Нацисты шли не драться, а убивать

В субботу на стадионе «Царское село» в городе Пушкине произошла массовая драка. Прямо во время финального матча Кубка Северо-Западного региона между командами «Карелия-Дискавери» (Петрозаводск) – «Фосфорит» (Кингисепп) на стадион ворвалась организованная группа людей с закрытыми лицами и напала на группу поддержки карельской команды. Нападавших было около сотни, и они были вооружены холодным и огнестрельным оружием. На стадионе в этот вечер собралось около 600 человек, среди которых были и зрители с детьми.

«Некоторые милиционеры здоровались за руку с нападавшими, и бездействовали, когда те пытались добивать раненых девушек возле карет скорой помощи», — рассказывают борцы за футбол без расизма, подвергшиеся атаке фашиствующих фанатов на стадионе в городе Пушкине.

ФК Карелия: Футбол против расизма

Сектор, свободный от коричневых

Известиями о стычках между фанатскими группировками давно никого не удивишь. Но то, что произошло в минувшую субботу на стадионе города Пушкина, где встречались команды петрозаводского клуба «Карелия-Дискавери» и кингисеппского «Фосфорита», выходит за рамки традиционных околофутбольных потасовок. Неслыханное по размаху побоище выплеснулось на поле и сорвало матч, причем схлестнулись не просто приверженцы разных клубных расцветок, а непримиримые идеологические враги.

— На стадионах России большая часть экстремально настроенных людей позиционируют себя как ультраправые хулиганы или нечто в этом роде, поэтому понятно то удивление, которое вызвала у народа информация о драке между наци-фанатами и болельщиками-антифа. Для многих, наверное, вообще было новостью, что антифа-фанаты существуют, — говорит питерский антифашист, называющий себя Казаха Друг. – Появление на террасах наших мобов вызвано исключительно любовью к футболу и нашим нежеланием мириться с той мразью, что запустила лапы в великую игру. Несмотря на высокий риск, наше относительно недавно появившееся движение развивается, растет.

Петрозаводское – одно из самых известных и сплоченных. Оно и неудивительно – столицу Карелии сами неонацисты называют между собой «городом антифа».

Сектор фанатов ФК «Карелия-Дискавери»

— Невозможно отделить в себе фаната и антифашиста, если на противоположной трибуне ты видишь тех, кто режет твоих друзей на улицах, нельзя закрыть глаза на это, разрешить им чувствовать себя хозяевами трибун, — говорит N.,фанатка карельского футбольного клуба из Петрозаводска, госпитализированная после пушкинского матча. — Мы не пропагандируем насилие, мы даем отпор беспределу нацистов. Эти люди лишены человеческих чувств, они просто зверье. Нападают всегда они, их обязательно намного больше, а наша тактика – оборона.

Львиная доля футбольных фанатов придерживаются крайне правых взглядов, так что болельщикам-антирасистам приходится не сладко: всем, кто пытается открыто заявить о своей позиции, трибуны «правых» дают жесткий отпор. В крайне редких случаях антифашистам удается взять какой-нибудь сектор под свой контроль, не допуская нацистских выходок на стадионах. Таких клубов единицы: МТЗ-РИПО (ныне Партизан) из Минска, Звезда (Иркутск), Арсенал (Киев), Океан (Находка) и Карелия-Дискавери (Петрозаводск).

— В России уже несколько лет, примерно с 2000 годов, сущеставуют группы футбольных болельщиков с антирасистскими взглядами. Не все болельщики этих клубов имеют отношение к так называемой «антифе», однако все выступают за футбол без политики, без расизма не только на поле, но и на трибунах, — поясняет питерский антифашист Бим.

Коричневые атакуют

По количеству сторонников антирасистским группам болельщиков очень далеко до фанатов ведущих клубов российского футбола. Самым сильным саппортом на территории постсоветского пространства, пожалуй, обладает МТЗ-РИПО. В этом он открыто конкурирует с другим минским клубом – Динамо, лидирующим по массовости собираемых на стадионе наци.

Кстати, в тот же день, когда произошло столкновение на стадионе в Пушкине, в столице Украины было совершено самое крупное вооруженное нападение ультраправых фанатов киевского «Динамо» на болельщиков «Арсенала». Как сообщает сайт «Антифа FM», инцидент выходил за рамки рядовых околофутбольных потасовок: нападающие были вооружены ножами, кастетами и большим газовым баллоном, какие применяются милицейскими силами при разгоне уличных демонстраций, а действия атакующих отличались особой жестокостью. Одному из поваленных на землю фанатов «Арсенала» нанесли два ножевых ранения в грудную клетку, а потом перевернули ничком, чтобы нанести удар в спину. Лезвие задело легкие, пострадавшему потребовалась серьезная операция.

Петрозаводскому саппорту куда тяжелее, чем тому же минскому: клубу третьего дивизиона трудно тягаться с легионом ультра-правых болельщиков «Зенита», да и просто сборными отрядами расистов, поддерживающих другие клубы, с которыми приходится играть «Карелии-Дискавери».

