру». Это был «неправильный ответ», и через несколько минут оба парня лежали за мусорными баками в переулке Хасановском в лужах крови. Когда их увозили на «скорой», оба были без сознания и очнулись только в больнице с серьёзными, в том числе черепно-мозговыми, травмами.

Идейными борцами с фашистами они, между тем, не были. Резак до этой встречи пел и собирал подаяние на улицах (это занятие называется у неформалов «стритовать»), но скинхеды забрали гитару и оставили его без орудия труда. Сван был ролевиком: увлекался играми на тему «Навыки владения историческим оружием» и вместе с друзьями участвовал в инсценировках исторических битв. Но «битва», которую ему навязали бритоголовые, в его планы никак не входила.

Трое скейтеров, сидевших вечером 22 мая 2009 года на лавочке неподалёку от ресторана «Киото» на улице Карла Маркса, в диалог со скинхедами вступать вообще не собирались. Подвыпившая компания набросилась на них неожиданно. Бумер потребовал немедленно ответить на вопрос «Кто тут против скинов?». И ударил одного скейтера ногой в лицо, не дожидаясь ответа. На следствии он пояснил, что парни показались ему похожими на антифашистов. Этого оказалось достаточно, чтобы разбить одному голову, нанести другому побои и угнать у третьего дорогой велосипед.

Но на этом встреча Бумера с соратниками по борьбе, приехавшими к нему из Ангарска, в тот день не завершилась. Компания с криками «Россия для русских!» двинулась к Вечному огню. Однако спортсменов, мирно отдыхавших на травке после велопробега, спровоцировать на драку оказалось сложно. Семеро велосипедистов никак не реагировали на пламенные речи бритоголовых, не комментировали их фашистские лозунги. А на вопрос, как они относятся к движению национал-социалистов, уклончиво заявили о своей толерантности. Для драки и этого вполне хватило. «Толерантность означает безразличие, — пояснил на следствии свою позицию Евгений Панов. — Значит, этим парням безразлична судьба России, которую заселяют люди кавказской внешности и чинят беспредел». По словам Бумера, очередная драка была вызвана тем, что его «обеспокоила позиция этих молодых людей».

Как встают под фашистские знамёна

Обвиняемые и свидетели, проходившие по уголовным делам, подробно и с удовольствием рассказывали следователю о своих убеждениях. Как же в стране, 65 лет назад победившей фашизм, становятся поклонниками Гитлера?

Бумер. По словам матери, Евгений Панов познакомился со скинхедами в 15 лет, посетив рок-фестиваль. Новые знакомцы ему очень понравились: с ними он почувствовал себя более самостоятельным, способным дать отпор любому, постоять за себя. Однако очень скоро новоявленный национал-социалист, по выражению мамы, «изменился в худшую сторону: стал уходить из дома в неизвестном направлении, проявлять агрессивность».

Большинство соратников уважают Бумера за твёрдые принципы. Единственный из всех подельников, он прошёл обряд посвящения в скинхеды — был жестоко избит тремя участниками движения со стажем. Слева на груди, где сердце, у него имеется татуировка в виде свастики, этот знак он очень почитает. Как последовательный неонацист, Евгений Панов гордится своими битвами с инородцами и представителями «Антифа». А если о чём и жалеет после очередной жестокой драки, так только о том, что не захватил с собой видеокамеру и не смог снять «поучительный ролик» и выложить его в Интернет.

Будущие борцы «за чистоту белой расы»
Будущие борцы «за чистоту белой расы»

При обыске в квартире Панова был изъят жёсткий диск с видеороликами «Китайское общежитие», «Еврейские могилы» и другими, которые включёны в федеральный список экстремистских материалов. А в Центре по противодействию экстремизму областного ГУВД имеется фильм «Один день из жизни национал-социалиста», в котором главную роль играет сам Бумер, в кровь избивающий новичков, пожелавших пройти обряд посвящения в скинхеды.

