19 Января 2011. Антифашистская демонстрация памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой в Москве. Фото и видео

Фото: Анна Артемьева, Юлия Балашова / «Новая газета»

19 января в Москве прошли антифашистское шествие и митинг памяти убитых два года назад адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. По самым скромным подсчётам в них приняли участие от 1000 до 1300 человек.

В 19.01 антифашисты стали собираться возле памятника Тимирязеву у Никитских ворот. Эта площадь почти не затронута «новорусской» архитектурой (если не считать нелепого памятника свадьбе Александра Пушкина и Натальи Гончаровой в форме этакой ротонды с бронзовыми «посетителями»), здесь, километрах в полутора от Кремля, царит позднесоветское «благолепие» — кубическое здание ТАСС, закрытый на ремонт в 1981 году (и так больше никогда не открытый) «Кинотеатр повторного фильма», красивая колокольня, сам памятник Тимирязеву, наследие «ленинского плана монументальной пропаганды»...

Прямо за памятником начинается Тверской бульвар, самый длинный в Москве, и выстраивать колонну для демонстрации там можно было почти сколь угодно длинную и совершенно не мешая дорожному движению. В этом смысле удивительно, что первичным решением чиновников московской мэрии был запрет демонстрации не только по Большой Никитской к Манежу (это был первый предложенный Комитетом 19 января маршрут), но и по Тверскому бульвару к Пушкинской площади. После переговоров, однако, разрешение было получено, но не без бюрократического издевательства: шествие власти согласовали на 200 человек, митинг — на 500, хотя в первичной заявке содержалась реалистичная цифра: 1000 участников и участниц.

Так или иначе, никаких провокаций со стороны властей после начала демонстрации больше не было. На подходе к месту сбора милиционеры останавливали людей, направляющихся на акцию (у метро «Арбатская», у подземного перехода через Воздвиженку — с одной и с другой её стороны, на тротуаре Никитского бульвара), но после прохода через рамки на Никитских воротах всё было спокойно, хотя с самого начала было понятно, что людей собирается не 200, не 500, а гораздо больше.

Антифашистская демонстрация памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой в Москве, 19 января 2011. Фото: Анна Артемьева, Юлия Балашова / «Новая газета»
Фото: Анна Артемьева, Юлия Балашова / «Новая газета»

Заранее были сомнения, не слишком ли короткий маршрут для демонстрации выбрал Комитет 19 января, но в условиях 15-градусного мороза маршрут оказался оптимальным. Оптимальным был и короткий митинг, он закончился уже в 20:40, а не к 22-м часам, как было согласовано с мэрией.

Антифашистская демонстрация памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой в Москве, 19 января 2011. Фото: Анна Артемьева, Юлия Балашова / «Новая газета»
Фото: Анна Артемьева, Юлия Балашова / «Новая газета»

В отличие от акции 2010 года (тогда шествие по Петровскому бульвару, Трубной площади, Рождественскому и Сретенскому бульварам (мимо памятника жене товарища Крупского) к памятнику автору «Горя от ума» не было согласовано, но состоялось, несмотря на препятствия, чинимые милицией и задержания более 70-ти человек), на этот раз явно преобладала молодёжь из анархистских, левацких и антифа-групп.

Чего больше испугалась либеральная интеллигенция — предполагаемых антикапиталистических кричалок (да, они были, но куда больше было антифашистских и противогосударственных), предполагаемого нападения нацистов (его не было) или предполагаемого разгона милицией (его тоже не было), непонятно, но стоит отдельно отметить, что лучшие её представители на демонстрацию и митинг всё же пришли.

Вообще, в плане идеологической терпимости это было, наверное, идеальное мероприятие: антифа, анархисты, социалисты, коммунисты (не КПРФного, конечно, разлива, а из разных небольших красных организаций), либералы. Здесь же были феминистские лозунги, что довольно актуально, учитывая, что фашизм русского разлива преимущественно выступает как брутальная сила грубого мужского доминирования.

На Пушкинской площади, в Новопушкинском сквере (на месте разрушенного около 40 лет назад жилого квартала) стояла автомашина со звуком. Когда колонна из тысячи с небольшим демонстрантов (и с небольшой, но вдохновенной первоклассницей, сидящей на шее у одного из анархистов) подошла к месту митинга, из колонок раздались звуки знаменитой песни группы Chumbawamba «On The Day The Nazi Died», а затем и другие песни «со смыслом» на русском, английском и немецком языках1.

Музыкальная пауза

Впрочем, музыкальная пауза была нужна лишь для того, чтобы люди, вторично проходившие через рамки металлоискателей при входе в Новопушкинский сквер, успели собраться перед трибуной. Сбоку от сцены был вывешен экран, на который чудом не сломавшийся на морозе бимер проецировал видео: антифашистские плакаты художников разных стран, сделанные специально для Москвы — с выставки, проходившей всю последнюю неделю в вагонах московского метро, немногие сохранившиеся кадры видео Стаса и Насти, их фотографии.