— Противостояние очень жесткое, оно идет каждый день на улицах, — признает петрозаводский антифашист Андрей. – Сезон этого года открылся дракой прямо у стадиона. К сожалению, правило так называемого «русского стиля» уже не действует, когда дело касается идеологической борьбы, зачастую в ход идут различные «аргументы» от бутылок до травматических пистолетов. Мы – за честную драку на кулаках, никто ведь не хочет остаться инвалидом или быть убитым.

— В случае противостояния антифа и наци слово «болельщики» пропадает автоматически. Лозунг неонацистов: «Фэйр плэй только для своих» оправдывает себя полностью. Яркий пример – произошедшее в Пушкине. Нападали значительно превосходящим составом, с использованием холодного и огнестрельного оружия. Нацисты явно шли не драться, а убивать, — убежден Бим.

В том, что нападение будет, практически не сомневался никто.

— Сам факт игры в опасной близости от Питера, где в этот день к тому же играли Зенит-Динамо, не оставлял нам шансов, — замечает девушка N. — Да, был звонок, нам сообщили, что едут около пятидесяти хулиганов, о больших цифрах речь не шла. Сколько их на самом деле, мы узнали позже, телефон в руки в следующий раз я взяла только по пути в больницу, но это смс уже не пригодилось…

Заточенные "перья" для гостей города муз

— Мы еще в начале матча увидели «скаутов», которые осматривали нас из-за забора и проходили мимо трибуны где мы сидели, — свидетельствует Андрей. — Тогда мы поняли, что будет заваруха, у нас ребята многие спортом занимаются и в сумках всегда бинты лежат и капы для тренировок, поэтому они поставлены были.

Питерский поклонник «Карелии» Боксер допускает, что появление первой группы штурмовиков сыграло роль отвлекающего маневра:

— Когда мы заметили их приближение к стадиону, стали строиться на лестнице, ведущей на сектор – думали оппоненты пойдут со стороны главного входа, но их оттеснила милиция. Милиция перекрывает вход, мы рвем наверх, понимая, что это не всё, строимся сверху сектора в углу. Со стороны входа, где стояла «скорая помощь», на стадион прорывается основная группа противника, она и рванула наверх, при этом они отсекли и избили девушек, оставшихся снимать баннеры. Стреляли по нам из травматических и боевых либо перестволенных под боевые патроны газовых пистолетов, распыляли слезоточивый газ. Те, кто подбирались, чтобы вступить в рукопашный бой, получали своё и отходили. В это время на задние ряды и тех, кто стоял вдоль ограды сектора, летят бутылки и камни отвлекающей группы. Когда подтянулись два ОМОНовца с автоматами, в бронежилетах, оппоненты начали отход. Потом вокруг стадиона кружили группы по 10-20 человек, видимо, фиксировали последствия своего нападения и искали момент для повторной атаки.

Отвлекающий манёвр и прорыв основной группы были хорошо выстроены. Дальше всё происходило более хаотично. Ярко выраженных организаторов не было. Минут 10 всё это длилось. Среди нападавших точно были «Snake Firm», питерская зенитовская фирма и «Crazy Karjala» из Петрозаводстка, часть кингисепцев против нас встала, — добавляет детали Боксер.

— На протяжении всего первого тайма крутились неподалеку от нас мутные личности, отзванивались кому-то по мобильникам, сообщали о примерном количестве людей в нашем секторе. Затем у входа на стадион скучковались человек 40, они стали швырять бутылки и выкрикивать оскорбления, спустя некоторое время на стадион высыпала основная группа, человек 120. Некоторые прятали лицо, некоторые нет, действовали довольно слаженно, прыжок длился минут пять. Есть мнение, что это был общак сине-бело-голубых и местные, сочувствующие «синиту». Они приехали не драться, а калечить. Поэтому не переходили к драке на кулаках, стреляли практически в упор из травматических пистолетов, закидывали бутылками и кирпичами, заливали газом, в ход пошли пластиковые сиденья и арматура, — рассказывает Бим.

Никто из опрошенных редакцией антифа не подтверждает разошедшейся информации о том, будто нападающие были в какой-то униформе.

— Да какая униформа, обычные хулиганы, в спорт прикиде, — свидетельствует N. – Были в масках и без, я узнала некоторых уличных героев, да они особо и не скрываются. Какой смысл от этого будет, если даже назову имена?

Рукопожимаемые фашистами милиционеры

Антифа не верят, что правоохранительные органы всерьез займутся расследованием этого дела, как и всех прочих атак неонацистов. Действия милиции на стадионе оценивают так:

— Милиционеров изначально было по пальцам перечесть, — рассказывает Бим. – Естественно, с толпой в 150 человек им справиться было нереально. Подкрепление прибыло минут через 5-8 после начала нападения, что достаточно оперативно для такого города, как Пушкин, да еще с учетом вынужденного усиления стадиона «Петровский», на котором в тот день также проводился матч. Ловить нападавших, побежавших со стадиона, они не стремились.