Картмен. Паше Ильюкову по прозвищу Картмен сейчас 18 лет. В Иркутск он приехал из Улан-Удэ уже убеждённым скином — поступать в вуз. По его словам, идеология национал-социалистов стала ему близка в 14-летнем возрасте. Политикой он вообще-то никогда не увлекался, но изредка смотрел по телевизору новости, откуда и узнал о террористических актах, совершённых лицами кавказской национальности в отношении мирных жителей, россиян. После этого подросток стал активистом «движения белого сопротивления». «Своими врагами, — заявил он на следствии, — считаю лиц кавказской национальности, негров, а также лиц, не разделяющих взглядов скинхедов». Негров в Улан-Удэ Паша если и встречал, то единицы, но, судя по его заявлению, врагов у него и без того хватало.

Поначалу за «Россию для русских» подросток пытался бороться, как он выразился, «гуманными способами». Однажды, например, вместе со знакомыми «купил на свои деньги билет мужчине кавказской национальности и отправил его домой, к нему на родину». Но когда мальчик подрос и вошёл в силу, предпочтение отдал борьбе «в грубой форме посредством применения физического насилия». Правда, в отличие от большинства скинов, у парня хватало ума не выставлять напоказ свою принадлежность к движению неонацистов. Одевался он как неформал: кепка-сковородка, кроссовки-тапки, кофта-балахон и обтягивающие джинсы. На ушах, губе и даже на языке красовались серёжки. Он сочинял треки, как заправский рэппер, но при этом все скинхеды Иркутска признавали в нём своего.

К чему понадобилась маскировка, Картмен тоже от следователя не скрыл: в таком виде он «внедрялся в разные группы молодёжи, к противникам национал-социалистов, выяснял, кто у них главный». Это чтобы знать, к кому применять насилие. Перед нападением на сапожника-азербайджанца Бумер тоже попросил Павла сыграть роль «разведчика»: подойти поближе, убедиться, что молодой человек, стоящий возле павильона с вывеской «Ремонт обуви» на улице Сухэ-Батора, действительно враг, и дать борцам за расовую чистоту сигнал к бою. В парне с пирсингом сапожник не учуял опасности и подпустил к себе очень близко.

Ставр. Владимира Пейсаховича в скинхеды привело увлечение русской историей в школе. В 14 лет он начал заниматься рукопашным боем по системе Кадочникова («Это чисто русский стиль, стиль наших предков»). Тогда же избрал себе прозвище Ставр («Это чисто славянское имя, имя русского богатыря»). И стал придерживаться, как он выразился, «идеологии национал-патриотизма», потому что «любит свою страну Россию и проживающих в ней граждан славянской национальности».

Враждебное отношение к кавказцам у Ставра складывалось постепенно. В Краснодаре, где он провёл детство, взрослые часто нелестно отзывались о «чёрных», которые «чувствуют себя в России хозяевами жизни» и «живут лучше русских». В СМИ обсуждались проблемы, связанные с чеченской войной, её трагическими последствиями, терактами. Подростку нравилась, наконец, одежда скинов, он с удовольствием носил куртку-бомбер, берцы и светлые джинсы.

Но до того, как однокурсник не познакомил Ставра с Бумером, парню не доводилось участвовать в драках с нацменами — борьба с «врагами» носила чисто теоретический характер. Новый товарищ ускорил переход от теории к практике, от разговоров к делу. Это вышло само собой. «Мы часто встречались, гуляли вместе по улицам Иркутска. Бумер рассказывал о своих подвигах во имя нацистской идеи: о нападении на лагерь экологов, когда погиб человек; о том, как он избил бурята в автобусе; как подрался с представителями движения „Антифа“ возле ресторана „Киото“. Рассказывая это, Панов был горд своими поступками».