Молодые люди зачитывают заявление Комитета 19 января
Молодые люди зачитывают заявление Комитета 19 января

Ведущая митинга — закрывавшая лицо платком красивая девушка призвала собравшихся приготовить свечи, предупредила о необходимости расходиться после окончания мероприятий большими группами (нацисты теоретически могли напасть на людей, уходивших по одному, во всяком случае, в прошлом году такие инциденты были), а затем объявила минуту молчания.

Следом за этим двое чтецов с закрытыми шарфами лицами мужским и женским голосами прочитали заявление Комитета 19 января и уже к концу их недолгого чтения среди собравшихся на площади тут и там замелькали огни — это начали зажигать горелки в больших фонариках из рисовой бумаги. Наполняясь горячим воздухом, фонарики — их было около 50-ти, — улетали в небо (тот же принцип, что и в воздушных шарах-монгольфьерах) — в память о людях, убитых нацистами в современной России.

Речь на митинге

Москва, Пушкинская площадь, 20 часов 15 минут.

Сегодня исполняется два года со дня убийства наших друзей, антифашистов — адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Оба они были убиты в Москве среди бела дня, недалеко от Кремля, выстрелами в головы.

11 января этого года в Москве началось судебное разбирательство по этому факту. На скамье подсудимых члены националистических организаций. Сегодня, — у нас практически не осталось в этом сомнений, — в руках правоохранительных органов находятся настоящий убийца Стаса и Насти, а также его сообщница. Эти люди — неонацисты, один из них как раз и был тем самым ненайденным, объявленным в розыск участником смертельного нападения на антифашиста Александра Рюхина. Суд будет открытым и есть шанс, что мы узнаем всю правду до конца.

Убийцы пойманы, скоро суд... Общественность может успокоиться?
Нет.

Каждый год в нашей стране происходят десятки куда менее резонансных убийств на почве национальной ненависти. В прошлом году нацистами был убит у подъезда своего дома рязанский антифашист, художник Костя Лункин. Всего в 2010 году правозащитными организациями зафиксированы убийства 38 человек.

Жертвами нацистов, как правило, становятся граждане России неславянской внешности, а также приезжие из стран, ранее входивших в Советский Союз или бывших его союзницами. На место интернациональной солидарности времён СССР, мнимой или реальной, пришла национальная нетерпимость, ненависть к непохожим, к говорящим на другом языке, имеющим другой разрез глаз, другой цвет волос, другой оттенок кожи.

Мы часто не запоминаем имён этих жертв нацистского террора, мы их и не узнаём: пресса скупо сообщает нам о том, что убит гражданин Узбекистана, гражданин Киргизии, азербайджанец, армянин, приезжий из Вьетнама, беженец из Афганистана... Мы не видим их лиц, лиц их скорбящих родственников, — они словно бы безымянными уходят в небытие, поселившись в нашем сознании лишь на те секунды, что мы читаем страшную новость на мониторах компьютеров или на страницах газет.

Но нет, никто из погибших от рук нацистских убийц не безымянен. Никто не появился на свет в колбе, лишённым боли, разума, любви, привязанностей, надежд — всех рожали мамы, у каждого, у каждой — были родственники, друзья, люди, о которых они заботились, люди, которые заботились о них...

Но под ударом нацистов давно уже не только «группа риска»: лица неславянской внешности, активные антифашисты или представители субкультур. За последние годы жертвами нацистского терроризма всё чаще становятся и «случайные люди».

В мае 2010 года толпа ультраправых напала на группу русской молодёжи, праздновавшей день рождения друга, приняв их за антифашистов. В результате от 15 ножевых ранений скончался 28-летний Дмитрий Кашицин. В январе 2009 года в Москве в районе метро «Кузьминки» была предпринята попытка взорвать ресторан «Макдональдс». Организаторами неудавшегося взрыва оказались участники неонацистской группировки NS/WP. Также эта банда причастна к подрыву железнодорожных путей в районе станций Царицыно и Булатниково в октябре и ноябре 2008 года и взрыву церкви Николая Чудотворца в районе Бирюлево-Западное 30 ноября 2008 года. Арестованные совершили почти два десятка нападений на прохожих, которых они принимали за иностранцев. Помогал нацистским террористам 29-летний Пётр Башелутсков, который работал в Москве начальником отдела в министерстве туризма, спорта и молодёжной политики правительства РФ.

Показательным примером психологии ультраправых является текст «Воспитай в себе палача!», призывающий не останавливаться даже перед убийством родственников, если это в интересах «нации».

Раскрыта была и разветвлённая террористическая сеть, работавшая в 2007-2009 годах на базе ячеек НСО («Национал-социалистического общества»). Неонацисты из НСО совершили более двух десятков убийств. Лидеры организации имели связи с депутатами Госдумы, в частности с Николаем Курьяновичем, с рядом коммерческих структур и неонацистами из Европы и США. Подобные международные связи вовсе не уникальны в неонацистской среде.