— Их действия были абсолютно никакими! – заявляет Андрей. – На стадионе до драки было семь-девять ментов, из них две девушки. Я слышал, как один милиционер перед матчем говорил по телефону: «я на футболе, здесь скоро будет пи***ц.» Но почему-то мер предосторожности не было принято. Естественно, такими силами они не смогли противостоять нападавшим. Под конец драки уже подоспевшие двое ментов в бронежилетах и с дубинками повязали нашего паренька, не разобравшись, но потом, даже не переписав, отпустили сразу. Когда убегали наци, менты, по-моему, уже стреляли в воздух, подъехавшее с подкреплением вели себя по отношению к нам мирно, помогали нести раненых до «скорых», и дали сопровождение автобусам, когда мы выезжали. Не колошматили нас дубинками и не держали в отделении сутками — уже хорошо, — иронизирует карельский антифа.

Его соратнице, находящейся сейчас в больнице, не до шуток.

— Дело не в том, что кто-то из нас ждал от милиции помощи, а в откровенном наплевательстве на окружающих людей, о простых болельщиках с детьми и женами. За дракой менты наблюдали вполне спокойно, как будто сериал дома смотрели на диване. После того, как фашня отступила, они сгруппировались по периметру стадиона, ожидая нас. Милиция нас сберегла, выталкивая за ограду забора, куда конечно очень хотели наши ребята с окровавленными телами товарищей на руках. Процесс «сопровождения» был дополнен фразами, типа «идите-идите, очищайте стадион, мы вас за Пушкин выведем, а там это уже проблема администрации Питера, убьют вас или нет».

Машин «скорой» не хватало, кто не мог стоять, лег прямо на землю, ожидая первой медицинской помощи. В этот момент несколько человек из нападавших приблизились к людям в серой форме и поздоровались за руку(!). Затем пытались добивать лежащих в крови девочек. Менты делали вид, что этого не видят, — говорит N.

Рассказанное ею совпадает и с «показаниями» Боксера:

— Некоторые милицейские здоровались за руку с нападавшими, и бездействовали, когда те пытались добивать раненых девушек возле карет «скорой помощи».

Жатва футбольных полей

Оценивая последствия столкновения, болельщики клуба из Петрозаводска говорят о пяти-семи госпитализированных (в основном – девушках), десятках получивших различные травмы (ушибы, гематомы, рассеченные головы, сотрясения).

— Из самых серьезных — три огнестрельных, три ножевых ранения, — насчитал Боксер. — У четырех девушек сотрясения, черепно-мозговые травмы. Одному из парней руку лопатой сапёрной повредили. У другого трещина в ребре. Среди противника тоже пострадавшие были, не зря нескольких уносили. Одного свои же случайно подстрелили в свалке, у нас огнестрела не было.

— Больше всего досталось тем из наших, кто был в первых рядах, практически все получили какие-то ранения, — отмечает Андрей. — У одного парня мочка уха висела, помню, от травмата следы. У меня самого рука в гипсе сейчас, локоть был рассечен до кости и травмирован, и легкое сотрясение еще.

— Из наших были тяжелые, две девочки совсем плохо себя чувствовали, потребовались капельницы, врачи боялись не довезти до больницы, — рассказывает N. — Парни держались молодцом, даже те, кто был ранен, бегали туда-сюда, вытаскивая девчонок к машинам. Нас, троих девочек и одного парня, отвезли в Питер в больницу, где полночи зашивали, обследовали.

По словам очевидцев, сами футболисты были шокированы происходящим.

— Игроки правильно сделали, что ушли с поля, — не сомневается Боксер.

— Они растерялись. Ушли с поля, когда драка перетекла уже и туда, — говорит N. — Наши игроки – адекватные люди, и, конечно, им не нравится, что их болельщики подвергаются такой опасности. После они, конечно же, вышли на связь, поддержали нас, пожелали скорейшего выздоровления и выразили свой негатив по поводу произошедшего.

— Лично я говорил с директором клуба «Карелия-Дискавери», он выразил нам благодарность и пожелал быть осторожнее, — добавляет Казаха Друг.

Антифашисты полагают, что у наци уже нет той широкой поддержки в массах, которая была еще пару лет назад. Произошедшее в субботу нападение на фанатов-антирасистов в Пушкине и Киеве называют агонией, истерической попыткой теряющего популярность наци-движения напомнить о себе. Отмечают, что «активных идейных людей среди „оппонентов“ становится все меньше и меньше, остаются откровенно больные на голову, тусовщики и мелкая дворовая шушера». В общем – стадо. Бешеное стадо. Которым, похоже, уже не способны управлять вчерашние их пастухи из властных и правоохранительных структур.

Никас Леонидович, публикация на ЗАКС.РУ / Фото: Александр Кулебякин