Екатерина Сальникова: «Национальная политика на российском телевидении»

Предновогодний период в Москве ознаменовался событиями, которые получили на ТВ и в интернете классификацию «беспорядков». Суть так называемых беспорядков подается невнятно. Как бы болельщики, как бы фанаты зачем-то выступали, что-то кричали, короче, активничали в центре столицы. Произошли какие-то вроде как стычки кого-то с кем-то. В результате один из болельщиков, с русской фамилией, был убит. Через некоторое время начались еще большие беспорядки, хотя и без смертельных исходов (во всяком случае по официальным версиям). И вдруг появились какие-то группы каких-то граждан, которые стали нападать не на фанатов недружественных команд, а на «лиц кавказской национальности». Вплоть до того, что людей вытаскивали из вагонов метро и били.

Я излагаю ровно то, что может уловить рядовой человек, смотрящий телевизор, пользующийся интернетом, однако не занимающийся личными расследованиями. Общая картина беспорядков лишена всякой логики, всякой стройности и связности.

Телевидение, тем не менее, не признает и как бы не видит, что в информации о столичных уличных событиях там и сям зияют провалы. Аудитории подают череду внешних событий, и подают часто весьма ярко, благо видеотехника ныне мобильна и портативна как никогда. Однако осмысление событий отсутствует. Попытки трактовать, интерпретировать, что именно произошло и какие общественные силы за этим стоят, на ТВ практически отсутствуют.

Манежка-2010. Фото: Илья Варламов
Манежка-2010. Фото: Илья Варламов

Нет, прошу прощения, даже еще хуже. За последние годы у нас народилась журналистика и аудитория, не понимающие разницы между правыми и левыми. Был момент, когда в прямой причастности к беспорядкам стали обвинять левых. Подавляющее большинство съело эту информацию без изумления. Потом данную неадекватную информацию опровергли, что тоже проглотили, потому что опять оказалось все неясно.

Меня не удивляют ни так называемые «беспорядки», ни реакция ТВ, ни реакция множества обычных граждан на реакцию телевидения. В последний период ТВ сделало довольно много для того, чтобы от прежнего интернационализма не осталось и следа. Конечно, мне могут возражать, что интернационализма в чистом виде никогда не было и в советский период. Да, на бытовом уровне, как всегда в реальной жизни, случались разные ситуации. Но телевидение не подогревало конфликтные межнациональные отношения. Сегодня на ТВ поощряются и ежедневно эксплуатируются худшие чувства, которые человек одной национальности может испытывать к людям других национальностей.

Представители кавказских национальностей выполняют первые роли «козлов отпущения». На вторых ролях — украинцы, на прочих — провинциалы, это почти то же самое, что другая нация, другая кровь, и вообще другая планета. А центральное телевидение делается в Москве, ну и чуть-чуть в Питере.

Минувшие полтора сезона на ТВ ознаменовались активной циркуляцией националистических настроений. В большом публицистическом ток-шоу «Честный понедельник» могли долго кричать о том, что россиянину трудно устроиться на неквалифицированную работу в Москве, потому что этот сегмент рынка труда захвачен выходцами из азиатских республик бывшего Союза. Периодически на интерактивное голосование в разных программах ставился вопрос, а не очистить ли столицу от...? Короче, от тех, которые понаехали, да еще не оттуда, откуда надо.

Параллельно с подобными дискуссиями разворачивается пиршество фарсовых программ. «Лицо кавказской национальности» там превращается в лицо шутовское и почти виртуальное. Это всегда человек с очень сильным акцентом, коверкающий русские слова. Это всегда выпученные глаза, большой нос и, как правило, всклокоченные волосы. В «Даешь молодежь!» у одного из героев-кавказцев по всему телу расклеены клочки даже скорее шерсти, чем волос, — так что одно его появление в какой-нибудь раздевалке бассейна или фитнес-клуба уже обязано вызывать хохот.

Наша Раша
Рисунок: sologfx.deviantart.com

В «Наша Russia» парочка строителей-таджиков (актеры Михаил Галустян и Валерий Магдьяш) выведена как парочка полных идиотов, которые готовы крепить батарею с внешней стороны стены и даже пытаются как-то мотивировать такое решение. Они демонстрируют подобострастие, перемежая речь обращением «насяльник!» в сочетании с непроходимой тупостью, невежеством и патологическим неумением нормально работать.

Можно возразить — ну это же комические образы, низовой юмор, так сказать. Да, но в этом низовом юморе веселье аудитории достигается за счет принижения других. А иначе как еще изнутри телевизора дать почувствовать маленьким, очень маленьким в социальном плане людям, что они все-таки не совсем никто? Что они если и плебеи, то первого сорта, потому что есть плебеи последнего сорта. Мол, уважаемые российские граждане, смотрите и радуйтесь, что гастарбайтеры еще тупее, чем вы, и что их статус еще ниже, чем ваш.

Рядовые российские граждане из непреуспевших должны с помощью телевидения утешаться тем, что кому-то хуже и, главное, к кому-то в России относятся еще хуже, чем к ним. (А то, что в России продолжают наплевательски относиться к рядовым людям, становится очевидно, стоит лишь столкнуться с каким-нибудь институтом, от которого тебе нужна помощь. Например, попробуйте заикнуться в обычной московской школе, что детям перед прививкой полагается сдавать анализ крови, и на вас будут смотреть как на злейшего врага.) Значит, небогатым и социально неблагополучным россиянам тоже есть, кого пнуть. Мелочь, но им, россиянам, это может доставлять удовольствие.