После общения с таким наставником избиение сапожника со смуглым лицом «произошло как само собой разумеющееся». Не остановило «русского богатыря» даже присутствие при этой сцене подруги, которая пыталась отговорить его от драки в День святого Валентина, покровителя влюблённых. Идейный скинхед Ставр поведал следователю, что, «избивая потерпевшего, он преследовал только воспитательную цель: хотел дать понять этому кавказцу, что он незваный гость на нашей земле, что мы, русские, ему не рады».

Герыч. Анатолия Жигеру по прозвищу Герыч в скинхеды привело знакомство с Бумером. Оно состоялось в любимом месте встреч неформалов Иркутска, «на баньке» возле драмтеатра. Панов не упускал возможности двинуть там речь, изложить свои взгляды перед слушателями, которые накачивали себя пивом.

Знакомый Герыча говорил на следствии, что Анатолий вообще-то по характеру спокойный, у него хорошее чувство юмора, но в компании с Бумером становится агрессивным. Жигера раздумывал уже о том, сможет ли выдержать процедуру посвящения в скинхеды. Наставник рассказал ему также, что носить в берцах белые шнурки — особый шик, так как это означает, что он убил «лицо неславянской национальности».

Заветные ботинки с белыми шнурками
Заветные ботинки с белыми шнурками

Кстати, сам Герыч на славянина нисколько не похож, он такой же смуглый, как и те, кого ему следовало считать врагами-инородцами. Зато он носил штаны со спущенными подтяжками, что означает «к бою готов», и берцы с металлическими пластинами на носках, которые называются «стакан», — такими можно запинать «врага» до «отключки». Молодого человека «с хорошим чувством юмора» не смутило, что его жертва после драки осталась лежать в луже крови, не подавая признаков жизни. Покидая «поле сражения», он спокойно прихватил гитару потерпевшего, чтобы продать её знакомому за 500 рублей, а деньги пропить вместе с Бумером. Война за чистоту белой расы — дело, конечно, священное, но не пропадать же добру.

Бабс. Самым младшим из бритоголовых, оказавшихся на скамье подсудимых, стал Максим по прозвищу Бабс из Ангарска. К скинхедам он примкнул в возрасте 13 лет. По словам подростка, он «просто заявил своим знакомым о желании стать скином и начал коротко стричься, носить «форму» и рассуждать о «превосходстве белой расы». Однако не прошло и года, как малолетка уже принял участие в серьёзной акции — нападении на лагерь экологов. На долю Бабса выпала важная миссия — захватить флаг «Антифа». На его счастье, никакого флага в лагере не оказалось, и мальчишка покинул место будущей драки, завершившейся гибелью человека.

Бабс рассказал на следствии, что практическим пособием для него стали видеоролики с драками между скинами и антифашистами, скинами и кавказцами. Он старался подражать героям этих фильмов — обычно это были московские скинхеды. Именно такие ролики они с друзьями смотрели у Панова дома 22 мая 2009 года перед тем, как совершить марш по улицам областного центра и учинить несколько драк на идейной почве.

Немец, Толстый и другие. Антон Костин по кличке Немец, учащийся профессионального лицея № 34 Ангарска, нацистской идеологией проникся, играя в компьютерные игры типа «Противостояние». На вопрос следователя, чем его привлекла идеология неонацистов, Немец заявил: «Взгляды скинхедов на жизнь меня бодрят».

Семён Андреев по прозвищу Толстый называет себя не скинхедом, а патриотом. Это не мешает ему считать своими врагами «не только кавказцев, но и китайцев, таджиков, американцев — вообще всех, кроме европейцев белой расы».

Сергей Ф. на скамью подсудимых не попал, по уголовным делам проходил в качестве свидетеля. В общество скинов его привело увлечение язычеством. По его словам, многобожие заинтересовало его в 10-летнем возрасте, когда он ознакомился с учением христиан. Первая вера славян, где никто никого не называет рабом божьим и не заставляет, когда бьют, подставлять другую щёку, показалась мальцу, который гордо называл себя перуноборцем, куда круче. В 17 лет он уже полностью разделял взгляды неонацистов. Сергею и сегодня «не нравится, что кавказцы позволяют себе говорить на улице на своём языке, что они общаются с русскими женщинами», он считает, что «их необходимо выселять из страны и для этого надо ужесточать законы». Но знакомство с Бумером Сергея несколько отрезвило: в последнее время он стал избегать общения с бритоголовыми, «так как они чересчур агрессивны, и не только по отношению к своим врагам — кавказцам и «Антифа».

