О любимом крае

Фото: Олег Авдеев / Я.Фотки

Российская империя уже несколько столетий раскинута между Европой и Азией. Интеллигенты рассуждают о России: «Запад или Восток?». По поводу государственного устройства верно заметил Марлен Инсаров: «Россия — это европейский Китай». Но речь пойдет не о государственном устройстве, а о территориях.

«Мы потеряем Дальний Восток!» — с таким заявлением я сталкиваюсь с рождения, точнее со школы. Это выражение вызывает у людей только эмоции и страхи, и ни одного логического размышления. Я уже четко определил время потери Дальнего Востока. Чем серьезней в стране социальные проблемы, тем скорее край перейдет Китаю или Японии. Если социальный конфликт не остр, то и отделение переносится на недалекие десятилетия. Проходят годы, проходят десятилетия, а край как при царе не имел инфраструктурного развития, так и сейчас.

Желание завоевать Дальний Восток можно отнести к разряду «страшилок», которые разогревают имперские чувства о величии, силе и неделимости при постоянной нужде и нищете.

Дальний Восток РФ, в особенности его юг (Приморье, Приамурье, Сахалин) был всегда спорной территорией, и здесь всегда было множество национальных брендов.

Вплоть до конца 30-х годов XX века в городе [Владивосток] существовали достаточно крупные китайские, японские и корейские общины. В 20-е годы XX века стала проводиться политика вытеснения иностранной рабочей силы, численность общин стала сокращаться, и к 1939 году все общины прекратили своё существование1

Приморский край смог отойти России только за счет втягивания Китая европейскими державами в опиумную войну (первая 1840-42, вторая 1856-60), и по Айгунскому и Пекинскому договорам официально стал частью Российской империи. Россия и Китай имеют равные права на Приморье; так же как Россия с Японией — на Сахалин и Курилы. Но не все так просто в мире капитализма, ведь нет никаких препятствий для ассимиляции «азиатскими тиграми» Дальнего Востока.

Когда говорят «пусть "азиаты" убираются из русских земель», это вызывает или улыбку от безграмотности человека или злобу из-за настырности таких людей. На это можно ответить следующее: «"Азиаты" у себя дома в Азии, а что тут делает белый человек с восточной Европы?». Сибирь и Дальний Восток — это не периферия России, это ее колонии. Единственная причина, по которой Россия смогла сохранить эти колонии за собой, — это слабая заселенность этих земель.

Густо заселенные колонии всегда боролись за независимость. В 20 веке юридически колонии перестали существовать. Они перешли в разряд периферийных капиталистических государств. Но по существу их рабская участь осталась неизменной. В 20 веке освобождение от колоний сопровождалось формированием в Европе социального капитализма, который избавился от серьезных затрат на содержание этих колоний и удержания их в покорности, и переложил последствия колонизации на местную власть. За столетия разворовывания колоний никакие аннексии не были уплачены, и, как результат, из периферийных капиталистических государств хлынул поток мигрантов в государства-центры (в Европу), что породило второе мировое переселение народов.

Демография местности определяет стремление быть самостоятельным. В Российских колониях не было этого демографического залпа, чтобы Сибирь и Дальний Восток стали самостоятельными республиками. Когда слышны заявления о развитии Дальнего Востока, люди вздыхают с надеждой, что «вот и далекая Москва о нас вспомнила». Но не стоит питать иллюзий.

Во-первых, развитие инфраструктуры в крае создаст толчок к демографическому росту, а демографический рост, как мы уже видели, приведет к сепаратизму и желанию быть самостоятельными. Во-вторых, увеличение численности населения в крае приведет к формированию самостоятельной инфраструктуры, что опять даст толчок к отделению. Это значит, чтобы удержать Сибирь и Дальний Восток под контролем, необходимо не допустить их демографического и инфраструктурного развития.

Дальний Восток при царе был военным форпостом, это сохранилось в названии города — «Владеть Востоком» (Владивосток). Эту же роль сохранил Дальний Восток и при Советском союзе, где военных объектов было больше, чем гражданских. И Приморский край не защищен: по стратегическим планам все вооруженные силы сосредоточены в Хабаровском крае, в основном там и проходят военную службу. При военных действиях Приморье будет тут же оккупировано.

При РФ у Дальнего Востока изменилась задача, теперь он стал нефтяным форпостом. В основном в крае развиваются нефтепереливные станции и причалы по переправке нефти. Путинская программа по развитию Приморья привела к «закручиванию гаек». Китай давал возможность одеваться, Япония — бытовую технику и автомобили. Все это закончилось. На данный момент пятнадцатилетнее автономное существование окончено, но ничего не предложено взамен. Легкая промышленность на Дальнем Востоке ни когда не получит развития.

