Антифашисты как мощное социальное движение

19 января прошла одна из самых крупных общественных акций за последние годы, приуроченная к годовщине убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Организаторами акции выступила новая широкая общественная инициатива Комитет 19 января. Целью акции было привлечь внимание к проблеме нацистского террора. Надо сказать, несмотря на всевозможные провокации в отношении участников шествия в Москве, акция прошла успешно на всероссийском и даже международном уровне с поддержкой многих известных людей. В Москве акция собрала не менее 1000 человек.

В течение последних четырех лет, и особенно в конце 2009, начале 2010 года в различных СМИ и общественных кругах активно обсуждается антифашистское движение. Многие хотят свести антифашизм к той или иной политической идеологии, объявить монополию на распространение антифашистских взглядов к тем или иным структурам, загнать антифашизм в рамки определенных доктрин. Часто всех антифашистов пытаются объявить некой организацией, приписать ей определенной руководство или четкую идеологию. Хотя компетентному человеку очевидно, что сегодня в нашей стране сформировалось именно социальное движение, причем действительно построенное строго снизу. Антифашизм — это реакция здоровой части общества на очередную болезнь распространившуюся в и без того ослабленном организме.

Почему мы настаиваем на формулировке «социальное движение»? Все чаще можно встретить упоминание в СМИ мифической «организации Антифа». Постоянно возникают новые коспирологические версии о том, в чьих интересах действуют антифашисты. Между тем во всем мире существует такое понятие как «социальные движения». Социальным движением принято считать коллективные действия вне рамок существующих институтов, направленные на решение конкретных социальных проблем. Примером могут служить движение обманутых дольщиков, движение против уплотнительной застройки в крупных городах, экологические движения, гражданские инициативы против распространения алкоголизма и наркомании, профсоюзное движение. Нет какой-то единой структуры — есть множество различных инициатив в разных городах соединенных по сетевому принципу (или не соединенных вовсе). Совсем не обязательно разделять догмы какой-либо идеологии, достаточно понимать проблему и действовать доступными эффективными методами. Разве не чем-то подобным является антифашистское движение?

Изучив сегодняшнюю ситуацию с угрозой для общества со стороны неонацистского насилия и ультраправого терроризма, поняв людей занимающих активную антифашистскую позицию, историю развития и взаимосвязь современных инициатив против расизма и неонацизма, можно попытаться дать некоторое описание того, что представляют собой антифашисты. Сегодня много где можно встретить утверждения в духе: «Любой нормальный человек по определению против нацизма», «Неонацизм и расизм — недопустимы». Несмотря на это, активную позицию по более чем актуальному вопросу неонацистского насилия и террора занимают не многие из заметных людей в общественной и культурной сфере. Однако, все же есть такие люди, как Борис Стругацкий, Павел Бардин, Андрей Лошак и другие. Среди людей считающих себя антифашистами ученые, правозащитники, журналисты, известные музыканты. Все это часть антифашистского движения.

Как видно из современной ситуации, цементирующим звеном всей здоровой части общества в противостоянии распространению болезни неонацизма, расизма и ультраправого насилия, выступают различные инициативы молодежи. Это неудивительно, так как проблема прежде всего касается поколения, которому предстоит определить будущее нашей страны. Антифашистской молодежи часто навязывается размытый ярлык неких непонятных «Антифа». Иногда из-за поверхностного понимания молодежных инициатив, из-за отсутствия представления о различных субкультурах. Часто ярлык «антифа» приклеивают с сознательной целью придать молодежному движению обособленность, специфические отличия от «правильных антифашистов». Ключевым обвинением в таких случаях выступает позиция большинства молодежи о допустимости насилия по отношению к агрессивным неонацистам и ультраправым.

Однако, сегодня молодежь, вовлеченная в сеть различных инициатив против расизма и неонацизма, отнюдь не ограничивается насилием. Совсем наоборот, насилие всегда было для молодежи активной самообороной. А между тем главной задачей молодых антифашистов является привлечение дезориентированной молодежи, подверженной влиянию ультраправой пропаганды, к здоровым ценностям. Ключевыми направлениями в этой активности является творчество: музыка различных (от хип-хопа и панк-рока до реггей и танцевальной музыки), граффитти и стрит-арт. Важнейшим вопросом является распространение антирасизма в так называемой среде «околофутбола». Субкультуры футбольных фанатов объединяют десятки тысяч молодых людей, которых нацистские пропагандисты активно используют как пушечное мясо. Активность антифашистов направлена и на спорт в целом. Здесь очень важна работа со спортсменами в различных видах боевых искусствах, которым пытаются навязывать свое влияние правые радикалы.

Да, и вопрос насилия против нацистов всегда имел ряд четких этических формулировок. Как бы ни пытались ультраправые представить насилие со стороны антифашистов общественно опасным, оно будет до тех пор, пока будут люди готовые встать на пути агрессивных отморозков, которых, в силу разных причин, не может остановить правоохранительная система. Надо понять, что объектом анти-наци насилия становятся именно агрессивные участники преступных сообществ расистов и неонацистов. Вопрос насилия может вызывать споры, также как вызывает споры имеющее место в некоторых регионах самоорганизованное насилие в отношение торговцев наркотиками или расправы над насильниками. Гражданское общество и самоорганизация заменяет государство там, где оно очевидно неэффективно. Нацистам должно быть страшно.

Безусловно, большинство молодых антифашистов тяготеют так или иначе к левым ценностям, многие участвуют в различных левых и анархических инициативах. И это закономерно. Если неонацизм и расизм — это крайняя часть правого политического спектра, то так или иначе их противники будут слева. Особенно учитывая, что нацизм в России во многом побочный продукт циничного разлагающегося общества потребления и торжества рыночного индивидуализма. Однако, противостояние неонацизму не подразумевает интерес к политике как таковой, что и встречается повсеместно. И это абсолютно нормально для различных социальных движений. В этом сила таких движений в нашей стране, где политика на уровне традиционных институтов считается обманом и «лажей», а политиканы (как правящие, так и оппозиционные) воспринимаются как клоуны рвущиеся к деньгам и власти. Учитывая, что антифашистское движение не сломалось, растет и выполняет свои задачи даже после тяжелых ударов, испытывая постоянные трудности, это позитивный пример для всех остальных здоровых сил: экологов, профсоюзов, инициатив против точечной застройки, движения автомобилистов, компаний против наркомании и алкоголизма, движений за сохранение культур малочисленных коренных народов и т.д. Антифашисты — это значительная часть зарождающегося реального гражданского общества, одно из самых мощных социальных движений, направленное на совершенно конкретную проблему. Подобные движения на сегодня наиболее перспективный путь к позитивным сдвигам в общественной жизни.

Источник: direct-line.org