Место встречи изменить нельзя

Не все молодые люди, проходившие по уголовным делам в отношении Панова, считают себя членами неформальных группировок. Представительниц слабого пола, например, просто тянет, как магнитом, к «ярким личностям».

В каждом городе обязательно есть место, где встречаются и проводят время «яркие личности» и их поклонники. В Иркутске это «банька» — лавочки в скверике возле театра имени Охлопкова, в Ангарске — площадка у памятника «Звезда». Здесь молодёжь пьёт пиво, а также напитки покрепче и «общается». Такое «общение» из-за разницы во взглядах на жизнь очень часто заканчивается драками.

22 мая 2009 года, перед тем как совершить уголовные преступления, подпадавшие под статью УК о хулиганстве, Бумер общался «на баньке» с Юлей, Алиной и Александрой. Одна из подружек какое-то время училась с ним в Сибирской академии права, экономики и управления и знала о его «подвигах», что называется, из первых уст. Но это нисколько не оттолкнуло девушку от вождя иркутских скинхедов и его соратника Герыча, которые были, по её словам, «весёлыми в общении». Вот как подружки, девушки из вполне благополучных семей, рассказывают о своём времяпрепровождении «на баньке»: «Мы, как обычно, пили пиво, разговаривали на разные темы. Когда завязалась драка, не заметили, отвлеклись. Это было неинтересно: все уже давно знают, что Панов избивает других парней в присутствии окружающих. Минут через 10 к нашей лавочке опять подошёл Бумер, он был в возбуждённом состоянии и позвал нас посмотреть на избитых им парней».

Студентки пошли с охотой — им «стало интересно». То, что они увидели, было не для слабонервных: «Один из лежавших на земле попытался встать, но Панов с силой ударил его ногой в лицо, отчего он потерял сознание. После этого Бумер поднял за голову этого парня и показал нам его лицо. Оно было залито кровью, и вокруг была кровь. Панов хотел похвастать тем, что сделал. Его кроссовки были выпачканы кровью, он сам это видел, но кровь не стирал. Рядом другого парня, который уже не двигался, молча запинывал Герыч».

Хладнокровию юных представительниц слабого пола мог бы только позавидовать мужчина зрелого возраста, который вызвал к пострадавшим «скорую». В тот вечер он случайно оказался неподалёку от места происшествия на своей машине. И когда фары осветили поле недавней битвы, мужик так перепугался, что не смог подойти поближе и проверить, живы ли потерпевшие.

Зато девчонки, закалённые «общением» возле «баньки» с «яркими личностями», не были напуганы этим приключением нисколько. Они, как ни в чём не бывало, продолжали ходить на место встречи неформалов, пить пиво и искать сильных впечатлений. Одна из девушек рассказала на следствии, что примерно через месяц, общаясь всё с тем же Герычем, встретила на «баньке» оклемавшегося Резака. У него были шрамы на лице, волосы острижены под нуль. Студентка «выразила сочувствие», поинтересовалась, кто его так избил. И порадовалась, что потерпевший не узнал её спутника.

Всем подельникам Бумера Кировским районным судом назначено условное наказание за хулиганство. Их и сегодня можно встретить «на баньке», где они охотно рассказывают о своих «подвигах» во имя нацистской идеи. И среди их слушателей наверняка находятся желающие пополнить ряды борцов за расовую чистоту. Только Евгения Панова в этой компании уже нет — он содержится под стражей за совершение очередного преступления, теперь уже со смертельным исходом.

Людмила Бегагоина, публикация в газете «Иркутский репортер» №26374 от 26 марта 2011