Чтобы создать бледную и формальную иллюзию равенства в осмеянии, придуман образ придурковатого русского мужика — его играет Сергей Светлаков. Разрывается между каналами ТНТ и Первым. На все телевидение у нас один такой образ, чтобы другим национальностям не было совсем обидно.

Коллеги по «комедийному цеху»: Сергей Светлаков и Михаил Галустян
Коллеги по «комедийному цеху»: Сергей Светлаков и Михаил Галустян

На «Домашнем» в скетч-шоу «Одна за всех» актрисой Анной Ардовой создана целая галерея женских образов. Самые внятные — с украинским говором. Нелепые, неуклюжие, отставшие от жизни тетки, понимающие все не так, как оно есть.

В сериале «Реальные пацаны», который теперь культивирует ТНТ и который снимали в Перми, доведен до абсурда образ молодого провинциала. Это существо, практически еще (или уже) не ставшее человеком, имеющее самые примитивные интересы и представления о мире. Оно, это Двуногое Провинциальное, вечно на ровном месте влипает в дурацкие ситуации, изъясняется с помощью нескольких восклицаний вроде «прикольно», «круто», «ты чё», «ну вааще». Ясное дело, низкий материальный уровень таких существ объясняется их собственным слабым развитием, неадекватным пониманием жизненных целей, неспособностью получать полноценное образование, полноценную работу с хорошим вознаграждением.

Все перечисленные низовые типажи — своего рода жалкие дикари в мире современной цивилизации, власти капитала и тонких игр престижа. Это символические, достаточно отвлеченные фигуры неудачников, людей, оставшихся за бортом пространства благ XXI века. Все это как будто кавказцы, украинцы, молдаване, российские провинциалы, а на самом деле просто неудачники, люди вне мира престижа. Или неудачники в образах национальных антигероев.

К сложной, многогранной реальности национальных характеров и общественно-социальных проблем данные образы не имеют прямого отношения. Телеискусство этим не занимается. Реальность ему не интересна, она лишь импульс для фарсовой стихии.

Данная стихия питается фантазиями, беглыми наблюдениями, желанием акцентировать чью-то инородность, второсортность, непрестижную инаковость. Раньше эти комплексы нелюбви к другим нациям было принято по крайней мере держать при себе. Демонстрировать их считалось неинтеллигентным, неприличным, даже если они и гнездятся где-то внутри индивидуальной психики. Теперь это исходный принцип создания характеров и сюжетов.

А между тем по соседству, в криминальных сериалах, не самые последние актеры играют большие, смачно написанные роли тех же самых кавказцев, но занимающих в нашем обществе совершенно другое положение. Отцы мафии, бандиты высокого полета, люди с деньгами, властью, влиянием, будь они тоже «лица кавказских национальностей», уже не смешны и не жалки. Жанр их уважает. Телевидение их уважает. И аудитория тоже видит, что таких следует уважать. Помню, с каким мефистофелевским прищуром играл Дмитрий Нагиев некоего бандита Маргеладзе в сериале «Крот». Любо-дорого смотреть. Сейчас на НТВ идет сериал «Брат за брата». Там тоже есть кавказская группировка бандитов. Очень симпатичные ребята. Деньги любят — так оно и понятно, как не любить. Просто не всем они в руки даются.

Гарик Мартиросян
Гарик Мартиросян

Или когда Гарик Мартиросян заседает в «Прожекторперисхилтон», — это ведь круто. В этом нет ничего жалкого и убогого. Прорвался человек на Первый канал. Надо уважать и с уважением смеяться его остротам, ценя уже оцененный на ТВ талант.

Значит, дело не совсем в национальности. Дело в принадлежности человека к миру престижа, успеха, финансового благополучия, власти. Крутого бандита «кавказской национальности» у нас на ТВ готовы уважать и подавать так, чтобы национальная гордость не страдала. А гастарбайтеров с Кавказа или из Таджикистана уважать не готовы. В лучшем случае о них будут вытирать ноги с помощью комедийных форматов.

Тех лиц кавказской национальности, которые ездят в метро, можно избивать. А тех, которые ездят в бронированных иномарках, следует осторожно, а еще лучше подобострастно, обходить стороной. Потому что это другие лица кавказских национальностей. Те другие. И эти другие. Но есть другие для битья. А есть неприкасаемые другие. Вот этот этнографический ликбез и проводит ТВ.

Телевидение помогает обществу формировать страшные симбиозы — национализма, социального снобизма, презрения к тем, кто не ворочает большими деньгами и не располагает властью. Социальный снобизм обретает формы избирательного национализма. Поощряя в обществе такие настроения, можно в любой момент объявлять изгоем любого человека, лишать гражданских прав любую категорию граждан, стравливать всех со всеми. Осуществлять зачистку местности от конкурентов чужими руками. Можно средь бела дня производить акции устрашения строго избранных персон при полном непонимании окружающими, что творится у них под носом. Сегодня фанаты и кавказцы, завтра сексуальные меньшинства и молдаване, послезавтра студенты и пенсионеры. Мало ли кого выберут для очередного тактического хода в больших играх, смысл которых не просматривается на телевидении.

Екатерина Сальникова, публикация в интернет-журнале «Социалист»