Власти заинтересованы в том, чтобы население либо было занято выживанием, либо вовсе уезжало, чтоб никто не мешал развивать нефтяную инфраструктуру. Ведь если есть нефтяная и газовая труба — это еще не значит, что у вас будет дешевый бензин с газом. Также создаются рабочие места только для разнорабочих, потому что местные не имеют нужного образования для серьезных постов в нефтяной инфраструктуре. Такое образование получают на западе, здесь же большая часть подготовки кадров связана с морем. Население не выигрывает от развития нефтяной инфраструктуры, а наоборот. Ведь еще не так давно размышляли о развитии туризма на юге Приморья, но за 3 месяца получают годовую выручку, а ведь нефть — это загрязнение водной акватории, туристической ценности.

Люди обвиняют тех, кто уехал с Дальнего Востока только из-за того, что они сами не смогли отсюда уехать. Дальний Восток — это место забытое даже богом (если он есть). Среднестатистический житель Дальнего Востока кроме империалистических настроений и национальной гордости больше ничего не имеет. Дальний Восток — это огромные территории, около 36% от всей России, где проживает только 4,7% населения РФ.

На всём Дальнем Востоке России, превышающим площадь Европы, проживает в 1,5 раза меньше жителей, чем в Москве.

Североамериканские колонии Британской империи находились к Лондону более чем на 1000 км ближе (5000 км.), чем Дальневосточный регион к Москве.

Плотность населения Приморского края (12 чел./км2) и южных районов Хабаровского края (10 чел./км2) и Амурской области (8 чел./км2) в 2 раза выше, чем в восточных областях Казахстана (5-5,4 чел./км2). Но никто не говорит о возможности захвата Китаем казахских территорий. Проблема разговоров о «китайской угрозе» для Дальневосточного региона заключается в его большой отдалённости от метрополии. Схожая ситуация развивалась и с Аляской в середине XIX века, когда несколько десятилетий в Петербурге шли разговоры о возможности захвата англичанами Аляски (что Великобритания никогда не планировала) и об её слабой заселенности, а затем в 1867 году Аляска русскими была продана американцам.2

Угроза захвата территории и потери «богатейшего» ресурсами региона — пустословие

РФ нужны только ресурсы, как и Британии, Франции, Германии нужны были ресурсы от своих колоний. Иногда местное население подшучивает, что красную икру и краба, пойманных на Камчатке, дешевле купить в Москве, чем на самой Камчатке. В каждой шутке есть доля правды.

Ни при царе, ни при советском союзе, ни сейчас нет никаких препятствий ассимилировать эти территории. Кроме одного — капиталистического. Хотя стоит так же заметить, что увеличение населения на Дальнем Востоке, без разницы с помощью какого национального бренда, приведет к формированию собственных политических интересов. Капиталистическое препятствие заключается в том, что Дальний Восток никому не нужен, в том, что «мало захватить территорию, ее еще надо удержать».

Логика капитализма — меньше тратить, больше получать. Если в регион требуется вкладывать серьезные средства для освоения ресурсов, то это уменьшает прибыль. Глобальный капитализм действует иначе, используя локальные войны, для разрушения уже имеющихся инфраструктур, чтобы в дальнейшем осваивать ресурсы, выделенные на восстановление (война в Ираке, в Чечне). Советская индустриализация — пример тому, за чей счет и какими жертвами происходит освоение и разработка ресурсов с накоплением капитала. Чтобы прибыльно освоить дальневосточные ресурсы, необходимо нечто подобное, что происходило в начале 20 века в СССР. Из края просто выкачивают ресурсы, что менее затратно.

Основные претенденты на Дальний Восток: Китай и Япония

Китай. «У Китая есть мощный человеческий ресурс, чтобы освоить Дальний Восток». Но Китай трещит по швам из-за социальных проблем. Проблемы, вызванные именно сверхвысокими темпами индустриализации. Если Китай социально трещит изнутри, то где ему взять стабильность, чтобы так же освоить еще и Дальний Восток.

Там, где социальные проблемы обострены, власть смещает акцент на национальные проблемы. Для многих Китай ассоциируется лишь с китайцами, но Китай так же многонационален, как и Россия. Можно припомнить Тибет. Китаю не до территориальной экспансии, ему стоит справиться с внутренними проблемами, чтобы не стать «азиатскими Балканами».

Япония. Япония — постиндустриальная страна, по капиталистическим меркам высокоразвитая. Житель Японии, имеющий все удобства, должен отправиться на Дальний Восток, где нет ничего. Это все равно, что коренной москвич, имея все для удобства жизни, возьмет и поедет на Дальний Восток, где нет ничего. Территориальная экспансия проводилась людьми обездоленными, направляя их гнев и недовольство на свободные чужие земли. Такого контингента в Японии нет.