И перечисленные выше нацистские террористы — это лишь малая часть, лишь те, кто уже обезврежен.

В качестве целей для атак судимый сейчас за убийство питерского этнографа Николая Гиренко и за другие преступления нацист Воеводин обозначает православных священнослужителей и прихожан, сотрудников МВД, ФСБ, железнодорожные составы, антифашистов, праздничные мероприятия ветеранов Великой Отечественной войны, еврейские детские сады. Мигрантов и бездомных предлагается убивать в качестве «тренировки» для «серьёзных дел». Как цель террора ставится страх и дестабилизация в стране в целом, это должно облегчить приход крайне правых к власти. Нацистам предлагается перенимать методы у боевиков Северного Кавказа.

Продолжает функционировать инфраструктура неонацистов, есть источники финансирования, связи с чиновниками, существуют сотрудники силовых ведомств, лояльные неонацистам и продолжается активная пропаганда среди молодёжи. Факты говорят сами за себя. Все террористы воспитывались, готовились и даже получали юридическую и материальную помощь после ареста со стороны недавно переименованного «Славянского Союза», «Русского Образа», десятков других формальных и сотен неформальных структур. Все убийцы и террористы воспитывались на музыке таких неонацистских групп, как «Коловрат», которые открыто продолжают выступать в Москве. Абсолютное большинство организаций «легальных националистов» на деле являются пособниками откровенного неонацизма и терроризма.

Нацисты всегда в нашей стране стояли препятствием на пути социального прогресса, а власти неоднократно использовали их для своих реакционных начинаний: для охраны митингов «России Молодой» и «Молодой Гвардии», для защиты строительной техники и разгона экологов в Химкинском лесу, для нападений на активистов оппозиционных организаций. Им дали возможность «выпустить пар» на Манежной площади лишь для того, чтобы, в конечном итоге, противопоставить людей, находящихся у власти, этой неконтролируемой толпе, которая избивала всех подряд, исповедуя первобытный принцип коллективной ответственности. Им позволили это сделать для того, чтобы приравнять всех, кто высказывает претензии к существующей власти, к беснующейся толпе, которая желает беспорядков. Для того, чтобы задушить гражданский протест путем ужесточения законодательства, как это произошло вследствие беспорядков после футбольного матча Россия — Япония в 2002 году.

При этом за последние три года число оказавшихся за решёткой членов нацистских организаций приближается к 1000. Многие из них уже никогда не выйдут на свободу. Тем не менее, мы видим, что использование только полицейских методов не может решить проблему нацистского террора. Пока наше общество заражено ксенофобией и миллионы людей сводят целый комплекс социальных и экономических проблем к лозунгу «Россия для русских», найдутся сотни тех, кто этот принцип будут отстаивать с оружием в руках.

Ответом на нацистский террор и рост ксенофобии может быть только солидарность всех здравых общественных сил и социальных движений. Мы должны последовательно предлагать решения ключевых общественных проблем провоцирующих рост национальной нетерпимости и добиваться их воплощения в жизнь.

Достойный пример для подражания указывал нам Стас, реализовывавший на деле принцип верховенства права на всей территории страны. Именно поэтому он не боялся выступать в Чечне против Кадырова, представляя интересы родственников похищенных людей. Не побоялся сделать всё, чтобы на свободу не вышел раньше срока убийца и насильник Буданов. Помимо этого, и Стас, и Настя неоднократно участвовали в различных акциях протеста, направленных на решение важнейших для страны социальных проблем. А ведь именно отсутствие верховенства права, деградация образования и социальной сферы привели к резонансному бунту футбольных фанатов в декабре, который потом использовали нацисты в своих целях.

Но убийства и нацистская пропаганда в нормальном обществе недопустимы. Мы уверены, что они недопустимы и для большинства населения России. Но в условиях, когда масса людей безмолвствует, нацистским группировкам не трудно действовать вопреки установкам большинства. Выходит, что молчание — это тихое согласие.

Но мы категорически не соглашаемся с нацистской идеологией и её воплощением на практике. Нацистов необходимо загнать в изоляцию. Только массовое «Нет» нацистскому террору может его остановить.

Комитет 19 января

На этом ежегодная мемориальная акция Комитета 19 января была закончена в 2011 году. Наступают будни, ещё 365 дней, потому что антифашизм не терпит выходных, общественное движение стоит чего-то только тогда, когда становится ежедневной практикой. И это не столько вопрос веры и убеждений, сколько вопрос действия, на них основанного.

Источник: опубликовано на сайте «Комитета 19 января»

См. дополнительно в СМИ и блогах:

Фотоотчеты:

Видео:

Фотографии, присланные на почту редакции Антифа FM

Примечания

  1.  Прозвучали также песни: Stage Bottles — Russia, Stage Bottles — Solidarity, MDB — До Конца!, ChambaWamba — Enough Is Enough, Sportfreunde Stiller — Antinazibund, Кино & Рикошет — Хочу перемен