Японии с Китаем ничего не стоит вложить в край сначала капитал, а потом под предлогом нехватки рабочей силы открыть границы и присоединить территорию. Возможно, в 19 веке все так бы и было. Но логика капитализма — «меньше вкладывать, больше получать». И Япония с Китаем не особо стремятся к капиталовложениям в край. У глобального капитала тенденция уже другая.

Главная причина сохранения целостности России — геополитика и интересы глобального капитала

Теория заговора против России — это очередной миф и пустословие. США и старушке Европе ничего не стоит разделить и раздробить Россию. Но именно они поспешили вначале 90-ых спасти ее целостность.

Политический развал СССР был неудачей для геополитики и транснациональных корпораций. Разделение привело к параличу мощного производственного капитала. Вместо целых отраслей появилась множество несвязанных заводов. Ресурсы находятся в одной республике, обработка в другой и так далее. Единственное, что сохранилось — это нефтяная инфраструктура, на которой до сих пор и существует власть в России.

Политический развал СССР привел не только к параличу экономики и отделению союзных республик, но и к распаду самой России. Если Европа и США были заинтересованы в раздроблении, то им ничего не стоило подождать пару лет, и страна бы превратилась во множество независимых республик. Но именно Европа и США начали выделять кредиты новой власти для предотвращения распада.

Интерес глобального капитала в целостности России заключается в том, что Россия соединят Азию и Европу, берега Тихого с Атлантическим океаном. Транссибирская магистраль — короткий и приемлемый по затратам путь, чтобы глобальный капитал мог перемещать товары из одной части света в другую. Раздельность создаст сложности в виде границ и тарифов. А так на берегу Тихого океана в портах Владивостока или Находки грузится груз и отправляется к портам Балтийского или Черного моря, а там в Европу.

Так же за уничтожение глобальным капитализмом природы, которое происходит в России, несет ответственность правительство РФ. Японии было проще, чтобы браконьеры вырубали лес в России и потом отправляли к ним, чем захватывать эту территорию и тем самым бороться за сохранение природы в регионе. Выкачивать ресурсы глобальному капиталу проще, когда Россия цельная страна, и чем огромней страна, тем слабее контроль.

Геополитика заинтересована в целостности России. Россию невозможно отнести ни к «первому», ни к «третьему миру». «Третий мир» — это бывшие европейские колонии, из которых выкачивались ресурсы. Бедность тех регионов является последствием колонизации, и вина за нее теперь лежит на местной власти. «Первый мир» — это страны, которые активно колонизировали мир, выкачивали из колоний ресурсы. А потом избавились от колониальных затрат, деньги с которых пошли на укрепление внутренней стабильности и все последствия колонизации переложили на местную власть.

Россия — это страна, которая до сих пор сохранила за собой малонаселенные колонии, захваченные к 19 веку. Россия не может быть «первым миром», потому что ей приходится считаться с территориальной периферией, и не является «третьим миром», так как существуют мегаполисы, которые непосредственно эксплуатируют периферию. Россия зависла между двумя мирами.

Геополитике выгодно такое положение, потому что в таком состоянии Россия всегда будет слабее Европы и США. Они заинтересованы в том, что Россия продолжает за собой тянуть колонии и берет на себя последствия их эксплуатации. При этом московская власть стремится субсидировать такие регионы, как вновь образовавшиеся государства Южная Осетия и Абхазия, нежели субсидировать развитие инфраструктуры на Дальнем Востоке. Но эта же московская власть больше всех призывает к единству и неделимости.

Глобальный капитал диктует свою геополитику. Политическое раздробление регионов порождает более стабильное развитие капитала. То есть мир и дальше будет идти к распаду крупных государств и формированию множества национальных государств. Межнациональные локальные конфликты будут порождать инфраструктурные разрушения, на которых и будет развиваться глобальный капитал. Проще контролировать экономически, чем поддерживать в стабильности крупный политический союз или объединение. Пример тому, активно развивающиеся NAFTA, APEC, WTO — эти экономические организации и союзы более прогрессивны и стабильны. Множество национальных государств будет объединять не политическая идеология, а экономическая зависимость.

Судьба России в современном мире неоднозначна. Но отделение регионов — это естественный путь, как исторически, так и под влиянием мировой политики глобального капитала. И нет никакого заговора против России, кроме выдуманного в кремлевских стенах.

Данная статья — это стремление проанализировать развитие России и развенчать прокремлевские мифы. Но при этом автор не разделяет ни защиту интересов России (ни как национального государства, ни в геополитике), ни защиту интересов сепаратизма регионов.

Автор: MY

Примечания

  1.  ru.wikipedia.org/wiki/Владивосток
  2.  ru.wikipedia.org/wiki/Дальний_Восток_России